Российской космонавтике необходима идеология | Продолжение проекта «Русская Весна»

Российской космонавтике необходима идеология

Триумф советской космонавтики предопределили четыре составляющих, от которых космонавтика российская сейчас весьма далека. И если не предпринять решительных мер, то, что мы называем «Прогрессом», продолжит падать.

Из-за того, что автоматический грузовой корабль «Прогресс МС-04» не долетел до МКС, экипаж станции остался без пополнения запасов воды, продовольствия, медикаментов, без нового скафандра, экспериментальных материалов — и много еще без чего, что делает работу на борту продуктивной, а жизнь вполне комфортной.

Неприятно, конечно, но нести вахту по-прежнему можно. Необходимых ресурсов достаточно, да и партнеры в беде не оставят, ибо бесперебойность и эффективность эксплуатации орбитального комплекса зависит от слаженной работы всех его обитателей, включая российских членов экипажа МКС.

Станцию периодически посещают американские «грузовики» типа «Дракон» и «Сигнус», а также японские HTV, которые в экстренном случае всегда подбросят нашим космонавтам необходимые грузы. Так что проблема не в дефиците на борту, а в том, что падение «Прогресса» (кстати, третье за последние пять лет) отражает степень обесценивания космонавтики в российском государстве и обществе.

Данная авария, как и предыдущие, случилась из-за отказа ракеты-носителя типа «Союз». Официальный представитель Роскосмоса предложил оптимистичный взгляд на ситуацию.

«Количество запусков „Союзов“ — около двух тысяч, сказал он в интервью газете „Коммерсант“. — В данном случае, если говорить о „Союзе-У“ — почти 800 запусков, из них только какие-то ничтожные десятки случились с авариями». Вообще, по его словам, «Союз» — самый надежный носитель в мире».

Ракета, конечно, не автомобиль, но если следовать логике Роскосмоса, то несколько ничтожных сотен «Жигулей», развалившихся прямо на ходу, не влияют на репутацию этой машины как надежной, ибо с конвейера сошли сотни тысяч автомобилей данной марки и до сих пор продолжают ездить по дорогам.

При этом если в области автомобилестроения мы отстали от Запада, по меткому выражению одного японца, «навсегда», то в области создания ракет и космических кораблей претендуем (и с определенными основаниями) на ведущие мировые позиции.

Это, в свою очередь, подчеркивает статус России как не просто ресурсодобывающей, но и научно-технической державы. Падение «самой надежной в мире ракеты» на восприятии этого статуса тоже, разумеется, скажется, даже если забыть о том, что c утратой очередного «Прогресса» было потеряно четыре миллиарда бюджетных рублей

Представитель Рокосмоса напомнил, что «ракеты падают у всех».

Действительно, за последнее время неудача дважды постигла американскую ракету-носитель (РН) «Фалькон». Но «Фалькон» находится в эксплуатации всего шесть лет, является принципиально новой машиной частично многоразового использования, и на 26 успешных запусков у него всего две аварии, одна из которых случилась на земле — в процессе подготовки к старту. Таким образом, рейтинг его надежности составляет порядка 93%, что лишь немногим меньше, чем у «Союза».

Но давайте вспомним, как в богатых семьях, в которых родители никогда и ни в чем не отказывали своим детям, вырастают пустоцветы. Обеспечивать лишь материальное благосостояние ребенка — мало. Нужно еще ребенка воспитывать, чтоб это благосостояние послужило его личностному и профессиональному росту.

Так же и в космонавтике.

Государство должно ставить перед отраслью инновационные, амбициозные цели, повышающие в первую очередь международный и внутренний авторитет страны и ее руководства. Только в этом случае работать в космонавтике снова станет творчески интересно и престижно. Как в советские времена, она станет центром притяжения наиболее высококвалифицированных специалистов, за работой которых будет установлен строгий контроль как за деятельностью особой государственной важности.

В противном случае любые деньги, выделенные на космическую отрасль, пойдут либо на консервацию застоя, либо осядут в карманах вороватых чиновников Роскосмоса и сотрудников подведомственных ему предприятий.

А ракеты — даже те, что находятся в эксплуатации уже почти 60 лет — продолжат падать.

4 350