Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Что и почему сейчас происходит на нефтяном рынке | Продолжение проекта «Русская Весна»

Что и почему сейчас происходит на нефтяном рынке

04.04.2020 - 15:143 804

Если отвечать коротко, мы наблюдаем коллапс нефтяного рынка. Многие считают, что виной тому является распад ОПЕК+, вызвавший войну между ведущими производителями. По одной широко распространенной версии буквально насмерть рубятся Россия и Саудовская Аравия, а отдача больно достается США, пытающимся стоять над схваткой.

По другой — реализуется некий хитрый план по обрушению американской сланцевой добычи. По третьей, американское глубинное государство, руками саудитов, пытается сокрушить экономику России. По четвертой, коварно гениальным ходом Королевство собиралось подвинуть и Москву, и Вашингтон, с целью восстановления контроля над рынком, но что-то пошло не так.

А в самый неудачный момент возник COVID-19, решительно спутавший всем карты. И тоже, то ли сам случайно, то ли не без козней подпольного мирового правительства ради избавления от лишних ртов населения планеты и для перезапуска глобального цикла подзастрявшей капиталистической экономики.

Версий, как всегда, много, и все они неверны, потому что отрицают давно очевидное. Рынок рухнул исключительно по причине утраты цельности. Он только казался единым механизмом, вроде огромных швейцарских часов, только из нефти. В действительности он уже с начала 2010-х превращался в огромный базар, реальное положение в котором толком для себя не представлял никто.

Тогда зачем президент России Владимир Путин на днях сказал про необходимость снижения добычи всеми на 10 барр/сутки? Затем, что любые процессы сначала должны дозреть, а дозреваемым нужно хотя бы вчерне понимать — к чему готовиться.

Объективно, по естественным причинам в ближайшие три месяца объем экспорта нефти у России, если изменится, то не сильно. Кризис даже способствует расширению поставок в Китай, где российская нефть, вместе с логистикой, оказывается выгоднее ближневосточной или американской.

Сейчас мы в основном теряем только из-за низкой цены, да и то, не вообще, а лишь за пределами объемов долгосрочных контрактов. Это неприятно, особенно в свете роста масштаба эпидемии в стране, но в системном смысле на короткой дистанции терпимо. А с возвратом цен выше отметки в 38–40 долларов положение так и вообще окажется почти комфортным.

Тогда как у остальных этот период имеет все шансы оказаться заметно ужаснее наших 90-ых.

Выбор читателя
Топ недели