Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
«Мы хотим омаров!»: впервые в истории Франции президент освистан народом | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Мы хотим омаров!»: впервые в истории Франции президент освистан народом

21.07.2019 - 12:312 667ЛИМОНОВ Эдуард

Mainstream СМИ во Франции вынуждены признать успех жёлтых жилетов 14 июля, их «возвращение» на политическую сцену, в то же время продолжают минимизировать количество их. Получается, что 4 000 полицейских потеряли 14 июля контроль над Елисейскими Полями, уступив нескольким сотням жилетов?! Ложь, конечно же. Умножайте полицейские цифры на пять.

Назову тут некоторые кричалки жилетов 14 июля:

«Мы не знаем, почему мы платим наши налоги!»
и «Мы хотим омаров!»

«Мы хотим омаров!» — реферанс к министру экологии Франсуа де Ружи, который подал в отставку через день после 14 июля. Бывший глава Национального собрания Франции был уличён в проведении за счёт государства роскошных банкетов для собратьев-чиновников. Французское телевидение показывало огромных омаров с этого банкета. Между тем Ружи был вторым человеком в государстве после самого Макрона и ещё сидел под тентом 14 июля рядом с Макроном.

Ну и несколько картинок с парада 14 июля. Впервые в истории Франции президент (ехавший в открытой машине с главным военным Франции) был освистан. И тщательно. Жилеты из толпы выпустили жёлтые шары. Правда, подготовившиеся полицейские тотчас протыкали их.

Лидеры жилетов в тот же день были задержаны: Эрик Друэ, Жером Родригес и Максим Николль, но были выпущены по решению судов. Жёлтые шары и освистание показались французским судьям всё же недостаточными предлогами для ареста.

На 20 июля было назначено множество мероприятий:

Самый длинный маршрут в Париже — 11,5 километра;

Собираются у метро Porte de St. Cloud в 09 утра. Начало движения в 11:30;

Через бульвар Peraire — через Porte de Clichy — конечный пункт — Place St. Pierre;

Ещё одно место, где соберутся жилеты, — Beaumont (Val’d’Oiase) в 14:30.

Призыв к единению на этом маршруте подписали Людовски, Родригес, Николль и многие другие.

«Мы ничего не бросим, во имя наших семей, сограждане, для наиболее слабых и во имя будущего нации!» — заканчивается листовка жилетов на 20 июля.

Складываем руки, сидим и ждём репортажа из Парижа, — приказал я себе и стал пить кофе.

Информация от Yvan (а) — пересказываю своими словами:

Вначале Yvan объяснил манифестацию в Beaumont-sur-Oise, в 30 километрах от Парижа, вроде бы поддержанную большими «фигурами» движения, такими как Жером Родригес, Максим Николль и Присцилла Людовски.

Объяснил, что это попытка слияния с протестующими из городков парижского банльё (banlieue это куда нужно добираться на электричке, эквивалент городков Московской области, ЭЛ).

Организовал манифестацию в Beaumont-sur Oise так называемый «Коллектив Адама».

Дело Адама вот какое:

Смерть Адама Traore cлучилась 19 июля 2016 года в жандармерии городка Persan, а задержали его именно в Beaumont-sur-Oise. Движение «Коллектив Адама» сближают с «Black Lives Metter» в США.

Некоторое количество жилетов присоединились 20 июля сего года к движению «Коллектив Адама» из солидарности с теми, у кого нет документов, а также выступая против полицейского насилия по отношению к иммигрантской молодёжи в городах-спутниках Парижа, в банльё. (Вы поняли, это попытка жилетов поднять доселе не присоединившиеся к ним городки-спутники).

Теперь цитирую самого Yvan’a:

«В большинстве своём жилеты всё же остались протестовать в Париже.

Немногочисленные вначале, около 400, их количество удвоилось по пути, как обычно. Это июль, потому снижение протестной активности. Каникулы, отсутствие провинциалов.

Разнообразная толпа, но в основной массе европейская, в этом её отличие от толпы в Beaumont-sur-Oise.

Между тем, организовали маниф в Париже два француза-араба — Nejeh Ben Farhat и женщина Inda Bigo, тогда как среди больших фигур жилетов присутствовал только Faouzi Lellouche.

Поразительно, но источники во власти и большая пресса называли этот маниф вначале „расистским“.

Пришедшие на маниф несломленные („угли под золой“, как назвал их Lellouche) шли по Большим бульварам в этот месяц июль, попадая тут и там под враждебные взгляды некоторых обитателей этих, по сути, буржуазных кварталов.

Один из таких стал вдруг швырять со своего балкона всякие объекты (чашки, теннисный мяч, каску и прочие) и ранил молодого парня в руку.

Пришлось вмешаться полиции. Полицейский в гражданском появился на балконе психа и показал свою повязку толпе, чтобы всех успокоить.

Кстати, скажу здесь, что обитатели этих кварталов живут в настоящем ужасе перед жёлтыми жилетами, отождествляя их с некими „большевиками“ с ножами в зубах, только и ожидающими, чтобы ограбить их квартиры.

Я услышал, как один из таких, пожилой человек, кричал манифестанту: „Но чего вы хотите? Мою квартиру? Вы хотите забрать у меня всё накопленное?“

Пришли, став на паузу на place Marechal de Lattre Tassigny, так что Триумфальная Арка видна была далеко в прорезь авеню Foch. Для жилетов Триумфальная Арка с недавних пор стала эквивалентом Иерусалимского Храма для евреев, и они говорят друг другу „Следующим Актом на Полях, у Арки“.

Однако же жилеты (без жёлтых жилетов в этот раз) оккупировали на некоторое время Елисейские Поля после дефиле 14 июля!Продолжая путь к porte Maillot (я уже объяснял что porte — это изначально были въезды в город Париж с разных сторон, теперь они находятся в глубине города, ЭЛ), жилеты заметили, что авеню de Grand Armee и все другие артерии, ведущие к площади Этуаль, были все блокированы полицией.

Ситуация накалилась ближе к концу манифестации, на rue Caulincourt, когда жандармы внезапно получили приказ остановить манифестантов. Может быть, жандармам показалось, что некоторые из манифестантов, распевающих на этой узкой улице, сделались слишком нервными и азартными?

Внезапное появление жандармов лицом к лицу вызвало немедленную реакцию десятков антифа и других леваков, доселе дискретных в действиях (но не в их кричалках и антиполицейских лозунгах „Saimo tutti Antifascisti!“), они воспользовались моментом, чтобы оказать давление на полицию.

Жилеты стали говорить меж собой о провокации. „Это так задумано. ОНИ ОСУЩЕСТВЛЯЮТ ПРОВОКАЦИЮ, ПОТОМУ ЧТО НЕТ ИНЦИДЕНТОВ“.

Но другие жилеты стали скандировать „Где Стив?“ (молодой человек, пропавший без вести в Нанте во время приступа полицейского насилия, ЭЛ.)

Понемногу отступая, жандармы тем не менее сохраняли спокойствие. До момента, когда прибыли на Монмартр. Здесь жандармы стали пускать гранаты с газом и целиться в головы манифестантов из LBD (оружие, стреляющее каучуковыми пулями, ЭЛ).

Некоторые жилеты говорили, что и стреляют, а не только целятся, если так, то, к счастью для всех, промахивались, не попадали в цель.

Что произошло? Почему это внезапное насилие? Такое впечатление, что один-единственный алкоголизированный zonard (банльё вокруг Парижа ещё называют Zona, ЭЛ), шедший рядом с колонной жилетов, швырнул стеклянную бутылку в жандармов, которые решили, что их атаковали жилеты.

Не особенно профессиональная была эта сверхреакция жандармов на единственного zonard, а именно стрельба газовыми гранатами, в то время как на Монмартре многочисленные туристы идут к собору Сакре-Кёр.

Ситуация всё же успокоилась, жилеты полезли по ступеням к собору, а силы правопорядка стали методично блокировать улочки вокруг, возможно, для того, чтобы избежать „дикой манифестации“ в ту или другую сторону.

Жандармы покинули Монмартр в 18:30, а через пяток минут и последние жилеты, одетые в свои жёлтые жилеты, ушли, прощаясь с неизменным лозунгом „До следующей субботы!“

В провинции:

Инциденты в Монтпелье, манифестация размера, сравнимого с парижской, присутствие 200 парней из „чёрного блока“ (или антифа) и множество гранат со слезоточивым газом.

В следующую субботу акт XXXVII!»

Уже третью, что ли, субботу ни МВД Франции, ни сами «жёлтые жилеты» не публикуют точных цифр количества участников.

Посему не могу сделать этого и я.