Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Когда умер Лимонов, я попросил не говорить глупостей

31.03.2020 - 14:033 216ПРИЛЕПИН Захар

Само существование великой русской литературы есть залог бессмертия нации, и преждевременное прощание с ней — признак глупости и пораженчества. Что смерть Бондарева лишь заново высветила.

Я никогда в жизни с ним не общался, но его присутствие было как камертон: офицерский, гражданский, писательский.

Мирные вещи его я, скрывать не стану, не всегда ценил, там порой наблюдался перебор с нарочито залихватскими, претендующими то на остроумие, то на глубокомыслие диалогами, зато военные его повести, роман о 93-м «Бермудский треугольник», произвели на меня сильнейшее впечатление.

Он один из лучших баталистов не только в русской, но в мировой литературе, и, скажем, танковая атака в романе «Горячий снег» сделана на невероятном уровне, ни у Хэма, ни у Ремарка вы ничего подобного не найдете, это сопоставимо только с Толстым и его военными страницами.

Посему, когда умер Лимонов и в десяти подряд некрологах пропечатали, что ушел последний великий русский писатель, я попросил не говорить лишний раз глупостей. В моих словах не было никакой резкости и уж тем более непочтения к Лимонову.

Чего бы о себе Лимонов не думал — он именно что представитель русской литературы, великий ее представитель, и вместе с тем — звено, не последнее, но связующее Державина, Пушкина, Катенина и Герцена — с Чеховым и Горьким, Платоновым и Домбровским.

Это надо уметь ценить. Говорить после его смерти о том, что умер последний великий писатель, может только Алик Кох, которому надо, чтоб все здесь сдохло, и тогда Алик вздохнет спокойно, или какой-нибудь Платоша Беседин, надеющийся на то, что теперь, когда великие умерли, он наконец станет заметен.

Лимонов замечательно говорил, что личное бессмертие банально, а вот продолжение человеческого вида и русской нации куда важней.

В этом смысле само существование великой русской литературы есть залог бессмертия нации, и преждевременное прощание с ней — признак глупости и пораженчества.

Что смерть Бондарева лишь заново высветила. Уходят великие. Но с нами Лихоносов и Личутин, здравствует безусловный классик Саша Соколов, за нами смотрит Александр Андреевич Проханов.

Он, как и прежде, спокоен и подтянут. В его ряду, с ним рядом — иные великие баталисты — Лермонтов, Бестужев-Мариинский, Денис Давыдов, Всеволод Гаршин, Александр Серафимович, Константин Воробьев.

Это огромная честь и невиданное достижение — быть в русской литературе, остаться в ней, стать еще одним звеном. Ничего не уходит. Бондарев здесь. Русское слово звучит.

Выбор читателя

Топ недели