Как Зеленский будет реформировать украинскую армию? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Как Зеленский будет реформировать украинскую армию?

После победы Владимира Зеленского на выборах на Украине он и его команда делают ряд заявлений о своей дальнейшей политике в разных сферах. Исключением не стала и тема национальной безопасности, о которой в своём блоге написал член команды Зеленского Иван Апаршин. В материале коротко прописано видение о том, как должны измениться вооружённые силы Украины после смены власти. Посмотрим, насколько реалистичны подобные планы и что они могут значить.

Отказ от обязательного призыва

Первым пунктом видения указывается отказ от «позорного принудительного призыва» и создание профессиональной армии на добровольной основе. Звучит эта идея действительно хорошо, но есть ли у Украины ресурсы для такого преобразования? В 2018 году на оборону было выделено около $6,1 млрд. При этом численность регулярных войск составляет около 204 тысяч человек, ещё 88 тысяч относятся к пограничникам и национальной гвардии. Соотношение призывников и контрактников в вооружённых силах Украины (ВСУ) в открытых источниках не встречается, однако можно предположить, что процент призывников велик.

Если мы представим, что Украина хочет сохранить численность силовых структур примерно на уровне 292 тысячи человек, то огромные ресурсы придётся затрачивать на дополнительное количество контрактников. Более того, чтобы быстро набрать ощутимое количество профессиональных военнослужащих, им необходимо предложить хорошие условия службы, да и обучение, и поддержание высокого уровня подготовки — удовольствие недешёвое (к подготовке призывников, как правило, подходят достаточно безответственно). С другой стороны, в сегодняшних условиях десятки тысяч призывников актуальны только для сценария большой войны с Россией, который и так маловероятен. В случае перехода на полностью профессиональную армию численность ВСУ заметно упадёт (предпосылок для быстрого наращивания военного бюджета немного).

Конечно, количество личного состава — это не тот показатель, который в сегодняшних войнах решает всё, однако этот параметр в масштабных боевых действиях тоже немаловажен. Соответственно, на случай войны ВСУ должны будут призывать десятки тысяч человек из резерва, который сегодня в основном состоит из слабо подготовленных граждан, ранее проходивших срочную службу. Таким образом, в новой конфигурации заметно повысится роль резервистов и потребуется проведение глубокой реформы в этой области, требующей времени, специалистов и средств.

В целом для страны, собирающейся в ближайшее время развязывать масштабные наступательные операции, сокращение численности вооружённых сил и проведение долгих и сложных реформ — идея странная. Особенно учитывая фактор России, которая вполне может напрямую включиться в боевые действия на Юго-Востоке Украины. Соответственно, если будет взят вышеуказанный вектор, то риски возобновления боевых действий Украиной на продолжительное время будут мизерны.

Другие предложения

Среди предложенного есть и вполне очевидные пункты. К примеру, улучшение условий службы военнослужащих и доведение уровня денежного довольствия до показателей стран НАТО — прекрасное пожелание. Однако оно требует увеличения расходов (или же заметного сокращения количества личного состава). Открытость военного бюджета — не самый вредный пункт в стране с повальной коррупцией в вооружённых силах, тем более что даже таким странам, как США (каждый год подробно публикуется военный бюджет) и Россия, сложно сохранять военные тайны. Равная конкуренция между государственными и частными компаниями при составлении гособоронзаказа — также вполне здравая идея. Однако сказать легче, чем сделать — за многие годы в этой сфере традиционно создаются личные, а зачастую и коррупционные связи, которые очень трудно разбить. Массовые увольнения при этом тоже провести сложно — новые кадры сегодня в дефиците.

В целом видение команды Зеленского относительно реформирования ВСУ достаточно здравое, однако в нём пока слишком много популизма. И уж тем более популистской можно назвать мысль о том, что большинство указанных пунктов можно выполнить во временной промежуток от трёх месяцев до одного года.