По уши в демократии | Продолжение проекта «Русская Весна»

По уши в демократии

Смертный приговор Ливии был вынесен в конце октября 2011 года, когда повстанцы взяли город Сирт и зверски расправились с полковником Муаммаром Каддафи. Ударом судейского молотка стала атака французских ВВС на автоколонну, которая пыталась вывезти ливийского лидера.

Фанатики, раскопавшие могилы родственников Каддафи и сжёгшие кости усопших, на самом деле сжигали будущее своей страны.

С тех пор Ливия не вылезает из постоянных войн, междоусобиц и нужды. Можно долго разглагольствовать, описывая произошедшее в сложных политологических терминах, но факт остаётся фактом. Я был в Бенгази по заданию редакции (именно в этом городе восемь лет назад вспыхнули бурные протесты, переросшие впоследствии в гражданскую войну) и с ужасом наблюдал заваленные мусором улицы, депрессивные лица местных жителей, нищету и разруху. В местных магазинах, справедливости ради, как в Греции — всё есть. Но вы не найдёте ничего, что было бы произведено в Ливии. И цены просто космические.

Неизменной осталась лишь цена на бензин. Полный бак здоровенного пикапа мы заправили в пересчёте на российские деньги примерно за 100 рублей.

Однако и с полным баком в этих местах далеко не уедешь. И речь даже не о труднопроходимой пустыне, где на одного человека приходится порядка 10 кв. км неплодородной земли. В стране нет единой власти. Так, Бенгази — это часть «восточного правительства», где всем-де-факто заправляет фельдмаршал Халифа Хафтар — борец с терроризмом и ихванизмом (ихваны — участники группировки «Братья-мусульмане»*. — А. Д.).

Существует и другая власть с центром в городе Триполи — правительство национального единства (ПНЕ), возглавляемое премьер-министром Фаизом Сараджем. В создании этого органа принял участие Совбез ООН.

Все, конечно же, легитимные и богоизбранные. Уступать никто не намерен, и все попытки наладить диалог, как правило, заканчивались, не успев начаться.

Есть на карте Ливии и белые пятна — неподконтрольные никому зоны, где активно действуют террористы. Это юг страны на границе с Чадом и Нигером.

Собиратель земель ливийских

4 апреля 2019 года лидер Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар объявил о намерении взять Триполи силой. Официально цель генерала — избавиться от боевиков и объединить разорванную войной страну. Пока получается не очень.

Всё осложняется тем, что нынешний конфликт в Ливии — это сложное, «динамично стагнирующее» (постоянно обновляющаяся возня на одном месте), переменчивое, порой даже алогичное действо. Тут нет двух противоборствующих сторон. Их тут куда больше. У каждого племени, клана, семьи — свои интересы и представления о справедливости.

Взять хотя бы историю спецназовца Ахмада, который иногда возил меня по городу. Он служит в рядах ЛНА, хотя сам родом из Триполи. И вся его семья живёт там.

На мой вопрос, не возникает ли у его родственников проблем с местной властью из-за того, что Ахмад присягнул Хафтару, спецназовец ответил, что это исключено.

«В нашем посёлке все друг друга знают, — говорит он. — Все друг за друга горой. Пусть только попробуют тронуть хоть кого-то — все восстанут».

На мой взгляд, Ахмад, сам того не понимая, лучше любого политолога объяснил, почему надежды фельдмаршала Хафтара взять Триполи в максимально короткие сроки не оправдываются.

От себя добавлю, что в связи с этим и нашему брату в Бенгази на информативные репортажи губу раскатывать не приходится.

США, как всегда, всё усугубляют

Политика Соединённых Штатов в отношении Ливии весьма лицемерная. Как, впрочем, и в отношении всех государств региона. С одной стороны, госсекретарь США Майкл Помпео публично требует от Хафтара прекратить наступление на Триполи.

«Политическое решение — единственный способ объединить страну и обеспечить безопасность, стабильность и процветание для всех ливийцев», — говорит дипломат (при этом Штаты продолжают поддерживать вооружённые силы Мисураты, противостоящие ЛНА).

С другой стороны, президент Дональд Трамп мило беседует с Халифой Хафтаром по телефону, восхищаясь успехами фельдмаршала в борьбе с исламистами. Подчеркну, что Трамп ведёт переговоры не с президентом палаты представителей Ливии Агилой Салахом, который-де-юре возглавляет «восточное правительство» и с которым у Триполи теоретически могут выстроиться отношения, а с человеком, выступающим исключительно за силовое решение вопроса.

Таким образом, США сохраняют для себя возможность встать в итоге на сторону победителя. К тому же Белый дом явно не хочет ссориться с ключевым союзниками Хафтара — Францией, Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом.

Очевидно, что, пока всё пылает, американцы чувствуют себя на волне.

Это напоминает ситуацию с главными союзниками США в Сирии — курдами. Во время конфликта курдов с Турцией (полноправным членом НАТО), вместо того чтобы защищать свои инвестиции, давя на Анкару, Вашингтон поставлял курдским бойцам оружие и амуницию. Мол, вы воюйте, а мы понаблюдаем.

В этом, на мой взгляд, кроется главное отличие российских интересов в Ливии от американских. Москва, как и в случае с Сирией, выступает за ясность и конкретику. Чётко сформулированная тема переговоров важнее самих переговоров. Это и есть гарант стабильности переговорного процесса.

А значит, только это и нужно Ливии и её народу.