Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Выживут ли «правозащитники» после реформы Конституции

25.03.2020 - 17:46   3 252ГОРОДНЕНКО Юрий

Наблюдая, как наши «представители гражданского общества» воют по поводу конституционной реформы, невольно вспоминаешь, как эти же «защитники права» критиковали действующую Конституцию.

Кого-кого, а их президентские инициативы должны были бы устраивать в первую очередь. Ведь предложения Владимира Путина предусматривают их поддержку со стороны государства.

Так, часть 1 статьи 114 Основного закона предполагается дополнить пунктом «е» следующего содержания: «Российская Федерация осуществляет меры по поддержке институтов гражданского общества, в том числе некоммерческих организаций, обеспечивает их участие в выработке и проведении государственной политики». Согласно заявлению представителей рабочей группы, государство намерено поддерживать: «правозащитное движение, адвокатскую деятельность, Союз журналистов». Именно эти структуры подразумеваются под понятием «институты гражданского общества». Поэтому странно наблюдать, как наши радетели «гражданского общества» стараются заблокировать и эти нормы.

Впрочем, причины такого поведения становятся понятны, когда анализируешь историю так называемого правозащитного движения.

С конца 1950-х годов Запад стал подсовывать советским руководителям так называемую теорию конвергенции, которая на первый взгляд содержала набор привлекательных тезисов. Она декларировала «возможность» «сближения» и, больше того, «объединения» двух систем — социалистической и капиталистической. Предполагалось, что в итоге будет создана новая экономическая модель, включающая в себя «все самое лучшее от капитализма и социализма».

С целью практической реализации этой идеи правительства СССР и США приступили в 1966 году к созданию нового международного научного учреждения, которое было призвано координировать «интеграцию» советской и западной экономик. Юридически такая организация была создана в 1972 году. Называлась она «Международный институт прикладного системного анализа» и располагалась в Австрии.

В рамках этого проекта предполагалось не только выработать некую общую для Запада и СССР экономическую модель, но и сблизить, а затем интегрировать их правовые системы.

Но к тому времени руководство КПСС осудило сталинскую, а затем и хрущевскую эпохи за «беззаконие» и «волюнтаризм». Таким образом, само же дало основание негативно относиться к советской правовой системе. Чтобы исправить это положение и сблизить правовые системы, Запад предложил советскому руководству признать приоритет международного права и «совместно» заняться его созданием. Этим должна была заняться комиссия международного права ООН. В ее функции входила кодификация международно-правовых норм.

Министр иностранных дел СССР Андрей Громыко поддержал эту идею и убедил советское руководство согласиться с ней. Разработка проекта интеграции советского и западного законодательства в рамках международного права была поручена послу МИД СССР по особым поручениям Льву Менделевичу.

Итогом стало подписание в 1975 году в Хельсинки Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Хельсинский акт содержал в себе обязательство СССР признавать приоритет международного права перед национальным.

Хитрость заключалась в том, что комиссия международного права ООН, в функции которой входила разработка международного права, практически целиком состояла из западных или зависимых от Запада «экспертов». Как следствие, под видом «приоритета международного права» должно было произойти подчинение советских правовых норм западным. По сути, устанавливалось внешнее, а точнее западное управление над нашей страной.

Наконец, в 1977 году в Советском Союзе была принята Конституция, в которой был закреплен принцип «добросовестного выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права, из заключенных СССР международных договоров». При этом фактически признавалось, что международное право имеет приоритет перед национальным. Как видим, эта норма попала в советские законы задолго до 1993 года. Спрашивается, какой же «тоталитарный режим» существовал в Советском Союзе, если его правовая система была инкорпорирована из международного, а по сути — западного права? Или же тоталитарным было содержание западных правовых норм?

Наконец, в статье 78 Конституции СССР было закреплено обязательство государства обеспечивать деятельность правозащитных групп («общественных организаций»), в т. ч. тех, которые открыто оппонировали бы государству. Правда, они должны были регистрироваться в установленном государством порядке, а регистрация оппозиционных движений в СССР не допускалась. Но в соответствии с Хельсинским актом те из них, которые соглашались осуществлять «мониторинг» выполнения этого международного соглашения, могли действовать на территории Советского Союза и без регистрации.

Этим не замедлили воспользоваться западные спецслужбы. С их подачи на территории СССР как грибы после дождя стали появляться так называемые хельсинские группы. Формально они называли себя «правозащитниками», и от них берет свое начало история так называемого правозащитного движения в нашей стране.

Фактически никакого отношения к «защите права» они не имели. Их единственной целью было содействие установлению внешнего, а по сути западного правового управления над нашей страной. Это содействие выражалось в пропаганде идеи исторической неполноценности нашего народа. Якобы нам «всегда был присущ правовой нигилизм и стремление к диктатуре». Поэтому «правовое государство» может быть построено в нашей стране «только одним путем» — принятием западного протектората.

С тех пор все, что суживало или нивелировало это внешнее управление, неизменно вызывало у наших «защитников права» истерику. Больше того, в таких ситуациях открывалось их истинное лицо. Они готовы были на все, в том числе на ликвидацию нашей страны, нашего народа.

Поэтому даже ельцинский основной закон 1993 года вызвал их критику. Ведь в нем по ошибке прописали приоритет не всего «международного права», а только его «общепризнанных» норм. Общепризнанным международно-правовым документом является только Устав ООН.

Но особенную ненависть у наших «радетелей права» вызвала нынешняя конституционная реформа. Ведь изменения в основной закон направлены на защиту наших граждан, нашего народа, нашей страны.

Выбор читателя

Топ недели