Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Близится финальный акт Сербско-Косовской исторической драмы

10.07.2020 - 22:39   3 792

5 июля 2020 г. бывший советник президента США Дональда Трампа по нацбезопасности Джон Болтон, оказавшийся под шквальным огнем критики со стороны своего бывшего шефа, в ходе представления своей новой книги «Комната, где все произошло» («The Room Where it Happened») вскрыл главный нарыв «косовской раны», указав, что еще в начале 2018 г. именно лидеры Косово и Сербии (а не «внешние игроки»), несмотря на внутреннее сопротивление «в своих странах», в качестве решения косовского вопроса предлагали возможность размена территориями. Однако Германией, Западной Европой и отдельными частями Балкан эта идея была встречена с выраженной брезгливостью. В противовес Болтону нынешний спецпредставитель США по переговорам между Белградом и Приштиной Ричард Гренелл не преминул сообщить, что идея обмена территориями проистекает непосредственно от самого Болтона. Отметим, что именно Болтон в свое время проводил встречи с Ивицей Дачичем, Хашимом Тачи и Эди Рамой.

«Обмен» территориями или «коррекция границ» — детективная история, от которой за версту тянет аферой: переговоры об этом ведутся, но кто в них участвуют и о чем конкретно идёт речь — тщательно скрывается, на официальном уровне сам факт обсуждения этой темы отрицается.

Нынешнее заявление Болтона революционно лишь на первый взгляд — по сути, оно не содержит ничего принципиально нового. Оно отсылает нас к событиям 2018 г., начало которым положил визит в конце июля 2018 г. первого заместителя премьер-министра и министра иностранных дел Ивицы Дачича в Вашингтон, в ходе которого прошли его встречи с советником по нацбезопасности Джоном Болтоном и помощником госсекретаря США Уэссом Митчеллом. По результатам этих встреч Дачич заявил, что «сегодня компромиссное решение поддерживается открыто», однако не уточнил, о каком именно компромиссе идёт речь. Далее после ряда встреч «президента Косово» Хашима Тачи с президентом Сербии Александром Вучичем Тачи публично выступил с идеей «коррекции границ». Заявления Тачи и Вучича шли параллельно. 7 августа 2018 г. Вучич впервые публично сообщил о поддержке разграничения как долгосрочного решения по Косово: «Я поддерживаю и не скрываю этого, конечно, поддерживаю, и это политика, которую я представляю, получит она поддержку народа или нет, но я поддерживаю разграничение с албанцами», — отказавшись при этом выносить на суд общественности детали того, что, собственно, представляет собой данный проект.

8 августа Хашим Тачи внес ясность в предмет конечной цели диалога Белград — Приштина под эгидой ЕС. По его словам, ключевой задачей брюссельского процесса является достижение международного соглашения о нормализации, взаимное признание и примирение на основе проекта «коррекции границ с Сербией». «Коррекция границ» подразумевает присоединение Прешева, Буяноваца и Медведжи (общин на юге центральной Сербии, в двух из которых албанцы составляют большинство) к «Республике Косово». При этом «коррекция границ», как подчеркивал Тачи, исключает раздел Косово, обмен территориями и автономию для сербов. Следовательно, Дачич и Вучич упорно избегали уточнения деталей «разграничения» и не опровергали Тачи, в интонациях которого явно звучали триумфальные нотки.

В преддверии Европейского форума в Альпбахе (конец августа 2018 г.) Болтон указал, что США не будут включаться в дискуссию об обмене территориями между Сербией и Косово, однако «существуют признаки, что два правительства втихую хотят вести переговоры об этом», и «если две стороны договорятся и придут к соглашению, мы не исключаем территориальной коррекции». Отметим, что и первый глава администрации ООН в Косово Бернар Кушнер, личный друг Хашима Тачи, рьяно отстаивающий независимость иракского Курдистана, идею «разграничения» Косово также поддержал, заявив: «Мы не можем бороться против того, о чем договорятся Вучич и Тачи по поводу такого раздела». Для Кушнера особенно важным было и то, что эта идея противоположна «путинскому тезису замороженного конфликта». Напомним при этом, насколько непримиримо, с какой нарочитой демонстративностью, Вучич шельмует «любителей замороженных конфликтов». В многоугольнике с поддержкой «разграничения» одним из ключевых факторов выступает и Александр Сорос — сын Джорджа Сороса, с которым Александр Вучич и Хашим Тачи находятся в оперативном контакте.

Тогда, как и сейчас, главным камнем преткновения является сугубо утилитарный вопрос: что именно получит правящий режим Сербии (но не сама Сербия!) взамен передачи сепаратистам части сербской территории. Еще точнее — что этот режим сможет представить («продать») общественности как свое «искусство невозможного», которое обеспечит победу на следующих выборах и продлит его политическую и физическую жизнь.

«Все звезды сошлись» в идеальной комбинации после выборов, состоявшихся 21 июня 2020 г., в результате которых в сербском парламенте остались всего три партии: Сербская прогрессивная партия Вучича, Социалистическая партия Дачича и квазиоппозиционная партия «Сербский патриотический союз» («Спас») знаменитого в прошлом сербского ватерполиста Александра Шапича.

Ивица Дачич еще с 2008 г., когда Социалистическая партия под его руководством стала частью правящей коалиции сначала с Демократической партией Бориса Тадича, а потом с Сербской прогрессивной партией Александра Вучича, выступал за разграничение, весьма предусмотрительно подчеркивая, что это его личный взгляд на проблему, а не позиция правительства или партии.

Что касается нынешней партии известного по многочисленным коррупционым скандалам Александра Шапича, то она является ответвлением Сербской прогрессивной партии, задача которой — в имитации патриотической активности. Сербская прогрессивная партия, как следует из депеш Викиликс, поддерживает идею раздела Косово с самого момента своего создания Микки Ракичем, главой кабинета Бориса Тадича, одновременно главным «американским человеком» в Сербии.

Теперь триединый парламент, в котором нет даже видимости государственно-патриотической оппозиции и царит абсолютное взаимопонимание, полностью готов к подтверждению любого решения по косовскому вопросу. Случайности и непредвиденные обстоятельства исключены как явление. Перегруппировка в сербском парламенте не оставляет Вучичу пространства для жалоб на наличие якобы внутренних преград для достижения «компромисса» по косовскому вопросу, и все меньше времени отделяет сербского президента от финального акта сербской исторической драмы.

Из Берлина тогда, как и сейчас, последовал совершенно недвусмысленный сигнал от Ангелы Меркель, согласно которому любое изменение границ неприемлемо. И в общем стане ЕС идея не нашла поддержки. В Косово против разграничения края выступил оппозиционный на тот момент политик Альбин Курти и «тяжелая артиллерия» — главный оппонент Тачи Рамуш Харадинай, отправившийся в США в сентябре 2018 г., ровно через неделю после того, как там побывал Тачи. По результатам переговоров в Пентагоне Харадинай в противовес тезису Тачи («США согласны на мягкую коррекцию границ») якобы убедил Вашингтон в том, что границы Косово проведены еще 17 февраля 2008 г., а министр обороны США Джеймс Мэттис поддержал углубление военного и политического партнерства Косово и США, что на практике означало разрешение на создание «армии Косово». Тогда Харадинай явно переиграл Тачи. В конце 2018 г. стало ясно, что ни у Вучича, ни у Тачи нет ничего, кроме дешевых пропагандистских маневров для сугубо внутреннего употребления. С 8 ноября 2018 г. диалог Белград — Приштина был остановлен.

14 декабря 2018 г. произошло неожиданное: американский президент Дональд Трамп в официальном письме в адрес Вучича и Тачи призвал две стороны к достижению соглашения, поскольку это «единственная возможность», которая «в ближайшее время не повторится». Но и письмо Трампа тогда ничего нового не ознаменовало, кроме доказательств стремления Вашингтона прийти до следующих выборов в США к «великому соглашению». Далее спецпредставитель Трампа Гренелл, учитывая, что главный клиент Вашингтона — это Косово, а не Сербия, начал применять силовые методы: в марте 2020 г. был аннулирован очередной транш финансовой помощи Приштине объёмом $50 млн; Гренелл также начал открытую борьбу с новым косовским премьером Альбином Курти, заявившим, что именно он, а не Хашим Тачи будет определять повестку переговоров с Сербией. Правительство Курти не продержалось более семи недель. Гренелл, оставивший пост посла США в Германии (где его воспринимали, мягко говоря, без особого тепла), полностью сосредоточился на решении косовского вопроса, чтобы обеспечить Трампу внятную дипломатическую победу к выборам на фоне полного провала и сумятицы в попытках решения США афганского, иракского, сирийского, иранского и палестино-израильского конфликтов. Именно Гренелл начал смещать центр тяжести решения по косовскому вопросу в сторону Вашингтона, отодвигая Брюссель, проводя встречи и конференции даже без протокольных консультаций с ЕС.

На данном этапе главным является то, что диалог Белград — Приштина, формально прерванный в 2018 г., будет продолжен 12 июля 2020 г. в Брюсселе, а не в Вашингтоне. Предполагается, что «косовский премьер» Авдуллах Хоти и сербский президент Александр Вучич 12 июля проведут переговоры в Брюсселе именно по поводу достижения всеохватывающего и обязательного для исполнения соглашения о нормализации отношений Сербии и Косово. Появились сведения о скором прибытии германских представителей в Белград и Приштину, при этом отношение Берлина к Александру Вучичу с его закулисными играми в разграничение явно ухудшилось. Кроме того, на текущей неделе намечается встреча Александра Вучича с Эммануэлем Макроном. Судя по столь серьезным приготовлениям к терминальной стадии косовского урегулирования, хэппи-энда не предвидится.

Государственные органы Сербии и по сей день не ознакомлены ни с какими проектами «разграничения». Более того, они противоречат Конституции Сербии и Резолюции СБ ООН 1244 (в которой шесть раз упоминается территориальная целостность СРЮ, преемницей которой является Сербия). «Разграничение» тандема Вучич-Тачи — не более чем частные (но весьма опасные) разговоры. По сути, это разведка боем на предмет определения границ допустимого. Особую опасность ситуации придает то, что США в принципе не озадачиваются международно-правовыми нормами при достижении собственных внешнеполитических целей. Вучич и Тачи, не затрудняя себя фундаментальной этикой ответственности, нарушают, прежде всего, главу VII Устава ООН, трактующую военную агрессию как самое тяжкое преступление — преступление против мира. Соответственно, насилие не может быть узаконено, между жертвой и преступником не может быть заключено соглашение, легализующее преступление как правовое положение.

Выбор читателя

Топ недели