Росстат отозвал оценку рекордного роста промпроизводства | Продолжение проекта «Русская Весна»

Росстат отозвал оценку рекордного роста промпроизводства

Росстат в четверг отозвал опубликованную накануне оценку роста промышленности в апреле. Была допущена ошибка, пояснила служба: одно из предприятий в Ямало-Ненецком автономном округе завысило данные о добыче газа.

Прежде отзывов данных не случалось – обычно статистика обновляется при плановых пересмотрах, замечает главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков. Статистику пересматривают постоянно, но отозвать оценку спустя сутки действительно необычно, поддерживает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

В среду Росстат оценивал рост выпуска в апреле в 4,9% в годовом выражении – это рекордные темпы с мая 2017 г., когда производство увеличилось на 6,9%. С тех пор выше 4% они были лишь однажды – в феврале 2019 г., когда рост выпуска ускорил лишний по сравнению с февралем 2018 г. рабочий день. Опрошенные Bloomberg аналитики ждали роста на 2%.

Дополнительный день работы увеличил выпуск и в апреле, но всего на 0,5–1 п. п., замечал замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников. Столько же, по его оценке, могли обеспечить газовые «аномалии»: согласно изначальному докладу Росстата, добыча газа в апреле необъяснимым образом увеличилась на 16% в годовом выражении, хотя по данным ЦДУ ТЭК – всего на 3,5%. Кроме того, Росстат зафиксировал рост производства газового конденсата в 2,1 раза. К апрельским данным ЦДУ ТЭК доверия больше, отмечал Сальников.

После обнаружения ошибки и пересчета выяснилось, что добыча газа в апреле выросла не на 16%, а всего на 2,6%, добыча нефти – не на 7,4%, а на 2,5%. Это повлекло за собой снижение оценки роста добычи полезных ископаемых до 4,2% в годовом выражении с 6%, а всей промышленности – до 4,6% с 4,9%. Таким образом, рывка промышленности выявленная ошибка не отменила – темпы роста по-прежнему рекордные за два года.

Такие сильные результаты удивили даже министра экономического развития Максима Орешкина. Сам он оценивает рост промышленности ближе к 3% и ждет комментариев Росстата, сказал он накануне известия об ошибке (его слова по «Интерфаксу»).

Минэкономразвития курирует работу статистической службы с 2017 г., а в декабре 2018 г. многолетнего руководителя Росстата Александра Суринова сменил ставленник министерства Павел Малков. Спустя пару часов после признания Росстата Орешкин заявил о недопустимости таких ошибок: хотя они произрастают из сданной компанией отчетности, статистическая служба обязана проверять данные. Тут же выступил и Малков: по итогам служебного расследования пообещал наказать сотрудников, если будет выявлена их вина.

Ошибка выявлена крупная, говорит Сальников. Поскольку есть альтернативные данные ЦДУ ТЭК, то противоречие с ними сразу было заметно, замечает Исаков: при обычных пересмотрах изменения могут быть не менее существенными, но по многим позициям нет альтернативных источников информации.

Работники предприятия, заполняя формы статистической отчетности, могут ошибиться, но сотрудники Росстата на местах, месяц за месяцем работающие с временными рядами определенного показателя, понимают, что для него является нормой, а что нет, говорит завлабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста Высшей школы экономики Владимир Бессонов. Оперативные массивы данных для индекса промышленного производства или цен всегда содержат ошибки и, если показатель аномально меняется – это должно насторожить статистика, продолжает он: можно связаться с предприятием и спросить о причинах роста или падения.

Исправить ошибку сразу после обнаружения и объявить об этом – цивилизованная реакция руководства Росстата, считает Бессонов. В отличие от 1990-х гг. сейчас сформировалось сообщество потребителей статистической информации, рассуждает он: это и органы власти, и независимые эксперты – спрос на статистику стал более зрелым, «нельзя замести сор под буфет». Если быстрый пересмотр станет нормой, доверие к данным промышленного производства может возрасти, что стимулирует Росстат повышать качество обработки информации, сверять ее с альтернативными источниками, рассуждает Исаков.