Тяжко приходится Лаврову | Продолжение проекта «Русская Весна»

Тяжко приходится Лаврову

Однажды Георгий пил вино с венгерскими политическими кругами, и беседовал на тему восстания в Венгрии в 1956-м году. Венгры народ горячий в принципе, а тут ещё и вино, колбаса копчёная с паприкой, и некий сомнительный Георгий. Очень опасная ситуация.

— Вы подавили нашу свободу, — сказали круги, и открыли токайское. — Танками. Жесточайше. В плохую погоду.

— Это, конечно, да, — согласился Георгий. — А вы мне не расскажете, вы воевали в 1945-м на чьей стороне?

Токайское усилилось.

— Эээээ…- неважно, — ответили круги.

— А я таки напомню — стороне Гитлера, — грустно сказал Георгий, и вкусил гуляш с красным перцем.

— А чо сразу Гитлер-то? — обиделись круги.

— Ну так, — скромно запил гуляш токайским Георгий. — Вы же в 1941-м выступили с Гитлером за компанию. Отправили в СССР войска. Там они творили всякое, и кое-где вышло распоряжение венгров в плен не брать. Румыния вышла из войны, Болгария, Финляндия. А вы воевали за фюрера до последнего. И тут, значит, восстаёте. А СССР был должен так пох**стично отнестись к стране, которая была с Гитлером, а тут хочет скинуть советскую власть. Сказать — да окей, ребята. Уж надо думать, случись в 56-м году в Западной Германии просоветское восстание, там американцы бы всех повстанцев обнимали да целовали.

Круги загородились от Георгия токайским.

— Мы хотели свободы и демократии, — сообщили они.

— Да х** вас разберешь тогда, что вы хотели, — закончил с гуляшом Георгий. — У вас сразу коммунистов на фонари как украшение, а ведь ещё не Новый год даже. Конечно, руководство СССР сразу подумало, что нацисты восстали. Ну и извините, движуха-то была в основном в Будапеште. А из регионов ополчение из рабочих пошло на Будапешт, дабы всех там зап**дить. Гражданская война была бы лучше? Я не хочу никого оправдывать. Но ваш односторонний взгляд, утопленный в токайском, огорчает мою нежную душу.

Дискуссия продолжилась до поздней ночи.

Утром Георгию позвонили.

— Не хочешь ли снова обсудить? — спросили его. — Тут салями и ещё десять бутылок белого подогнали. Заодно и похмелимся. Нешто ты не правильный католик?

— Я православный, — смутился Георгий. — В некотором роде.

— А, ну тогда тебе надо больше пить, — сообщили круги.

«Тяжко приходится Лаврову» — подумал Георгий.

И стал одеваться.

7 206