Иран и Сирия готовят «очень важные решения» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Иран и Сирия готовят «очень важные решения»

События на Ближнем Востоке сменяют друг друга с калейдоскопической быстротой. Казалось бы, только-только состоялись визиты президента Сирии Башара аль-Асада и премьер-министра Армении Никола Пашиняна в Иран. Но уже буквально через считанные дни — важнейшие новые события, в которых существенную, а то и главную, роль играет именно Иран. Несколько дней в Тегеране проходило 7-е заседание Координационного совета международного транзитного коридора «Север-Юг» (INSTC), завершившееся 5 марта, и совет пришёл к выводу, включающему несколько важных решений, касающихся этого коридора.

Отметим — в этой группе принимают участие не только Россия и Индия, но и Армения и Азербайджан. И любой наблюдатель согласится, что от решений стран в данном формате слишком многое зависит в системе региональных координат в самом обозримом перспективном будущем. Как сообщает газета Tehran Times со ссылкой на новостной портал министерства транспорта Ирана, выравнивание таможенных тарифов для стран-членов, создание совместной компании странами-членами и определение менеджера коридора в каждой стране были одними из решений, которые были приняты.

По словам зам. министра транспорта Ирана Шахрама Адамнежада, создание совместной компании между всеми государствами-членами было одним из основных решений, достигнутых на встрече, и план для этой компании будет разработан, проанализирован и выполнен в течение следующих нескольких месяцев. «Что касается определения исполнительного менеджера для каждой страны, было решено, что каждый член представит своего номинального представителя в секретариат INSTC в министерстве транспорта Ирана в течение месяца», — сказал Адамнежад. Зам. министра также указал на таможенные тарифы, отметив, что «выравнивание и синхронизация таможенных тарифов между странами-членами было ещё одним решением, которое было подчёркнуто на встрече.

Я надеюсь, что это произойдёт в ближайшие три месяца». 7-е заседание Координационного совета INSTC было очень представительным — на церемонии открытия присутствовали министр транспорта Ирана Мохаммад Эслами, зам. министра транспорта, а также высокопоставленные официальные лица и делегации стран-членов. В ходе саммита 14 стран-членов изучили пути облегчения сотрудничества между государствами-членами и обсудили новые подходы к увеличению объёма торговли за счёт повышения экономической привлекательности коридора, а также его конкурентоспособности по сравнению с конкурирующими коридорами в регионе. Напомним, что INSTC — это многомодульная сеть морских, железнодорожных и автомобильных маршрутов протяжённостью 7200 км для перевозки грузов между Индией, Ираном, Афганистаном, Арменией, Азербайджаном, Россией, Центральной Азией и Европой.

Но тут же — новые сообщения, в которых на первых полосах именно Иран. Тут же после вышеописанного саммита объявлено о скором визите в Ирак иранского президента Хасана Роухани. 5 марта иракский президент Бархам Салех в интервью нескольким телеканалам Ирака особо подчеркнул важность ожидающегося визита г-на Роухани, выделяя «главную роль Ирана в недавней войне с ДАИШ (т. е. „Исламским государством“ (ИГ)». И уже 6 марта в преддверии предстоящего визита президента Ирана в Багдад десятки вождей племён бедуинов собрались в посольстве Ирана в Багдаде и высоко оценили позицию Ирана и верховного лидера по оказанию помощи Ираку в борьбе с террористами ИГ. IRNA сообщило, что вожди племён подчеркнули, что никогда не оставят иранскую нацию на произвол судьбы, так как две нации являются братьями. Один из вождей сказал, что иракская нация никогда не забудет поддержку Ирана Ираку в борьбе с ИГ. «Дух и тело иракской нации связаны с Исламской Республикой Иран, и мы никогда не допустим, чтобы какой-либо ущерб исходил от Ирака и достиг иранского народа, — сказал он. — Безопасность Ирана — это безопасность Ирака, а мечты США и их агентов навредить Ирану никогда не сбудутся».

Тем не менее хотим предложить вернуться к визиту именно Башара аль-Асада в Иран. И это предложение обусловлено тем, что тут ведь не просто какие-то совпадения, а явно видны взаимосвязи во всём спектре ближневосточной политики. Мы уже отмечали, что по «странному стечению обстоятельств» сирийский президент лишь на сутки-двое раньше премьер-министра Армении прибыл в Тегеран. И мы призывали не считать это случайностью, учитывая, что армянская гуманитарная миссия уже несколько недель работает в Алеппо. Правда, мы также признали, что нет никаких сведений о том, успели ли хоть мельком повидаться в Тегеране Башар аль-Асад (или какой-нибудь иной сирийский представитель) и Пашинян. Предположение основано на том, что есть основания считать, что и 27 февраля сирийские представители (пусть даже и без присутствия самого Асада) были Тегеране. Подтвердим наш прежний императив — нет никакой случайности в том, что официальный Тегеран принимал аль-Асада и Пашиняна примерно в одно и то же время. Во всяком случае, подчеркнём — именно 27 февраля агентство IRNA распространило информацию о том, что Башар-аль-Асад официально пригласил министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа (уже после отклонения высшим руководством заявления об отставке последнего) в ближайшее время прибыть в Сирию с визитом… Что — опять «случайность»? Тогда вся наша жизнь — цепочка случайностей…

Но не случайность также и то, что президент Сирии побывал в Иране после того, как у Израиля сорвался визит в Россию премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху 21 февраля (СМИ писали — из-за неких внутрипартийных споров…). Израильский премьер 27 февраля уже «вослед» визиту аль-Асада в Тегеран прибыл в Москву. И встретился с президентом России Владимиром Путиным, это в действительности был первый визит главы Израиля после скандала вокруг «подставы» израильской военной авиации российского самолёта Ил-20 радиоэлектронной разведки под залпы сирийских сил ПВО. Поэтому до того, как проанализировать сообщения иранских СМИ о переговорах аль-Асада в Тегеране, немного разберёмся с тем, что же привозил Путину израильский премьер-министр. Как и попытаемся понять, с чего это в Израиле были рады оглашённым результатам переговоров Нетаньяху в Москве.

К примеру, ряд израильских СМИ и произраильских масс-медиа в России писали, что «премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху прибыл к Владимиру Путину, чтобы предупредить о новой войне, которая угрожает Ближнему Востоку. Она, по мнению израильского премьера, станет неизбежной, если Иран продолжит наращивать своё военное присутствие в Сирии. Москва тратит много усилий для сдерживания конфликтующих сторон, но их, считает Нетаньяху, уже недостаточно: иранцы, „спевшись“ с Асадом, выходят из-под контроля, и ситуация приобретает критический характер. Биньямин Нетаньяху со второй попытки всё-таки прилетел в Москву на переговоры с Владимиром Путиным. Первая на прошлой неделе не удалась из-за проблем, связанных с подготовкой к выборам в израильский парламент кнессет. 21 февраля, когда премьера ждали в Москве, был последним днём формирования партийных списков. Правящая партия „Ликуд“ заранее завершить процедуру не успела, список кандидатов утрясали буквально до последней минуты, и в такой ситуации Нетаньяху, чьё политическое будущее напрямую зависит от результатов голосования, было явно не до Сирии с Ираном. Но ничего — Владимир Путин вошёл в положение. С Нетаньяху за 10 лет его премьерства они уже, как говорится, пуд соли съели,…».

Пуд соли, которую весьма легко «растворили в воде», напомним мы, одной неосторожной и наглой выходкой, которую русский высший генералитет не простил бы и прямым союзникам в той или иной войне. Тем не менее хотим продолжить исследование визита Нетаньяху в Москву. Понятно, что разговор быстро переключился на ситуацию в ближневосточном регионе. «Самая большая угроза стабильности и безопасности — это Иран, — гневно сверкая глазами, заявил Нетаньяху, — Мы сделаем всё, что от нас зависит, чтобы не допустить выполнения этой угрозы, не допустить того, о чём говорит Иран, который хочет уничтожить нас». Путин не уклонился от обсуждения щекотливой темы: вопросы безопасности на Ближнем Востоке будут основной темой переговоров, подтвердил он. Как заявил в Кремле Нетаньяху, Израиль продолжит действовать — т. е. наносить безнаказанно удары по Сирии — «сколько нужно», чтобы остановить наращивание иранского военного присутствия в Сирии. Которого в реалии нет, если помнить признания экс-министра обороны Израиля Авигдора Либермана в конце 2017 года. Российская газета «Московский комсомолец» далее пишет: «По данным ряда экспертов, в ходе нынешнего визита он [т. е. Нетаньяху — прим.] намерен предупредить Владимира Путина о подготовке ещё нескольких ударов по сирийской территории, целями которых станут военные объекты Ирана. Их размещение российскому лидеру показали на картах — вместе с премьером на переговоры в Кремль прибыли глава военной разведки и командующий военно-воздушными силами Израиля.

Вместо того, чтобы, согласно договорённостям, отойти на 80 км от сирийско-израильской границы, иранские подразделения (а также „Хезболлах“) при молчаливом согласии Башара Асада продолжают укрепляться в населённых пунктах, расположенных вблизи Голанских высот и окрестностях Дамаска. Там появляются военные базы, тренировочные лагеря и склады с боеприпасами. В Израиле подозревают, что конечная цель этих действий — сухопутное вторжение на его территорию с одновременным нанесением мощного ракетного удара. (Напомним, что Тегеран не скрывает своих намерений рано или поздно уничтожить еврейское государство). Опасения Тель-Авива недавно отчасти подтвердил экс-глава МИДа Ирана Джавад Зариф. На Мюнхенской конференции бывший министр без обиняков заявил, что риск ирано-израильской войны велик и будет ещё больше, если международное сообщество не вмешается в ситуацию.

Естественно, в нагнетании иранцы обвиняют евреев, а себя считают белыми и пушистыми. Новый конфликт на Ближнем Востоке, да ещё с участием таких мощных противников, как Иран и Израиль, прямо противоречит миротворческим планам Владимира Путина. Не говоря уже об интересах России в Сирии. Российский МИД делает всё возможное, чтобы удержать стороны от открытого противостояния, поддавливая иранцев и убеждая Нетаньяху не пороть горячку. Но кто знает, что на уме у наших так называемых союзников?» — завершает панегерик газета «МК».

Но мы пока укажем те опровержения, которые прозвучали именно из российских СМИ, прежде чем перейти к анализу того, что писали СМИ Ирана о визите аль-Асада в Тегеран. Портал «Военное обозрение» так обрисовал реальную ситуацию: «О намерении добиться от президента РФ содействия в „деиранизации“ Сирийской Арабской Республики израильский премьер заявлял накануне встречи. И судя по всему, он в некотором смысле в этом преуспел — в российской и израильской прессе распространено сообщение о создании Москвой и Иерусалимом совместной рабочей группы для вывода иностранных сил с территории арабской республики. 

Решение об этом было достигнуто на встрече Владимира Путина и Биньямина Нетаньяху. О каких войсках идёт речь? Тель-Авив, как известно, добивается вытеснения с территории САР отрядов ливанского сопротивления „Хезболлах“, иранских формирований и их прокси (например, афганских шиитов). Россия заинтересована в удалении из Сирии американских, французских и британских формирований, оказывающих поддержку мятежникам и дестабилизирующих обстановку в стране. Кроме того, есть еще и турецкие войска. Наконец, собственно российский воинский контингент». Тут мы добавим — а как насчёт вывода израильских военных из Сирии, которые орудуют в этой стране и незаконно, и тайно? Не раз и не два поступали из Сирии данные о пленении израильских спецназовцев, к примеру, на позициях боевиков-террористов ИГ в Восточном Алеппо, Восточной Гуте и так далее? О нахождении израильских военных практически везде, где есть и военные США, не раз и не два, не первый год шли сообщения — в том числе о том, что израильские военные совместно с американцами и англичанами «занимаются» с террористами — а чем именно?..- и на базе США в южно-сирийском Эт-Танфе, который также есть основания считать оккупированной сирийской территорией.

Однако ещё раз обратимся к публикации в «Военном обозрении»: «Кого именно из них собирается „выводить“ российско-израильская группа? Тель-Авив, понятное дело, ратует за вывод иранцев и их прокси. Но в чём здесь интерес нашей страны? Ведь на протяжении всей сирийской кампании именно они были бескомпромиссными борцами с террористами, нашими союзниками и товарищами по оружию. Известно, что подразделения ССО [Силы спецопераций России — прим.] успешно взаимодействовали с бойцами „Хезболлах“ — отважными и профессиональными воинами. И сегодня эта война, чтобы там ни говорили политики, далека от своего завершения. В том числе и потому, что на сирийской земле остаются западные оккупанты, помогающие мятежникам (предположить, что Израиль станет добиваться их вывода, крайне трудно). И в этой ситуации Кремлю предавать (если называть вещи своими именами) своих немногочисленных союзников едва ли целесообразно. Наши отношения с Ираном, как указывают эксперты, неоднозначны. Так, эта страна по объективным причинам является нашим конкурентом на мировом рынке энергоносителей. Кроме того, у Тегерана отчётливо прослеживаются геополитические интересы в Закавказье, являющемся зоной нашего влияния. Однако и тут всё непросто. Ведь взаимодействие Ирана и Армении, не имеющей общей границы с Россией, обеспечивает Еревану, нашему союзнику на Южном Кавказе, устойчивость и связь с внешним миром даже в том случае, если Грузия заблокирует коммуникации с этой республикой, как уже бывало».

Вопросы, поставленные электронным СМИ, призванным отражать точку зрения военных кругов России, крайне важные — но они ведь пока остаются без конкретного и чёткого ответа. И эти вопросы любому объективному наблюдателю дают понять, что российский генералитет категорически против того, чтобы ослаблять своих союзников «в поле» в угоду Израилю или ещё кому бы то ни было. Я напомню, что ещё в конце 2016 г., после окончательного освобождения и «зачистки» Восточного Алеппо от террористических банд, самым первым контрагентом Израиля и США в вопросе «вывода иранских войск» из Сирии выступил именно… президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Затем в январе—феврале 2017 г. Эрдоган ещё несколько раз пытался «уговорить» Иран и Россию. Затем нечто произошло уже сугубо между Анкарой и Тегераном, и турецкий президент прекратил вмешиваться в данный аспект сирийско-иранских отношений. Москва и тогда, и сейчас говорит об одном и том же — у Ирана есть все права помогать правительству Сирии, пока в Сирии продолжают находиться иностранные войска, которые официальный Дамаск не приглашал. А это — военные из США, Франции, Великобритании, Германии, Турции, Израиля, даже из Саудовской Аравии, ОАЭ и так далее.

Встаёт вопрос — с какой стати Нетаньяху, возвратившись в Тель-Авив из Москвы, транслировал в мир победные реляции о том, что, мол, «было достигнуто полное согласие между Путиным и Нетаньяху по вопросу иранского пребывания в Сирии». С какой стати Нетаньяху и круги, руководящие Израилем, решили, что им лично Россия «обязана идти на уступки», если Путин ни разу не подыграл своему не только коллеге, но и, как пару раз выражался российский президент, «другу», то есть Эрдогану. Всё остальное, что говорилось и говорится как в Москве, так и в Израиле относительно российско-израильской «совместной рабочей группы для вывода иностранных сил с территории Сирии» — это, по большому счёту, чепуха. И автор данных строк не будет ничуть удивлён, если очень скоро эта «совместная рабочая группа» де-факто не пополнится… как минимум Сирией и Ираном. Ведь иранские военные советники (а не «иранские войска» воспалённой фантазии правящих кругов Израиля и США) находятся в Сирии (впрочем, и в Ираке) исключительно в силу двусторонних, а не трёх — или более сторонних договорённостей по Ближнему Востоку. 

Израильведь не участвует в работе четырёхстороннего Военно-информационного антитеррористического центра в Багдаде, созданного в сентябре ещё 2015 г. (хотя есть вероятность того, что начало работ по организации этого центра следует датировать ещё 2014 годом) именно Ираком, Сирией, Ираном и Россией — к тому же Россия примкнула к совместным антитеррористическим действиям и операциям Ирака, Сирии и Ирана, а не являлась застрельщицей в борьбе с террористическими бандами в Сирии-Ираке, тем более России «не было» в этой борьбе на куда как более ранних этапах войны с организованным терроризмом — в Сирии же война с иностранными наёмниками в рядах всяких ИГ и «аль-каед» шла уже с 2011−12 гг., данная война просто обострилась после захвата бандами ИГ иракского Мосула летом 2014 г. и их одновременного продвижения в направлении и Багдада, и Дамаска. Таким образом, израильские «обиды» и претензии необоснованны.

Да и что там за «документы» и «карты» в Москве показывали израильтяне? Что за «секрет Полишинеля» такой у Израиля, о котором знает даже ливанский новостной ресурс Al-Masdar News, который уже 1 марта сообщил о присутствии «иранских сил» в Сирии на линии соприкосновения с Израилем вблизи оккупированных сирийских Голан, но… со ссылкой на недавний доклад сирийской Республиканской гвардии, а не на, скажем, генштаб Армии обороны Израиля??? Обратимся к данным сирийской Республиканской гвардии. Согласно её докладу, часть жертв израильского нападения в феврале 2019 г. на сирийскую провинцию Кунейтра были иранскими военными советниками. 11 февраля израильские вооружённые силы нанесли массированные удары по трём объектам в сирийской провинции Кунейтра. Под удары попали два военных гарнизона и Национальный госпиталь Кунейтры. По данным сирийской Республиканской гвардии, пять из обнаружённых трупов в результате израильского нападения на военные гарнизоны в западной части провинции Кунейтра оказались останками сотрудников Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР), которые находились вблизи границы у оккупированных Голанских высот. Благодаря анализу ДНК сирийские военные смогли опознать останки, и был начат процесс их отправки в Иран.

Далее Al-Masdar News уже пишет о сугубо своих выводах: «Этот факт говорит о том, что иранские силы по-прежнему находятся вдоль сирийской границы у оккупированных Израилем Голанских высот. Общая численность иранских военнослужащих в данном районе неизвестна». А что — должна быть известна всем и всякому?.. Раз стоит вопрос деоккупации всей Сирии, как неоднократно подчёркивали и президент РФ Путин, и российские министры обороны Сергей Шойгу и иностранных дел Сергей Лавров, то уж извините: Голаны тоже оккупированная территория, а не часть «Харец Исраэл». Таким образом, вопрос «в воздухе» должен волновать именно Израиль, а не Иран с Сирией. И есть все основания предполагать, что в ответ на предложения Нетаньяху президент России был не менее жёстким в оценках и требованиях. «Вывести» войска США, например, Израиль точно не в состоянии, турок Россия и Иран «выведут» самостоятельно — процесс начат, это направление на провинцию Идлиб и т. д., так вот, Израилю предстоит собрать и вывести из Сирии всех своих незаконно там находящихся военспецов, сотрудников спецслужб и т. д. Возможно, что Нетаньяху нечто такое и пообещал в Москве — но какой с него будет спрос, если в апреле этого года не он и не его партия будут формировать новое правительство Израиля? Никакого. И в итоге всё, что проговаривалось между Путиным и Нетаньяху в Кремле 27 февраля, останется запечатлённой «на бумаге» или «в интернете» пустой болтовнёй…

И просим внимательно вчитаться в то, как сам Путин расценивал договорённости с премьер-министром Нетаньяху. Вот что сообщал телеканал RT 28 февраля: «Президент Российской Федерации Владимир Путин подтвердил информацию о том, что Россия и Израиль, а также другие страны будут работать над созданием специальной рабочей группы, которая будет заниматься нормализацией ситуации в Сирийской Арабской Республике после окончательного разгрома террористов. По словам Путина, идея заключается в том, чтобы со всеми заинтересованными сторонами была создана рабочая структура, которая занялась бы уже окончательной нормализацией в Сирии после того, как будут подавлены последние очаги терроризма. В такую рабочую группу могут войти как представители законных властей Сирии, так и оппозиция, а также все страны региона, так или иначе вовлечённые в конфликт. В конечном итоге все иностранные вооружённые силы должны быть выведены из Сирии, и в этой стране должна быть воссоздана государственность в полном объёме с сохранением территориальной целостности». И с этим всем согласился глава Израиля? Тогда это — как раз-таки победа Ирана, а не Израиля, ибо Иран вполне подходит под определение «все страны региона, так или иначе вовлечённые в конфликт», а коли недавно

Россия на уровне ООН публично признала право Ирана участвовать в урегулировании в Йемене на Аравийском полуострове, то уж никто и никак не сможет запретить или удержать Иран от участия в послевоенном урегулировании в Сирии и Ираке. Израиль ну никак не подходит на роль защитника шиитов и приравненных к ним групп населения отмеченных ближневосточных стран, в том числе алавитов, друзов и других. Да — и друзов, которых Израиль постоянно во время войны в Сирии пытался использовать, как говорится, «в тёмную». Вот что пишет российский специалист по религиозным культам и сектам Владислав Карнацевич: «Друзы — мусульманская шиитская секта, возникшая в XI веке. Проживающие в Ливане, Сирии, Израиле друзы обожествляют фатимидского халифа Египта аль-Хакима, верят в переселение душ и тщательно скрывают особенности своего учения. Тысячу лет держали в тайне особенности своего учения жители горных районов Ливана и Сирии. „Христиане среди христиан, мусульмане среди мусульман“ — такое поведение было предписано членам религиозного сообщества друзов. Проживший 36 лет эксцентричный халиф Египта аль-Хаким даже не подозревал, что и в XX веке сотни тысяч людей будут называть его Богом…».

После этого всего ещё раз обратимся к публикации в «Военном обозрении»: «Как известно, в сирийской трагедии Израиль оказался по другую от нас сторону баррикады. Он поддержал антиправительственные выступления в САР, причём не только морально. Сирийские источники неоднократно обвиняли Тель-Авив в поставке бандформированиям оружия и снаряжения. Израильские СМИ сообщали, что в госпиталях еврейского государства проходят лечение раненные сирийские боевики. Более того, они сообщали о действиях израильского спецназа на территории САР, не вдаваясь, впрочем, в подробности, какие задачи он там выполнял. К этому можно прибавить удары ЦАХАЛ по позициям САА. Всё это дает основание считать Израиль довольно плотно вовлечённым в сирийский конфликт, хотя Тель-Авив это и отрицает. В свете этого возникает логичный вопрос: какой смысл России помогать Израилю, который к тому же является верным союзником нашего главного геополитического противника — США? Тем более что такая помощь может привести к фактическому развалу „сирийского трио“ — альянса России, Ирана и Турции, и утрате большинства наших достижений в Сирии. Чтобы так рисковать и ставить на карту так много, нужны очень веские причины, серьёзные основания. Конечно, заподозрить Тель-Авив в готовности занять место Ирана в контртеррористической коалиции, участвовать в восстановлении разрушенной страны и закупать российское оружие трудно. Строго говоря, Израиль не может предложить чего-то такого, что могло бы компенсировать нам многочисленные потери — политические, экономические, геополитические от взаимодействия с Ираном.

Сегодня и в Тегеране, и в Тель-Авиве очень много говорят об угрозе большой ближневосточной войны между Израилем и Ираном. В частности, глава МИД ИРИ Джавад Зариф в выступлении на Мюнхенской конференции заявил о высоком риске ирано-израильской войны и призвал мировое сообщество вмешаться, чтобы предотвратить эскалацию конфликта. Собственно, ожидать чего-то другого в отношении страны, претендующей на региональное лидерство, чьи интересы не могут всегда совпадать с нашими, не приходится. Однако при этом следует отметить, что наши страны, помимо участия в ситуативном сирийском контртеррористическом альянсе, связывают весьма важные для России долгосрочные программы как экономического, так и геополитического характера, которыми едва ли стоит рисковать.

Есть основания говорить если не о разногласиях, то о различных взглядах Москвы и Тегерана на отдельные аспекты сирийской проблемы. И, скорее всего, Кремль хотел бы несколько ослабить влияние Ирана на Дамаск. Но насколько ослабить и какой ценой?». Вывод у данного издания прост — Путин и так сделал для Нетаньяху «всё что мог», заявления о «совместной рабочей группе», скорее, направлены на поддержку позиций израильского премьер-министра «накануне парламентских выборов 9 апреля, где ему противостоит Бени Ганц, имеющий значительную поддержку электората». Что ж, Путин никогда не забывает тех политиков, которых ввёл в круг своих друзей или просто откровенно по-человечески им симпатизирует. Наконец, последний аккорд от «Военного обозрения»: «Едва ли сам Нетаньяху питает иллюзии относительно „рабочей группы“ и её перспектив. Он не может не понимать, что Тель-Авив в сирийской войне поставил на сторону тех, которые оказались в проигрыше, и потому ему приходится значительно ограничивать свои „хотелки“. Воистину — так…

Что ж, вот теперь к месту и разбор некоторых подробностей пребывания и переговоров Башара аль-Асада в Иране. Сошлёмся на иранское агентство Mehr News. 25 февраля утром верховный лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хоссейни Хаменеи принял сирийского президента, и во время встречи аятолла приветствовал сопротивление сирийского народа и правительства террористам и их сторонникам в регионе, заявив, что сопротивление со стороны президента и народа Сирии является ключом к победе над США и их региональными клиентами в арабской стране. Лидер Ирана рассказал, что Исламская Республика рассматривает помощь правительству и народу Сирии как помощь движению сопротивления, и заявил, что Иран всегда будет поддерживать сирийскую нацию. Аятолла Хаменеи подчеркнул, что триумф Фронта сопротивления в Сирии разозлил американцев и побудил их вынашивать новые заговоры, добавив: „Проблема буферной зоны, которую американцы стремятся установить в Сирии, относится к числу тех опасных заговоров, которые должны быть категорически отвергнуты и которым необходимо противостоять“. 

Далее лидер  Ирана заявил, что план американцев по сохранению присутствия вдоль ирако-сирийской границы является ещё одним заговором со стороны США, заявив, что Иран и Сирия — это „стратегическая глубина друг друга, и от этого будет зависеть идентичность и сила Фронта сопротивления в стратегическом отношении. Нужно не позволить врагам реализовать их планы“. Аятолла Хаменеи указал на поддержку Ираном сирийской нации и правительства с самого начала кризиса в этой стране, заявив, что „Сирия сумела устоять против большой коалиции, состоящей из Америки, Европы и их союзников в регионе, посредством сопротивления и сотрудничества своего народа“. Он также указал на ошибки врагов в случае Сирии, сказав, что „их ошибка заключалась в том, что они попутали Сирию с некоторыми другими арабскими странами. Находясь в этих странах, народное движение находилось в согласии с Сопротивлением и фактически восстало против Америки и её марионеток“. Аятолла Хаменеи призвал сирийское правительство и нацию поддерживать дух сопротивления и повысить свою мощь, заявив аль-Асаду: „Благодаря своей твёрдости вы превратились в героя арабского мира, а Сопротивление в регионе приобрело больше силы и авторитета“.

Президент Сирии, со своей стороны, высоко оценил поддержку Ирана его стране, заявив, что сирийская война была похожа на восьмилетнюю ирано-иракскую войну в 1980–1988 годах. Аль-Асад добавил, что „Иран и Сирия — это две нации, обладающие идентичностью и идеологией, и хотя нынешние достижения были достигнуты благодаря многим страданиям, они, безусловно, являются результатом стойкости Фронта сопротивления“. Сразу же после слов аль-Асада множество иранских СМИ распространили информацию о том, что визит сирийского президента в Тегеран уже сам по себе — полный срыв планов США и Израиля, тем более в сфере военных действий и военного присутствия в Сирии.

26 февраля иранское агентство Fars News привело мнения двух иранских аналитиков — Асадоллаха Зареи и Сейеда Резы Садр аль-Хоссейни. Зареи заявил, что поездка президента Сирии в Тегеран была „акцентом на то, что кризис в Сирии закончился с помощью Ирана и других союзников Дамаска“: „Это его первое появление в Иране после войны в Сирии, и оно указывает на прекращение кризиса в стране, визит был направлен на то, чтобы оценить Иран как наиболее важную страну, способствующую победе Сирии над террористами. Этот визит был стратегическим, чтобы подчеркнуть готовность к дальнейшему расширению контактов между Ираном и Сирией на всех уровнях“. Садр аль-Хоссейни продолжил мысль: „Визит аль-Асада в Тегеран проложил путь к будущим шагам Фронта сопротивления и к дальнейшим победам.

Похоже, что планы будущих побед Фронта сопротивления были определены именно во время этого визита, и мы можем стать свидетелями следующих шагов по результатам этой поездки“. Он сослался на нерешительность Лиги арабских государств по поводу приглашения Сирии на свою следующую встречу и сказал, что президент аль-Асад нанёс визит, чтобы дать понять миру, что он не слаб и не изолирован, и имеет стратегические отношения со своими союзниками. Садр аль-Хоссейни также констатировал, что этот визит был осуществлён, поскольку „сионистский режим находится в слабом и шатком положении, учитывая предстоящие досрочные выборы в Израиле“.

В тот же день видный арабский аналитик Насер Кандиль в арабоязычной ливанской газете Al-Binaa писал: «Балансы и уравнения в регионе, особенно в Сирии, находятся на чувствительной стадии, и им нужны решения на уровне, который требовал встречи между Асадом и верховным лидером Исламской революции аятоллой Сейедом Али Хаменеи». Он добавил, что поездка также была осуществлена в тот момент, когда президент Турции Эрдоган находится в стадии раздумий, чтобы найти выход из тяжёлой ситуации в Идлибе, чтобы предотвратить военные операции сирийской армии против террористов в этой провинции. Встречи аль-Асада с высокопоставленными иранскими официальными лицами также произошли в то время, когда США приняли хитрый ход к выводу своих сил из Сирии после нацеливания на территориальную целостность и единство этой страны. Визит аль-Асада также предшествовал поездке премьер-министра Израиля Нетаньяху в Москву и стал посланием о том, что Израиль должен заплатить цену за любые возможные будущие нападения на Сирию, добавил Насер Кандиль.

В любом случае визит президента Сирии в Тегеран показал, что Тегеран и Дамаск готовятся принять очень важные решения, учитывая недавние события в регионе, заключил арабский эксперт. На наш взгляд, эти самые «очень важные решения» Сирии и Ирана — абсолютно не секрет для России и её президента Владимира Путина, и именно поэтому во время переговоров с израильским премьером (а это, ещё раз заострим внимание, произошло через сутки-двое после визита аль-Асада в Тегеран) глава Российской Федерации смело повторил давнишнюю формулу Москвы — САР должны все иностранные войска, т. е. и израильтяне, присутствие и операции которых в Сирии ещё раз подтвердил российский военный портал «Военное обозрение», ну, а состав будущей совместной рабочей группы — это не только Россия и Израиль, но и «все страны региона, так или иначе вовлечённые в конфликт». То есть — вне сомнений, и сами Сирия и Иран.

Таким образом, вполне заметно, что в конце февраля, да и сейчас, Ближний Восток не только переживал всплеск визитов и дипломатической активности, но и вплотную подошёл к тем самым новейшим очень важным решениям, о которых упоминал арабский исследователь Насер Кандиль и на которые намекает заявления вождей бедуинских племён Ирака, упомянутые нами выше по тексту. Будет даже не очень удивительно, если «вдруг» процесс вывода иностранных войск из внерегиональных стран начнётся не с Сирии, а с Ирака, учитывая, что именно в Багдад собирается приехать иранский президент Хасан Роухани.

В заключение приведём также заявление одного из представителей аятоллы Хаменеи, секретаря Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана, экс-министра обороны ИРИ, контр-адмирала Али Шамхани от 6 марта. Как сообщало агентство IRNA, он подчеркнул, что Иран останется в Сирии, несмотря на меры премьер-министра Израиля Нетаньяху, направленные на вывод военных советников Исламской Республики из САР. Контр-адмирал Шамхани подчеркнул, что, в отличие от Израиля, Иран ведёт свою вооружённую деятельность на территории Сирии на законных основаниях, поэтому будет оставаться на территории страны до тех пор, «пока об этом просит правительство Башара аль-Асада, „сионистская пропаганда и пустые заявления“ израильского премьера не изменят ситуацию». И, конечно же, комментируя обвинения в адрес Ирана в связи с развёртыванием ракетной программы, Шамхани в очередной раз напомнил, что Исламской Республике не нужны разрешения третьих стран для того, чтобы обеспечить обороноспособность страны. Иранский императив полностью прозрачен и ясен — никто не может вмешиваться в двусторонние отношения Ирана с любой страной и тем более во внутренние дела ИРИ.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!