Эстония обвинила в «геноциде» Александра Невского | Продолжение проекта «Русская Весна»

Эстония обвинила в «геноциде» Александра Невского

Маразм крепчает. Это выражение как нельзя лучше подходит для описания последних событий в Прибалтике. Здесь местные политики решили достигнуть совершенства в безграничном цинизме.

Правление Центристской партии Эстонии официально объявило о начале коалиционных переговоров с Эстонской консервативной народной партией. Эти две политические силы заняли соответственно второе и третье места на прошедших недавно парламентских выборах. Хотя первое место досталось Партии реформ, они решили не дожидаться ее решения и занялись самостоятельным формированием нового правительства.

При этом эстонских политиков нисколько не смутил тот факт, что их политические платформы диаметрально противоположны друг другу. Центристы входят в европейский альянс либералов и являются сторонниками укрепления ЕС. Народные консерваторы, напротив, выступают с радикально-националистических позиций и являются евроскептиками.

Но что еще более существенно, у них были разные взгляды на взаимоотношения с русскими и Россией. Центристская партия всегда позиционировала себя «выразителем интересов русской общины». Она даже подписала на этот счет соответствующее межпартийное соглашение с «Единой Россией». Во многом благодаря поддержке русских избирателей центристы и смогли обеспечить себе высокое представительство в местном парламенте.

Совсем другое дело — Консервативная народная партия. Ее представители известны своей пещерной русофобией. Они традиционно рассматривали русских в Эстонии в качестве «пятой колонны». Выступали за полную ассимиляцию или вытеснение всех бывших выходцев из РСФСР.

Больше того, Консервативная народная партия выдвигала территориальные претензии к России и рассматривала Москву в качестве геополитического врага. Так, уже после начала коалиционных переговоров руководство народных консерваторов открыто заявило: в будущем правительстве они станут добиваться «возврата Эстонии ее исторических земель». Речь идет об отдельных регионах Псковской и Ленинградской областей, в т. ч. о расположенном на российском берегу Нарвы Ивангороде.

Не менее ультрарадикальным является и отношение Консервативной народной партии к истории. С 2007 года они добивались судебного признания «факта тысячелетнего геноцида Россией эстонского народа». Исходя из этой формулировки несложно догадаться: народные консерваторы приписывают русским попытки уничтожить эстонцев… с X века, т. е. периода правления киевского князя Владимира Святославовича.

И неважно, что тогда никаких эстонцев на территории Эстонии не было. Здесь жили различные финно-угорские и славянские племена. Неважно, что значительный период средневековой истории предки нынешних эстонцев были на положении фактических невольников — в составе Тевтонского ордена. Неважно, что в течение этого периода они то и дело призывали соседних новгородцев на помощь — с целью освободиться от немцев.

Все это не имеет значения. Ведь добившись признания того, что «геноцидом эстонского народа» занимался еще Александр Невский, проще предъявить требования и за советский период. Компенсация же за «советскую оккупацию» для народных консерваторов вообще является едва ли не «идеей фикс». Что особенно сюрреалистично звучит, когда произносится бывшими советскими партсекретарями.

Дело в том, что одним из «отцов-основателей» Консервативной народной партии, а ныне ее почетным председателем является Арнольд Рюйтель. Этот бывший член ЦК КПСС, секретарь ЦК Компартии Эстонской ССР в эпоху «застоя» стал высшим должностным лицом Эстонской ССР — председателем президиума ее Верховного совета. Еще один вождь Консервативной народной партии, ее действующий председатель Март Хельме работал в советские времена в печатном органе Коммунистической партии Эстонской ССР.

В этом контексте требование признать «факт геноцида эстонского народа» и «провести суд за советскую оккупацию» для них равносильно суду над самими собой. Ведь кто как не они олицетворяли «советскую оккупационную администрацию»?!

На этом фоне остается только догадываться, до какого еще цинизма дойдут эстонские деятели, если уже сегодня они демонстрируют такую политику. Единственный же вывод, который остается сделать нам: нельзя бесконечно повторять одни и те же ошибки истории. Ведь политика, которая реализуется в современной Прибалтике, сформировалась не сегодня и не вчера. Ее корни тянутся еще к 1950-м годам.

Именно тогда, в рамках политики десталинизации Никиты Хрущева прекратились преследования бывших прибалтийских коллаборационистов. Произошло это после того, как в 1956 году было расформировано Министерство юстиции СССР, а в 1960 году Министерство внутренних дел СССР. Всякая работа по выявлению бывших нацистских преступников с этого момента была полностью свернута. Больше того, многие из них не только вышли из подполья, но и смогли полностью легализоваться. Наиболее пронырливые вступили в партию, сделали партийную или административную карьеру.

Дальше — больше. Уже в 1968 году брежневское руководство фактически признало «факт аннексии» Вильнюса, Таллина, Риги. Произошло это в результате одностороннего отказа от претензий на зарубежные активы бывших прибалтийских республик. При этом Москва согласилась с возможностью использования этих активов… для финансирования «дипломатических миссий» эмигрантских прибалтийских правительств. Тем самым легитимизировала эти «диппредставительства», которые тут же были воссозданы в Нью-Йорке, Вашингтоне, Лондоне и Ватикане.

Тогда же сначала в проекте хрущевской, а затем и брежневской конституций появился пункт о том, что союзные республики обретают статус «независимых государств». Юридически это превращало СССР из федерации в конфедерацию. Используя эту норму, в ноябре 1988 года эстонские национал-коммунисты приняли «Декларацию о государственном суверенитете Эстонской ССР», которая впервые задекларировала выход Таллина из состава Советского Союза. И вновь советское руководство не только ничего не предприняло, но и пошло на поводу у прибалтов.

Фактически эта линия продолжалась до последнего времени и лишь в течение последних пяти лет начала меняться. По крайней мере, российское руководство на 90% переориентировало свой транзит с прибалтийских республик на другие регионы, тем самым прекратив инвестировать в русофобские режимы. Остается надеяться, что эта линия будет продолжена.