Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Трампу вместо услуг Макрона нужна личная победа | Продолжение проекта «Русская Весна»

Трампу вместо услуг Макрона нужна личная победа

05.10.2019 - 22:461 140ТАРАСОВ Станислав

Мало кто предполагал, что выступлению президента США Дональда Трампа на Генеральной Ассамблее ООН предшествовала острая закулисная интрига, от исхода которой могли в некоторой степени измениться отношения между Вашингтоном и Тегераном. Но когда Трамп повторил старые «иранские тезисы», заявляя, что «все страны должны действовать против Ирана», что «ни одна ответственная страна не должна субсидировать кровопролитие Ирана», а «пока опасное поведение Ирана продолжается, санкции не будут отменены, они будут ужесточены», стало ясно, что интрига провалилась.

Дело в том, что в кулуарах ГА ООН была предпринята попытка организовать встречу и переговоры между Трампом и иранским президентом Хасаном Рухани. Есть несколько версий. Согласно одной, озвученной CNN, президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон «пытались убедить Рухани поговорить с Трампом в ходе встречи в трехстороннем формате». Потому что Роухани не вернется в США еще несколько месяцев, а президент США не поедет в Тегеран, пояснял французский лидер, обращавшийся через переводчика к президенту Ирана. Последний рассмеялся. «Придется встретиться сейчас», — настаивал Макрон. Некоторые издания утверждают, что «этот эпизод был снят на видео». При этом Макрон якобы говорил Джонсону, что если Рухани «покинет страну, не встретившись с президентом Трампом, возможность будет упущена».

Другая версия, изложенная американским журналом The New Yorker, более детализирована. Оказывается, Макрон во время Генассамблеи ООН хотел организовать телефонные переговоры между лидерами США и Ирана. Вместе с техническими специалистами он пришел в Millennium Hilton Hotel, где остановился Рухани в Нью-Йорке, и попытался организовать линию защищенной связи на этаже, где проживал иранский лидер. Трамп якобы ожидал ответа иранского президента на другом конце линии, однако тот не вышел из своего номера. Наконец, есть версия, изложенная самим Трампом: «Рухани хотел встречи в ООН. Мы разговаривали, я лично не говорил с ним… Он хотел полного или частичного снятия санкций, а я сказал — нет». Сам Рухани впоследствии заявил, что «именно действия Трампа свели на нет попытки французского лидера организовать в Нью-Йорке прямые переговоры между руководителями Ирана и США», так как «в самый разгар дипломатических усилий Трамп дважды за 24 часа ясным образом объявлял об усилении санкций против Ирана».

В этой цепочке событий явно просматривается разрыв. CNN утверждает, что Иран принял так называемый «план Макрона» с некоторыми оговорками, которые могли уточняться при дальнейших переговорах. Напомним, что президент Франции впервые изложил Трампу свой план по Тегерану в ходе неформальной встречи на полях саммита G7 в Биаррице. Он предполагает не только возможность продажи Ираном около 700 тысяч баррелей нефти в сутки, но и кредит в размере порядка 15 млрд долларов, который можно предоставить Тегерану в обмен на возвращение к выполнению всех обязательств по ядерной сделке и, возможно, еще ряда других условий. Тогда же по приглашению французской стороны в Биарриц прибыл глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф, которому готовили встречу с американцами. Существуют данные, позволяющие утверждать, что комбинация Макрона имела негласную поддержку со стороны Трампа. В противном случае все его усилия по налаживанию отношений между США и Ираном не имели бы никакой перспективы.

Макрон выступал за проведение встречи между президентами США и Ирана, считая наиболее вероятным местом для организации такой беседы именно Нью-Йорк, а временем — «неделю высокого уровня». Тем более что Трамп заявлял о готовности к встрече с Рухани при наличии надлежащих условий и считал такое предложение реалистичным. Комбинация в Биаррице была сорвана тогдашним советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном. А что произошло сейчас? Когда Трамп в своем выступлении повторил старые «иранские тезисы», стало ясно, что интрига провалилась. Если отталкиваться от них, то просматривается влияние государственного секретаря Майка Помпео. Не случайно накануне открытия сессии ГА ООН американцы решили ввести санкции против иранского Центрального банка, а адвокат президента США Рудольф Джулиани на мероприятии иранской оппозиции высказался в поддержку смены государственного строя в Исламской Республике. В таких условиях Рухани не мог идти на контакт с Трампом. Это первое.

Второе. Похоже, что Белый дом был бы не прочь воспользоваться посредническими услугами Макрона по иранской ядерной проблеме, но без политического выпячивания его деятельности на этом направлении. Трампу нужна такая «личная победа», которая оправдывала бы его политику давления на Иран, но его проблема в способностях гибче использовать санкционный инструментарий в отношении Ирана и нейтрализации антиранских настроений в своем ближайшем окружении. Тем более что Тегеран еще не перешел так называемую красную линию. Западные эксперты заявляют, что пока все объявленные работы по перезапуску иранских центрифужных НИОКР ведутся иранскими специалистами под постоянным контролем МАГАТЭ. Риска переключения разработок на использование в незаявленных целях нет. Иран полностью соблюдает ДНЯО, выполняет Соглашение о всеобъемлющих гарантиях с МАГАТЭ, применяет Дополнительный протокол.

Что дальше? Прежде всего отметим, что глава МИД России Сергей Лавров выразил надежду на то, что «высказанные французским президентом меры по сохранению этого документа в силе приведут к необходимому успеху». Известно, что Макрон ознакомил со своим иранским планом президента России Владимира Путина при их переговорах в Брегансоне. Российская сторона считает, что жизнеспособность ядерного соглашения с Ираном должна быть восстановлена полностью «без довесков либо же изъятий». К тому же «план Макрона» пользуется поддержкой и со стороны европейской дипломатии, что сужает возможности для США в проведении закулисных маневров, так как они оказываются в данном вопросе в определенном «одиночестве». Более того, Макрон считает, что «рамочное соглашение с Ираном лучше, чем ситуация с Северной Кореей».

Теперь глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан заявляет, что «у Ирана и Соединенных Штатов есть один месяц, чтобы добраться до стола переговоров», явно намекая на намерения Тегерана по наращиванию ядерной деятельности, что спровоцирует новое обострение напряженности в регионе. Париж также считает, что его инициативы «все еще находятся на рассмотрении, а Иран и США еще имеют время для выхода на диалог». По словам Ле Дриана, «сегодня на столе есть параметры, которые мы можем продвинуть вперед, и французская дипломатия работает над этим». Всё в мире, в том числе и на Ближнем Востоке, сейчас быстро меняется, и возможен прорыв на самым неожиданном участке. Будем ждать.