Хеллоуин в американском конгрессе | Продолжение проекта «Русская Весна»

Хеллоуин в американском конгрессе

31 октября 2019 года, в день празднования Хеллоуина, палата представителей конгресса США проголосовала по проекту резолюции, определяющей порядок проведения слушаний об импичменте президента. Если исходить из правил конгресса и прецедентов прошлого (прежде всего парламентских расследований в отношении Ричарда Никсона и Билла Клинтона), именно теперь и начнётся разбирательство, в ходе которого члены нижней палаты должны выяснить, есть ли основания для импичмента хозяина Белого дома. Демократы, однако, продолжают утверждать, что речь идёт о продолжении процесса, запущенного ещё 24 сентября после видеообращения спикера палаты Нэнси Пелоси. Теперь же начата публичная фаза разбирательства.

Республиканцы с этим не согласны. Они ссылаются как на требования законодательства, так и на примеры из прошлого. Когда от власти отстраняли Ричарда Никсона в 1973–1974 годах и пытались сделать это с Биллом Клинтоном в 1998–1999 годах, сначала палата представителей голосовала за резолюцию о порядке проведения слушаний и лишь затем было запущено само расследование — с вызовом свидетелей, запросом документов и так далее. При этом все действия подчинялись строгим правилам, прописанным в резолюции. Бóльшая часть слушаний проводилась публично, в том числе с трансляцией по национальному телевидению.

В 2019 году целый месяц шесть комитетов палаты (главным из них был комитет по разведке) проводили заседания за закрытыми дверями. Республиканцы жаловались на то, что им не позволяли проводить перекрёстный допрос свидетелей, вызванных демократами, а также приглашать собственных свидетелей. Кроме того, членов других комитетов не пускали на заседания комитета по разведке, несмотря на наличие допусков к секретной информации. В конце концов Белый дом отказался сотрудничать с незаконным, по его оценке, расследованием, а конгрессмены-республиканцы сорвали одно из слушаний, вломившись в зал заседаний. И пообещали делать так до тех пор, пока законодательный орган не будет следовать «надлежащей процедуре».

В результате демократическое большинство вынуждено было предложить проект резолюции и вынести его на голосование всей палаты. За высказались только демократы, да и то двое из них не поддержали резолюцию. Республиканцы же солидарно проголосовали против. И это создаёт определённые проблемы для Нэнси Пелоси и её однопартийцев. Американцы, может быть, и любят телевизионные политические шоу, но импичмент считают слишком болезненной процедурой для страны, чтобы её можно было проводить без двухпартийной поддержки. Да и сама Пелоси не раз заявляла, что отстранение президента от власти не может быть партийным, политическим делом.

Так или иначе, но теперь обратного пути нет. Два-три месяца (максимум четыре-пять) продлятся слушания в комитете по разведке. Затем будет назначено окончательное голосование палаты представителей. Если простое большинство конгрессменов выскажется за объявление импичмента, дело отправится в сенат, где состоится суд над президентом. Председательствовать на нём будет главный судья Верховного суда. Сторону обвинения будут представлять конгрессмены из нижней палаты, отобранные партийным руководством, а сторону защиты — нанятые Трампом юристы. Для осуждения главы государства и отстранения его от власти необходимо набрать две трети голосов.

Главным итогом последнего дня октября стало то, что процесс рассмотрения дела в нижней палате приобрёл более упорядоченный и открытый характер. Резолюцией устанавливается, что республиканцы имеют право на перекрёстный допрос свидетелей.

Кроме того, юридический представитель президента может присутствовать на слушаниях, и в случае, когда свидетель говорит о действиях самого президента, он также может задавать вопросы и заявлять ходатайства. Однопартийцы Трампа смогут предлагать и своих свидетелей. Правда, присутствие представителя главы государства и вызов свидетелей меньшинством должны быть утверждены главой комитета, а им является демократ. В 1970-х и 1990-х годах запросы меньшинства, как правило, удовлетворялись, но в 2019-м ситуация может измениться — слишком велик накал внутриполитической борьбы.

Практически наверняка демократы попытаются сделать закрытыми как можно большее количество заседаний комитета. Если бы они были заинтересованы в публичных слушаниях, они начали бы их ещё до того, как вынуждены были выдвинуть процедурную резолюцию по импичменту. Да и в целом до 31 октября создавалось ощущение, что представители Демпартии не особенно стремились к отстранению президента от власти.

Когда оппозиция вела игру против Никсона и Клинтона, общественности была доступна практически вся информация, касавшаяся хода их дел. Транспарентность рассматривалась как главный фактор убеждения законодателей из другой партии поддержать импичмент под давлением избирателей.

Демократы в 2019 году поступили с точностью до наоборот. Они максимально засекретили заседания комитета по разведке и давали в прессу контролируемые утечки. Видимо, они рассчитывали максимально затянуть процесс и сделать его частью предвыборной гонки, чтобы выбор делался между кандидатом от Демократической партии и «президентом, находящимся под импичментом».

Конечно, и теперь оппозиция вряд ли отказалась от планов провести выборы под флагом суда над Трампом. Выдворение 45-го президента США из Белого дома может стать частью не только программы демократического кандидата на высшую государственную должность, но и программ кандидатов в сенаторы (в конечном счёте судьбу импичмента решит верхняя палата). Мол, хотите с гарантией лишить власти Дональда — активней голосуйте за сенаторов от Демпартии. Они отправят его вон, даже если он переизберётся на второй срок.

Идеальной для конгрессменов-демократов была бы ситуация, когда к моменту проведения выборов палата представителей уже проголосовала за импичмент, а в сенате суд ещё не состоялся. Или только-только начался. Но для этого надо очень сильно затянуть процесс. Существующие регламентные правила нижней палаты придётся или нарушать, или менять, что вряд ли положительно скажется на имидже партии.

Поэтому, если конгрессмены-демократы не откажутся от идеи импичмента (что маловероятно), рассмотрение дела Трампа в сенате будет в самом разгаре, когда Демпартия будет готовиться к своей предвыборной конференции.

Из трёх лидеров праймериз двое являются сенаторами. Им придётся разрываться между мероприятиями в рамках кампании и довольно плотным графиком заседаний в верхней палате.

Более того, кандидатам-сенаторам стоит очень тщательно подойти к выстраиванию линии своего поведения в сенате, поскольку они будут на виду у всей страны. Сейчас им легко «топить» за импичмент, поскольку этого требует партийный актив, играющий во внутрипартийном отборе главную роль. А вот летом 2020 года настанет время определяться: продолжать гнуть свою линию, рассказывая о «преступнике Трампе», или отступить со словами о высшей ценности закона, если дело пойдёт к оправданию главы государства.

При любом раскладе сил в конгрессе во время импичмента самым главным фактором является поддержка президента со стороны своей партии. От Ричарда Никсона республиканцы фактически отреклись. Они даже потребовали от него уйти в отставку до того, как палата представителей провела финальное голосование по его делу. Билла Клинтона подавляющее большинство демократов поддержало, что и определило его судьбу.

Он остался на своём посту. Его рейтинг стал быстро расти и к середине 2000 года достиг чуть ли не максимума за всё время его правления. Если бы Конституция позволяла главе государства переизбираться на третий срок, он с лёгкостью бы это сделал.

А вот республиканцам, которые затеяли импичмент Клинтона, пришлось пожинать весьма горькие плоды. Они очень неудачно выступили на выборах в конгресс в 1998 и 2000 годах. А спикер палаты представителей Ньют Гингрич, который был главным инициатором войны с Клинтоном, вынужден был подать в отставку в 1999-м. В общем, неудачный импичмент стоил оппозиции очень дорого.

Возможно, именно об этом и будут думать сенаторы Берни Сандерс и Элизабет Уоррен, когда (и если) дело Трампа перейдёт под юрисдикцию верхней палаты. Им будет нелегко решить, как себя вести. Ведь чем ближе к лету 2020 года (когда состоится партконференция демократов), тем больше лидерам гонки придётся думать о колеблющихся избирателях, а не о радикально настроенном партийном активе.

Подобного рода проблем начисто лишён другой кандидат, Джо Байден. Ему ситуация выгодна при любом раскладе. Если импичмент начнёт буксовать — виноваты его соперники по праймериз, ибо недостаточно активно атаковали Трампа и вообще не справились. Вот если бы в сенате заседал старик Джо… Если же дело выгорит — Байден приложил к этому руку. Именно благодаря его авторитетному голосу республиканцы согласились сдать своего лидера.

В связи с этим не могу удержаться, чтобы не добавить в рассуждения капельку конспирологии. Когда разразился скандал вокруг телефонного разговора Трампа и Зеленского, казалось, что леворадикальное крыло Демократической партии, требуя всестороннего расследования действий президента и его импичмента, решает вовсе не задачу отстранения действующего главы государства от власти, а намеренно подставляет Джо Байдена. Каждый удар по Трампу сопровождался бы и ударом по Байдену, поскольку ответные действия президента и его союзников в конгрессе приводили бы к новым разоблачениям коррупционных связей Джо (на Украине и не только).

Но так было лишь до тех пор, пока импичмент находился на стадии предварительного расследования. Байден продолжал тонуть, а левые набирали очки, что незамедлительно сказалось на рейтингах.

В ключевых для праймериз штатах — Айове, Нью-Гемпшире и Калифорнии — бывший вице-президент откатился на второе, а то и на третье место. Но теперь — совсем другое дело. Импичмент придётся доводить до логического конца, то есть передавать дело в сенат уже весной (если не раньше). Возможно, это осознанное решение старого партийного руководства, своего рода ответный удар. Два главных конкурента Байдена — Сандерс и Уоррен — неизбежно попадут в сложное положение. Как бы они ни поступили, им будет только хуже. Сенаторы-демократы, исповедующие социалистические взгляды, вот-вот попадут в цугцванг.

Вывернуться из него они смогут лишь в том случае, если импичмент удастся. А это маловероятный исход дела. Во всяком случае до тех пор, пока республиканцы сплочены вокруг президента. И если в самое ближайшее время они не дрогнут, двум сенаторам-социалистам придётся изобретать свой «хитроплан», чтобы не дать реабилитироваться Байдену и подмочить авторитет Пелоси. Результат может не понравиться всей партии. Попеременно выставляя друг друга в невыгодном свете, демократы понижают свои шансы составить достойную конкуренцию Трампу на выборах.

Весьма символично, что голосование в палате представителей состоялось именно на Хеллоуин, когда все носят маски, выдают себя за кого-то, кем не являются, и старательно пугают друг друга. Я не знаю точно, почему американскую присказку, с которой дети ходят по домам, собирая конфеты, переводят на русский язык как «Сладость или гадость». На самом деле детишки говорят: Trick or treat! То есть: «Обманывай или угощай!» Самым распространённым ответом открывшего дверь взрослого является шуточное, но наставительное: «So what’s your trick?» На русский язык это можно вольно перевести как «Смотри сам себя не обмани».

Демократическая партия США, похоже, забыла об этой простой мудрости, прививаемой американцам с детства.

804