Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Упоминание Бога в Конституции — решение мудрое и правильное | Продолжение проекта «Русская Весна»

Упоминание Бога в Конституции — решение мудрое и правильное

Государственная дума России вчера, 10 марта, одобрила во втором чтении поправки в отечественную Конституцию, одна из которых утверждает Бога в нашем Основном законе. Как говорится в этой поправке, «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство». Конечно, переданную веру можно и потерять, что чуть было не случилось в XX столетии с Россией. Но все-таки этого не случилось.

Сегодня, 11 марта, депутаты будут голосовать за поправки в третьем чтении, после чего их предстоит еще рассмотреть Совету Федерации и президенту, а также утвердить на всероссийском голосовании. Думаем, что упоминанию Бога в Конституции в данном случае ничего не грозит. Хотя ранее высказывались различные опасения, как в России, так и за ее пределами. Все-таки далеко не во всех странах Бога поминают в Основном законе. Отсылку к христианским корням Европы, например, не смог принять Европейский союз, что до сих пор является болезненным для Католической церкви и других Церквей, они постоянно напоминают об этом.

Понятно, что Бог раздражает «прогрессивную общественность» разного толка самим фактом Своего существования. Но немногие из противников решаются напрямую говорить об этом, идут они окольными путями. В отношении России применяется ложное тождество: внесение поправки с упоминанием Бога приравнивается к утверждению примата Русской православной церкви. Это лукавство. Напомним, о чем говорил 28 февраля патриарх Московский и всея Руси Кирилл на заседании Межрелигиозного совета России и Христианского межконфессионального консультативного комитета.

«Упоминание ценности веры в Бога в Конституции стало бы закреплением исторической и духовной преемственности народов нашей страны, не мыслящих себя вне религии, — отмечал патриарх. — Поэтому мне кажется очень важным, чтобы упоминание ценности веры в Бога действительно вошло в Конституцию… Во многих конституциях государств во всех частях света, как с христианским, так и с мусульманским большинством, содержится упоминание Бога в Конституции и в клятвах глав государства. Это ни в какой мере не подрывает принцип светскости там, где он является основополагающим, как и в нашей стране.

Наши мусульманские братья используют в молитвах слово „Аллах“, как и наши православные братья, молящиеся на арабском языке, также называют Бога на своем родном языке Аллахом. Поэтому упоминание Бога нисколько не умаляет одни традиционные религии по отношению к другим. Наконец, упоминание Бога — это свидетельство того, что никакая Конституция не в состоянии быть достаточным гарантом благополучия личности и общества, если игнорирует трансцендентное измерение в жизни людей. Отказ от этого трансцендентного измерения вносит сумбур в человеческое сознание и релятивизм в реализацию нравственного чувства человека».

Кстати, далеко не везде за пределами России во внесении поправки с упоминанием Бога усматривали предоставление новых преференций Московскому патриархату. «Но что это на самом деле означает? В формальном или юридическом плане, возможно, ничего, — сообщала американская государственная радиостанция „Радио Свобода“ (СМИ — иностранный агент в РФ). — Нынешняя Конституция гласит, что „Россия является светским государством“ и что все религиозные объединения „должны быть равны перед законом“, нет никаких признаков того, что это будет отброшено.

Если это не изменится, трудно представить, какой формальный эффект новая формулировка могла бы иметь — даже в отношении доминирующей Русской православной церкви или других конфессий». Что касается отечественных критиков, то, на наш взгляд, их пугало не столько возможное «возвышение» Русской церкви, сколько страхи перед перспективой появления государственной идеологии в России, а по этому вопросу российское общество до сих пор не пришло к консенсусу, отягощенное памятью времен Советского Союза, когда в его Конституции была прописана руководящая роль Коммунистической партии.

Но предложенная сегодня формулировка все же говорит о другом. Как гласит статья 3 Основного закона, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Упоминание Бога вводит «двоевластие», когда появляется еще один источник власти, причем стоящий несоизмеримо выше любых человеческих авторитетов. Это «трансцендентное измерение» полагает высокие ориентиры. Ведь каким бы нравственным ни было то или иное общество, его моральные установки могут колебаться и меняться на протяжении времени. Бог — нет. Присущими Ему важными свойствами для нас являются справедливость и милосердие.

Этого мы ждем и от власти. Хотя справедливыми должны быть не только правители, но и те, кем они правят, милосердия всегда больше ждут от сильных мира сего. Конституция России декларирует принцип социального государства. Однако реализации его еще далеко до идеального, а общество ждет этого. Теперь власти будут ответственны за исполнение принципов справедливости и милосердия не только перед людьми, но и перед Богом. Хотя бы ради этого стоит внести Его в российский Основной закон.

807