Румынское латинство | Продолжение проекта «Русская Весна»

Румынское латинство

В феврале в Молдавии пройдут парламентские выборы, результаты которых определяет будущий внешнеполитический курс республики. В соседней Румынии надеются, что прозападной оппозиции окончательно удастся взять бразды правления в свои руки и навязать Молдавии идею слияния с Румынией.

Вынашиваемая Бухарестом идея Великой Румынии — это проект по поглощению Молдавии, Приднестровья и части Украины (Черновицкой и Одесской обл.). Именно так выглядит концепция Великой Румынии в её идеальном варианте.

Текущая политическая конъюнктура, разумеется, вносит в эти грёзы коррективы. В Бухаресте пока не определились, как быть с Приднестровьем в случае ликвидации молдавской государственности. Определились в одном — российские миротворцы должны быть выдавлены с берегов Днестра.

По закону жанра, инициаторами вывода российских «голубых касок» из ПМР выступает та самая прозападная оппозиция, делая вид, будто это её инициатива, а не США, НАТО, ЕС и Бухареста.

Российская миротворческая миссия на Днестре — самая успешная в Европе, единственная, где замороженный конфликт ушёл в прошлое и не возобновлялся. Но это мешает Великой Румынии, и потому Румыния, как член НАТО и ЕС и союзник США, педалирует вопрос вывода российского контингента.

Для реализации проекта Великой Румынии разработана соответствующая идеология, которую румыны активно импортируют в Молдавию. В её основе идея латинского происхождения румын и молдаван, их родство с великими римлянами и латинской культурой.

Бухарест умело обыгрывает созвучие этнонимов «римлянин» и «румын». Территория современной Румынии, действительно, была римской колонией, но во время прихода римлян там проживало племя даков, которые вовсе не жили в мире с римскими завоевателями. На латыни Румыния звучит как Dacoromania (Дакоромания), указывая на даков как коренное население.

Никто не оспаривает глубокое влияние латинского языка на румынский, но это влияние не так масштабно, как преподносит Бухарест. Лингвистический анализ показывает, что из 1000–1500 самых распространённых слов в румынском языке 20% имеют славянское происхождение.

Это больше, чем в любом другом романском языке. Славянское влияние на румынскую культуру и язык было не менее значительным по своим последствиям, чем латинское, в то время как среди румынских поклонников латиноцентричной версии румынской истории нет недостатка в тех, кто полагает, что румынский язык ближе к латыни, чем остальные романские языки — французский, испанский, итальянский, португальский.

Эти утверждения появились в XIX в., когда румыны пребывали в поисках своей национальной идентичности и внешнеполитической ориентации. Тогда же румынский язык окончательно перешёл на латиницу, а румынские учёные принялись подгонять под идеологию латинства интеллектуальный дискурс.

Лингвист Ион Радулеску взялся за замену слов не латинского происхождения в румынском языке итальянскими или латинскими аналогами. Он полагал, что схожесть румынского и итальянского позволит легко вживить в румынскую речь итальянскую лексику.

Этого не произошло, потому что Радулеску переоценивал близость этих языков к современному румынскому. Хоть румынский поэт Михай Эминеску и писал «Да, я вышел из Рима», но даже в этой фразе одна из самых часто употребляемых разговорных единиц (слово «да») указывает на славянское влияние. И по-русски, и по-румынски «да» звучит одинаково, только пишется по-разному (da по-румынски).

Румынское латинство — это не безупречная и подкреплённая фактами история, а идеологический конструкт на потребу внешнеполитическим интересам нынешних румынских властей. В Румынии, вообще, мало письменных источников XIII — XVI вв. — периода, наиболее значимого в процессе становления румынской нации. Здесь открывается широкое поле для выдумок и инсинуаций, чем официальная пропаганда и пользуется.

Получить конкретную легитимность в глазах Запада румынские власти могут только при условии сохранения антироссийского курса во внешней политике. Русофобия Бухареста — это товар, который покупают США и ЕС, причём товар двойного назначения. С одной стороны, он антироссийский, с другой — антисербский. Ведь к сербам у Великой Румынии тоже были претензии.

В нынешнем идеологическом состоянии Румыния должна отделять русских от сербов, Россию от Сербии, и выступать в роли агента западного влияния на Балканах и у восточных границ России. Абсолютизация латинского присутствия в румынской культуре и истории, идеология великорумынизма с этой точки зрения очень выгодна.

Такой же позиции ещё во времена СССР придерживался румынский диктатор Николае Чаушеску. Формально будучи в союзником СССР, Чаушеску проталкивал идею единства молдаван и румын с намёком на неуместность границ между ними. Генсек Брежнев даже высказал ему свои претензии по этому поводу.

Чаушеску действовал вопреки интересам СССР и его союзников. Румыния не ввела свои войска в Чехословакию в 1968 г.и осудила ввод советских войск в Афганистан в 1979 г. Это при том, что в Чехословакии имел место ловко срежиссированный западными спецслужбами протест с далеко идущими геополитическими последствиями, а в Афганистане против нас воевал финансируемый Западом исламско-террористический интернационал.

Чаушеску заигрался в самостоятельность и был свергнут. Видимо, он стал неудобен Западу своей самостоятельностью. У Запада в планах было расширение НАТО на восток, с Румынией в его составе. Самостоятельный Чаушеску не вписывался в этот сценарий.

Сегодня Румыния — член НАТО и активный игрок антироссийского геополитического лагеря. Это угрожает не только суверенитету Молдавии, но и подрывает безопасность во всём восточноевропейском регионе. Запад такой расклад устраивает

3 960