Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Трамп может говорить лишь то, что приемлет американский политикум

Фаворит предвыборной президентской гонки в США от республиканцев Дональд Трамп намерен восстановить доверие в российско-американских отношениях, существенно осложнившихся при нынешнем хозяине Белого дома Бараке Обаме. Об этом миллиардер-кандидат заявил в Вашингтоне, где выступил с речью об основных приоритетах внешней политики, которую намерен проводить в случае своего избрания.

По мнению Трампа, период враждебности между нашими странами должен закончиться. И ключом к налаживанию диалога может послужить совместная борьба с международным терроризмом. При этом он совершенно недвусмысленно дает понять, что снижать напряженность и улучшать отношения с Россией — что, по его мнению, «абсолютно возможно» — будет «только с позиции силы».

Как все это осуществится на практике, Трамп не пояснил. Но постановка вопроса явно диссонирует с тем, что магнат говорил раньше о перспективах отношений Вашингтона и Москвы. Во всяком случае, он никогда не пел в общем антироссийском хоре кандидатов в президенты США.

Что вдруг произошло? И не является ли «силовая позиция» Трампа результатом давления на него коллег-республиканцев?

— Вряд ли здесь можно говорить о каком-то давлении, поскольку Трамп не является членом Республиканской партии, — комментирует ситуацию директор Фонда изучения США им. Франклина Рузвельта при МГУ Юрий Рогулёв. — Скорей, это влияние американской прессы, которая, конечно, все обсуждает в больших подробностях, не выказывая, однако, к Трампу большого пиетета и уважения. С этим, возможно, связаны его последние заявления.

На самом деле, Трамп в них решил совместить несовместимое. Что, в общем, довольно характерно для американской позиции. Потому что то, о чем он говорит сейчас, за много лет до него провозглашал известный всем нам 40-й президент США Рональд Рейган.

У того была такая формула: «Мир с позиции силы». Или «Достижение мира через силу». Это был его основной стратегический посыл.

То есть, он говорил о том, что Соединенные Штаты не стремятся к войне, а стремятся к миру. Но при этом должны быть на голову сильнее всех. И вести переговоры — имея в виду Советский Союз — именно с позиции силы.

Так что в этом смысле Трамп не оригинален.

А казалось, что это единственный кандидат из всех хоть с какой-то долей собственного мнения…

— Так и есть. Но здесь он просто стремится выглядеть в своих высказываниях в большей степени по-государственному. Так сказать, в традициях республиканских государственных деятелей. Поскольку ему сейчас важно, чтобы все-таки партийный съезд его поддержал. Просто наплевать на республиканцев Трамп не может. Ему нужно стать от них единственным кандидатом.

Известно, что Трамп успел снискать себе симпатии и у наших граждан, которые, по всей видимости, оценили то, что он не болен агрессивностью в адрес России. Мы, как выясняется, единственная страна G20, желающая видеть Трампа президентом США. Не ошибаемся?

— Конечно, ошибаемся. Сейчас Трамп ведет себя как кандидат. Как частное лицо. И он, в принципе, волен говорить что угодно. Потому что только сам за себя отвечает — то есть, никаким своим постом, никакой своей политикой…

Он лишь прибегает к риторике. Не более. И первое, на что хотелось бы обратить внимание — эта риторика может измениться. На то она и риторика: сегодня он говорит так, а завтра может говорить по-другому.

Второе. Трамп, собственно говоря, никогда политикой не занимался. Тем более, государственной политикой. А ведь это далеко не каждому по плечу.

И когда он говорит о собственных успехах в бизнесе, о своей бизнес-империи, это совершенно ничего не значит. Быть менеджером в девелоперской сфере, строить гостиницы и гольф-клубы — это все-таки не то же самое, что руководить государством. Здесь Трамп не имеет абсолютно никакого опыта. И в этом смысле он человек не предсказуемый.

Поэтому расчеты наших граждан немножко наивны. Трамп полагает, что он, как бизнесмен, просто будет в состоянии заключить хорошую сделку с Россией. Но это совсем не подразумевает диалога.

Потом — у него нет никакой программы. Мы не знаем, с кем он сможет сформировать правительство. А ведь президент США после выборов становится главой правительства. И по сложившейся в Америке практике назначает около трех тысяч человек на самые разные посты. И на что может рассчитывать человек, который ни дня не провел в Вашингтоне и не знает ситуации?

Обама в этом смысле оказался в таком же положении. Но он хотя бы провел два года в Вашингтоне до этого. И все равно вынужден был полагаться, так скажем, на старые кадры.

Я думаю, что если вдруг Трампа изберут, он тоже вынужден будет призвать под свои знамена все старые кадры. Но кто к нему пойдет, это большой вопрос…

То есть, от Трампа, в любом случае, мало что будет зависеть, коль скоро «короля делает свита»?

— Разумеется. Поэтому все его обещания мне представляются достаточно наивными. Но мы видим и в последних заявлениях Барака Обамы то же самое. Ведь он говорит, что выступает за хорошие отношения с Россией. Что хотел улучшения отношений с Россией. И многое сделал для этого.

Но такова уж природа российско-американских отношений — то, что в американском понимании хорошо — далеко не всегда хорошо с точки зрения России. И американцы, конечно, ведут себя, мягко говоря, немного высокомерно в отношении нашей страны. Навязывают свое мнение: вот то-то, то-то и то-то хорошо. А когда Россия начинает сопротивляться, удивляются: «Мы же хотели вам, вроде как, лучше сделать. Мы выступаем за сильную Россию».

…Но это все риторика. Так же они говорят, что выступают за сильную единую Европу. На самом деле, не верят в это единство, и не выступают за Европу. И, конечно, им не нужны конкуренты ни в лице нашей страны, ни в лице Евросоюза. Они хотят сохранить свое доминирование.

И Обама недавно сам проговорился, заявив, что в договорах, которые хочет подписать по Тихоокеанскому и Трансатлантическому торговому партнёрству, Америка должна устанавливать правила. Вот ведь как. То есть, если ты хочешь дружить с Америкой — должен играть по ее правилам.

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер не считает, что тут играет роль какое-то внешнее давление на кандидата:

— Трамп, как претендент на пост президента США, может говорить только то, что в той или иной степени приветствуется американским политикумом. Если будет говорить противоположные этому вещи, то, безусловно, настроит этот политикум против себя. И его избрание президентом тогда вряд ли возможно. Оно и так не очень вероятно, а будет вообще невероятно.

Все американские кандидаты в президенты в той или иной степени могут идти только в мейнстриме. Это в равной степени относится и к Трампу.

Он должен повторять то, что американцам нравится слышать. А им нравится слышать, что Америка — самая сильная страна в мире. И со всеми будет общаться только с позиции силы.

Для американцев это естественный посыл. Естественная постановка вопроса.

И естественно, что Трамп это повторяет. Как радикальный американский националист, как очень правый политик. Он обязан это повторить.

В практическом плане, когда он говорит, что мы можем договориться, это означает, что у него есть стремление договориться. Но, безусловно, и то, что он не будет никогда разговаривать с Россией с равнозначных позиций. Для любого американского политика — это дискредитация без срока давности.

Выбор читателя

Топ недели