Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Не скучайте по Cталину

21.12.2019 - 17:382 961ОЛЬШАНСКИЙ Дмитрий

Почему в современной России многие любят уже 140-летнего товарища Сталина?

А ведь любят.

Зайдите в любой большой книжный, и увидите тонну макулатуры с названиями вроде «Сталин. Красный император», «Как Сталин наводил порядок», «Нужен ли был 1937 год?» (- нужен! нужен! — ждет автор от благодарных читателей) и дальше, и дальше, про заговор, про благородное НКВД, про наше вечное иначебыневыиграливойну и затоподнялистрану.

Что происходит с людьми, которым для подкрепления идеи, что русские победили немцев на войне, а строительство завода полезно для экономики, нужен мертвый усатый диктатор, создавший режим всеобщего государственного рабовладения в древневосточном стиле, и уничтоживший разными способами несколько миллионов невинных сограждан?

Нет, дело здесь не в войне и не в заводе.

Как ни странно, и не в коммунизме.

Значительное число нынешних симпатизантов тов. Джугашвили, и особенно — из тех популярных персон, что нахваливают его устно и письменно на публику, — совершенно не являются никакими марксистами, атеистами, революционерами и сторонниками тотальной национализации. Напротив, это вполне буржуазные господа, отлично зарабатывающие, а то и с собственным бизнесом, любящие частную собственность и разные прелести мещанского комфорта. То есть взгляды самого Сталина им не близки.

И даже любовь к государству, к так называемой «державной мощи», когда солдаты маршируют, корабли плывут, пушки стреляют, а ракеты летают, — даже и эту самую мощь можно любить без участия Сталина и 1937 года, без неприятного одобрения массовых казней и лагерей.

Нет, именно казни и лагеря — это и есть предмет любви нынешних джугафилов.

Но не из-за обыкновенного садизма, жестокости и равнодушия к человеческой жизни (хотя без этого не обходится). Пытать и расстреливать эти люди пока что не рвутся — и мы живем, слава Богу, в эпоху скорее вегетарианскую.

Тут что-то другое.

На мой взгляд, тот повседневный и эстрадный сталинизм, с которым мы имеем дело в двадцать первом веке — это прежде всего проявление социального злорадства, болезненного социального комплекса.

Это стремление с помощью тов. Джугашвили, пусть даже и давно мертвого, как-нибудь отомстить тем, в ком эти люди видят благополучие, высокомерие, признаки недосягаемого статуса и несправедливого господства.

Это символическая месть всем начальникам, боярам, боссам и господам, а в случае с лощеными и успешными сталинистами — месть интеллигентским, культурным авторитетам, которые предположительно презирают этого реального пацана.

И миф о репрессиях сводится именно к тому, что тогда простые люди взяли верх над людьми руководящими, взяли и наказали их за все сразу. Вот и сейчас, мол, не помешало бы.

Конечно, такие чувства можно было бы даже и понять, даже и посочувствовать тем, кто их испытывает, если бы им не требовалась до такой степени людоедская историческая метафора.

И, что хуже всего, очень наивная и невежественная.

Потому что если оставить в покое макулатуру про «красных царей» и «порядок», и обратиться к настоящим свидетельствам сталинской эпохи — документам, мемуарам, дневникам, — то мы увидим общество страшной несправедливости, общество, где происходила ежедневная борьба за выживание, и часто эта борьба была обречена.

Подлинным историческим сталинизмом правили как раз чиновники и начальники всех уровней, вплоть до мельчайшего.

И если сейчас неприязнь к министру или олигарху стоит на том, что у него есть дворец и яхта, а у тебя — двухкомнатная квартира, машина и дача, то тогда вопрос стоял иначе: он будет жить, а ты умрешь от голода.

У него есть паек, прикрепление к столовой, отдельная квартира или хотя бы комната, и даже в лагере — это он распределяет назначения на ту работу, где люди не умирают, зато тебя — если не повезло «прикрепиться» и «распределиться» правильным образом, могут и закопать, и даже могилы не будет.

И те несчастные советские люди, которым пришлось тогда жить, в условиях воображаемо светлого, а в реальности волчьего общества, только и делали, что выгрызали себе место, добивались того, чтобы их ну хоть куда-нибудь поселили и ну хоть чем-нибудь накормили. Чтобы не погибнуть.

Ведь не погибнуть — это в условиях того времени была сложная, и во многом лотерейная задача.

А сталинские начальники — сытые, широкомордые, заваленные духами, сапогами, патефонами, трофейными автомобилями и чем только не, — смотрели на эти страдания людишек с исключительным равнодушием.

И даже 1937 год — если не иметь дела с мифом, а прочитать списки расстрелянных, — затронул совсем не только маршалов и наркомов, но и огромное количество неизвестных и очень скромных людей, тех, у кого не было званий и должности, и кого не за что ненавидеть даже самому злобному из нынешних джугашвилистов.

Должна быть мораль.

И она будет.

Не надо злорадствовать, мстить и радоваться людоедству, хоть даже и историческому.

Потому что оно, людоедство, запросто может вернуться в какой-нибудь новой форме — и тогда выяснится, что новыми врагами народа стали совсем не плохие и вороватые «они», а — хорошие, невинные мы…

Выбор читателя

Топ недели