Храм построенный на бандитские деньги, не превращается в «бандитский храм» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Храм построенный на бандитские деньги, не превращается в «бандитский храм»

В последние дни встретил многих осуждающих «жирных попов». Люди эти, как правило, не ходят в церковь, но «жирных попов» почему-то видят постоянно — такое уж у них тоннельное зрение. Я тоже вижу всяких попов. У меня они без часов «ролекс дайтона», но с пятью детьми — такие мне чаще всего встречаются. У меня свое тоннельное зрение.

Было бы удивительно, если при возрождении 90-х, православная церковь не взяла на себя всю мерзость того времени. Множество богатых грешников воцерковлены, и вместе со своей Верой они принесли в Церковь и свои грехи. Церковь, как сакральный механизм, пытается эти грехи перерабатывать. Как? Понимаете, храм, построенный на бандитские деньги, не превращается в бандитский храм. Более того — эти деньги уже выведены из криминального оборота и пущены на хорошее дело для всех. Вложены в прекрасную архитектуру, как минимум. И что плохого в том, что богатый стяжатель и вор вибрирует душой, понимая всю греховность своей жизни и пытается как-то выкарабкаться? Давайте кинем в них по камню. Знакомо, правда? Если не знакомо — почитайте «Жития» первых святых и подвижников, они не из семинарии к Христу пришли. Не было тогда семинарий, а были гонения, пытки и муки. И грехи.

Не мне судить — получается или нет у Церкви перерабатывать, обезжиривать греховное. И не нужно ее за это судить. Сами попробуйте сначала, потом расскажете. Стоит лишь строго следить, чтобы бесноватые и просто глупые, пьющие ядовитые миражи из отравленных источников, не мешали верить и спасаться тем, кто желает этого. У каждого своя судьба. Перед смертью, бес, как правило, покидает своего клиента и человечек остается один. И ужас его посещает беспредельный, он же понимает, что страшно грешил в жизни, подчиняясь неким смутным командам непонятных сущностей и ждет за это расплаты. Конечно же сущности его кинули, а по-другому и быть не может. Это все равно что прийти на рынок, с твердой задачей обыграть «наперсточников» и разбогатеть, а потом проиграть шапку и пальто и огорчиться на весь несправедливый мир. Поэтому, такие богоборцы перед смертью зовут батюшку: он покрестит, исповедует, причастит и соборует. Батюшка не откажет — он добрый и толстый, и будет часами слушать на исповеди мерзости жизни бесноватого богоборца. И простит первым.

Как не кидай в Церковь камни, а она по-прежнему стоит на холме — видна всем, и двери ее открыты.

Чтобы не впадать в уныние, стоит помнить — «Все это тоже пройдет». Наши физические жизни в контексте бытия настолько скоротечны, что даже не фиксируются божественными приборами измерения времени.

Наша планета лишь шлюз перед переходом Туда, о чем нам смутно рассказывает Церковь. За это я очень церкви благодарен.

Можно не париться сильно, не переживать, не злиться. Не рождать злобу — ее и так в нашем мире таскать — не перетаскать. Главное, чтобы своя совесть была в порядке. И стоит позаботиться о совести близких и любимых.

3 306