Милорад Додик: антироссийское давление со стороны Запада является массовым и повсеместным | Продолжение проекта «Русская Весна»

Милорад Додик: антироссийское давление со стороны Запада является массовым и повсеместным

Недавно состоялось заседание Совета Безопасности ООН по Боснии и Герцеговине, на котором был представлен еще один предвзятый и ложный отчет верховного представителя ООН по Боснии и Герцеговине — Валентина Инцко, вызвавший негативную реакцию Республики Сербской и представителя России в ООН Василия Небензи.

По этому поводу мы поговорили с Милорадом Додиком, лидером сербов в Боснии и сербским членом Президиума Боснии и Герцеговины.

— Этот актуальный верховный представитель ООН по Боснии и Герцеговине Валентин Инцко — человек, который годами непрерывно говорит неправду о Боснии и Герцеговине, намеренно вводя в заблуждение Совет Безопасности ООН, создавая атмосферу нестабильности, чтобы оправдать свое существование и свои действия.

Совет безопасности ООН рассматривает ситуацию в отдельных странах только тогда, когда они представляют угрозу для региональной или глобальной безопасности. Босния и Герцеговина уже давно такой опасности не представляет, но, благодаря именно г-ну Инцко, она все еще находится в этом списке.

Верховный представитель по Боснии и Герцеговине попал в Совет безопасности ООН, благодаря одному из положений Дейтонского соглашения, в котором ему порекомендовано представлять доклады различным уровням и странам — России, США, ЕС, СБ ООН. Он тогда выбрал ООН и там остался.

Его основная задача заключалась в том, чтобы защитить Дейтонское соглашение в его первоначальном виде, но есть записанное видео свидетельство одного из предшественников Инцко, Пэдди Эшдауна, который хвастался в парламенте Великобритании, говоря, что «он должен был выкрутить руки местным политикам, чтобы изменить Дейтон». Тем самым он признался в преступлении, которое совершил. И точно так же делает и нынешний верховный представитель, который занимается международными преступлениями и нарушениями международного права, при поддержке США и ЕС.

Республика Сербская не является международно-признанной страной и не может подать иск против верховного представителя в соответствующие суды. И в этом наша проблема, и мы благодарны России за то, что она позволила Республике Сербской представить Совету Безопасности ООН свой правдивый доклад, на который она имеет право и в котором раскрывает незаконную деятельность верховного представителя, который обманывает ООН по многим вопросам, касающимся Боснии и Герцеговины.

Имеется достаточно доказательств того, что Валентин Инцко совершил незаконные действия, ставя под угрозу личные права людей, прежде всего политиков, а также сотрудников полиции, которых он уволил с должности, без какой-либо компенсации и без каких-либо оснований. И теперь он делает все возможное, чтобы сохранить эту незаконную ситуацию и защитить то, что он сделал. Благодаря так называемым боннскими полномочиям, которые вовсе не были предусмотрены в первоначальном Дейтонском соглашении, верховный представитель обозначил себя как лицо, имеющее право издавать законы, даже вмешиваться в конституции энтитетов.

Это привело к созданию неправовой и антиконституционной ситуации, в которой Босния и Герцеговина сегодня имеет Конституцию, которая полностью оторвана от реальности. У властей Республики Сербской были незаконно изъяты 83 полномочия, которые переданы центральным органам в Сараево.

В своем последнем докладе Инцко обозначает как главную проблему Республику Сербскую, как и много раз до этого. И становится очевидно, что он выступает необъективно.

Как опасность для Дейтона Инцко в докладе обозначил тогда еще не состоявшееся заседание Парламента Республики Сербской, одновременно поддерживая декларацию СДА (Партия демократического действия, владеющая мусульманская партия в Сараево) двухмесячной давности, которая прямо нарушает Дейтон, выступая за унитарную Республику Босния и Герцеговина, хотя в тексте Дейтонского соглашения нет никакой другой республики, кроме Республики Сербской. И только о Республике Сербской речь идет в действующей Конституции Боснии и Герцеговины!

В докладе Совету безопасности ООН Инцко упрекает сербских представителей из Боснии, что они встречаются с президентом Сербии Александром Вучичем, и я спрашиваю, какое у него право вообще говорить об этом и как это его вообще касается?

На самом деле в Республике Сербской на этот момент продолжается деятельность и стремление к гармонизации отношений в Боснии и Герцеговине, чтобы она могла функционировать.

Но также, Республика Сербская дает понять всем, что она не готова терпеть издевательства верховного представителя, и что для нее существует, как вариант, и независимый статус. И мы этого не скрываем. Но я подчеркиваю, что в настоящее время никаких действий по этому поводу не предпринимается, а их только выдумывает верховный представитель Инцко.

Но мы подчеркиваем, что для нас ЕС не является единственной альтернативой, так же, как пребывание в Боснии и Герцеговине не является единственной альтернативой, которую здесь имеют сербы. У нас есть и другие альтернативы, о которых мы думаем, и я хочу, чтобы все это знали.

*Кому действительно было нужно это заседание Совета Безопасности ООН по Боснии и Герцеговине?

— Оно было нужно только этому морально упавшему верховному представителю, чтобы еще несколько раз появиться на глобальной сцене и сохранить себе месячную зарплату в размере 24 тысяч евро, наряду со многими другими привилегиями, которыми он пользуется, например, освобождение от налогов здесь и в его стране, с объяснением, что, якобы, он работает в условиях высокого риска.

Такое заседание Совета безопасности ООН должно было также послужить микрофоном для некоторых других стран, пытающихся продолжать преподавать уроки Боснии и Герцеговине и поддерживать именно такого верховного представителя. Это Великобритания, США, Германия и еще несколько других стран, у которых нет желания видеть, как он своими незаконными действиями в Боснии и Герцеговине, всеми способами пытается управлять страной с помощью неправовых решений.

И эти страны продолжают настаивать на поддержке такого верховного представителя, который здесь уже нарушил все международные законы, Дейтонское соглашение, Венскую конвенцию о международных правах, в которой четко написано, что соглашения должны выполняться, в точности, как в них написано.

Эти страны в свое время продвигали девиз «духа Дейтона», при этом то, что этот «дух» из себя представляет, они определяли по своему желанию.

Невероятно то, что у нас происходило! И сегодня эти страны пытаются оправдать свое заблуждение о «духе Дейтона», несмотря на то, что именно они свалили Боснию и Герцеговину в болото — в почти невозможную ситуацию.

Если бы верховный представитель против нас сейчас принял какое-то решение, ему бы радовались только мусульмане. Но оно никогда не было бы выполнено.

Сегодня Косово является горячей региональной, европейской и даже глобальной проблемой. Для его решения задействованы огромные дипломатические ресурсы, от ЕС до спецпредставителей США…

И произошла невероятная и абсурдная ситуация, когда на прошлой неделе Великобритания сняла Косово с повестки дня Совета Безопасности, и на его место поставила обсуждение ситуации в Боснии и Герцеговине. Я задаю вопрос, какие стандарты и принципы здесь использованы? И как мы можем доверять тем же британцам, которые всего несколько лет назад говорили о необходимости принятия резолюции, осуждающей сербов за геноцид в прошлом веке. И это предлагали именно те, кто совершил множество геноцидов в истории. Если бы не было России, эта резолюция была бы в повестке дня Совета безопасности ООН, и сегодня мой однолетний внук носил бы этот постыдный ярлык, который британцы нам определили.

И как я теперь могу уважать эти очевидно негативные намерения в отношении нас?! Я не приемлю это. Мое мнение — невозможно по их стандартам устраивать мир.

Но они, как бывшая империалистическая сила и колониальное «старье», пытаются продолжать и использовать свою проекцию силы на небольшие страны и малые народы, такие как мы.

Лондон выделил 12 миллионов фунтов стерлингов на создание трех центров «против российского влияния на Балканах» — в Сараево, Подгорице и Тиране. И это все оплачивает Великобритания, и все это существует в их официальных документах. Когда у нас проходили выборы, министр обороны Великобритании заявил, что они выделили 40 миллионов фунтов стерлингов для отправки своих войск с целью проведения выборов в Боснии и Герцеговине! О какой тут демократии речь идет?!

А с другой стороны есть Владимир Путин, который от нас никогда ничего не требовал, а просто спрашивал, может ли нам помочь. И он нам только помогал в том, что мы просили. Он никогда ни на чем не настаивал, не требовал… И эту помощь на Западе считают негативной! И, наоборот, то, что их представители обманывают и нарушают международное право — это у них хорошо.

  • Недавно министр иностранных дел России Сергей Лавров предупредил о давлении и шантаже со стороны Америки, направленных на вовлечение Боснии и Герцеговине в НАТО…

— Это именно то, чем занимается верховный представитель Инцко. Он от имени Боснии и Герцеговины рассказывает, что она должна двигаться к евроатлантической интеграции. Но это вовсе не выбор Боснии и Герцеговины, потому что Республика Сербская против такой интеграции. НАТО дважды бомбил сербов, один раз в Республике Сербской и один раз в Сербии. Нам нанесли огромные человеческие и материальные потери, навсегда оставив нам убийственный для нашего населения обедненный уран, который на протяжении веков будет вызывать злокачественные заболевания у рожденных детей.

И это то, что человек не может принять. Если бы мы дали согласие двигаться в направлении вступления в НАТО, это было бы моральным оправданием убийц наших детей, их действий.

С другой стороны, мир уже не тот. Мы не хотим находиться в блоке, который противостоит России, Сербии и многим другим странам. НАТО давно сформировали исключительно против России, и теперь он пытается удержаться на якобы «злокачественном влиянии русских» на нашей территории, которое никто, кроме НАТО, не видит.

Антироссийское давление со стороны Запада на нас является массовым и повсеместным. В Сараево, как я уже упоминал, существует целый центр, который занимается предотвращением так называемого российского влияния, который оказывает давление на таких людей, как я. Но они не понимают, что сербский народ никого не принуждал к позитивному отношению к России и негативному отношению к кому-то другому. Это то, что просто находится в сердце нашего народа.

Сегодня ни один политик в Республике Сербской не существовал бы, если бы он вышел и сказал, что он за НАТО и против России. Мы все здесь живем и думаем, что Россия справедливая и нам очень помогает. Я неоднократно говорил с президентом Путиным, и уже сказал, что он никогда ничего от меня не требовал, в отличие от тех с запада, которые еще с порога навязывают готовые решения по принципу кнута и пряника.

Когда Запад настоял на том, чтобы Босния и Герцеговина присоединилась санкциям против России, Республика Сербская сказала «нет», несмотря на огромное давление, оказанное на нас в то время. Это повторяется каждый раз, когда Запад обновляет санкции против России, и тогда у нас регулярно появляются их разные мошенники, которые требуют от нас согласиться на это. А поскольку мы не согласны, они говорят что мы «под злокачественным влиянием России».

Что за чушь! А это не злокачественное влияние Североатлантического альянса, который размещает здесь свои подразделения, и не злокачественное влияние Запада, который в Боснии и Герцеговине вмешивается во все, даже в управление на самых низких уровнях власти?!

Не говоря уже о токсичном влиянии самого верховного представителя ООН, который ежедневно нарушает Дейтонское соглашение. Для них это не злокачественно, потому что они считают, что то, о чем они говорят, должно быть в наших интересах. А я пойду им на встречу только тогда, когда они поймут, что мы представляем свои, а не их интересы.

*Вас Запад обвиняет в разрушении Дейтонского соглашения, и одновременно не реагирует на съезд СДА (Партия демократического действия, правящая мусульманская партия) с документами об унитарной республике Боснии и Герцеговине.

— Это невероятно! Нет ни одного доказательства того, что я разрушаю Дейтон, потому что если бы это было так, они бы немедленно начали меня преследовать. Но есть мои оценки, в которых я говорю, что именно из-за тех, кто уничтожает Дейтон, если это продолжится, Босния не удержится. Именно эти мои оценки, и даже просто упоминание этой темы они характеризируют как анти-Дейтонские.

Что за страна Босния, нужда какая? Босния и Герцеговина является выдумкой либерального капитализма. Единственно логичным решением было разделить ее в 1995 году, а затем установить стабильные отношения между сообществами. И не возвращаться к концепции функционирования бывшей СФРЮ, которая именно в те годы доказала, что не может выжить.

В течение десятилетий Боснию и Герцеговину называли Югославией в миниатюре. И когда эта большая страна не смогла пережить серьезные проблемы между сербами, хорватами и мусульманами, нас сербов, хорватов и мусульман втолкнули в маленькую Боснию и Герцеговину и сказали, что мы должны находиться там под присмотром международного сообщества.

И с самого начала они стали на сторону мусульман, демонизируя сербов за все негативное, что происходило. Югославия в миниатюре — Босния, сегодня не живет так, как она жила до войны, нет «тигровой шкуры», смешанного населения, где города были полностью смешаны (правда, в сельской местности все-таки было известно, кто населяет какую деревню). Сегодня в Боснии и Герцеговине существует линия разграничения, которая четко очерчивает Республику Сербскую, и эта линия энтитетов также может стать государственной границей.

  • Прошло более одного года от проведенных выборов, и в Боснии и Герцеговине нет установленной власти. Функционирует только Республика Сербская. Кого устраивает несформированность власти на уровне государства Боснии и Герцеговины и второго энтитета (мусульманско-хорватской федерации)?

— Запад видит опасность в моей партии и моей политической группе. Они знают, что с нами не могут реализовать ничего, что они нам навязывают или желают сделать. А мы будем делать только то, что, по нашему мнению, отвечает интересам Республики Сербской, что соответствует Конституции и законам. И мы не будем исполнять их желания. И именно поэтому мы для них «плохие парни». США наложили лично на меня санкции, заявив, что я непослушен. В основном, из-за их страха перед «группой Додика», как они нас называют, из этого сделали страшилку до такой степени, что уже более года препятствуют формированию власти в Боснии и Герцеговине. Но они ничего не могут сделать без нас, потому что мы на выборах получили максимальную поддержку народа.

Я являюсь членом Президиума Боснии и Герцеговины и не готов поддерживать некоторых квази-сербов или предателей, которых всегда легко найти, чтобы они пришли к власти, а я еще должен с этим и согласится. Я этого не буду делать, и они прекрасно это знают. Вот почему у них есть проблема с моим мандатом и мандатами моих людей.

Мы представляем самую большую политическую группу из Республики Сербской. Власть, которую мы представляем в Республике Сербской, имеет две трети парламентской поддержки. И такого не было со времен войны, когда существовала только одна политическая партия.

Мы не принимаем приказы верховного представителя ООН, и мы уже давно сказали, что не будем публиковать его решения в нашей Официальной газете («Службени гласник»). Он, если считает, что может править в Республике Сербской, должен публиковать свои решения в его какой-то официальной газете, которая, конечно, не существует.

Карлос Вестендорп, который был второй верховный представитель, однажды заявил, что Боннские полномочия были против Дейтонского соглашения. Есть такое его заявление. И сегодня, основываясь на том, что Запад сделал против Дейтона, они пытаются сказать нам, что мы не правы, потому что мы их не поддерживаем. Должны ли мы поддерживать тех международных мошенников, которые отобрали у Республики Сербской 83 компетенции и перевели их на уровень Боснии и Герцеговины? А именно Босния и Герцеговина имела больше шансов на успех 20 лет назад, когда такого не было, что сегодня творится. Вот что они сделали. И потерпев неудачу, они нашли виноватых в нашем лице.

  • Вы поддерживаете мнение о том, что сербский национальный вопрос на Балканах пока не решен, и являетесь сторонником соединения Республики Сербской и Сербии…

— Сербы являются главными потерпевшими от распада бывшей Югославии. Они — десятилетиями маргинальное меньшинство в Словении, где даже не имеют статуса национального меньшинства. Не говоря уже о ситуации в Хорватии, где их было 560 тысяч, а сегодня их чуть более 100 тысяч, из которых огромное число массово ассимилируется или просто исчезает. В Федерации Боснии и Герцеговины (второй энтитет) до войны было 540 тысяч сербов, а сейчас нас там около 40–50 тысяч. Все это не помешало им обвинить нас в этнических чистках, пока у них «текли мед и молоко». В Черногории положение сербов практически никакое, в Северной Македонии все, что принадлежало Сербской православной церкви, пытались похитить некоторые группы и само северомакедонское государство. Про Косово и говорить нечего!

Существует государство Сербия, у которого самая большая проблема — Косово, и существует Республика Сербская, которую они затолкнули в какую-то Боснию и Герцеговину, и сказали нам, что мы должны находится здесь и страдать, не имея возможности подтвердить все наши свободы и права, которые нам принадлежат. Фундаментальное право и свобода народа быть вместе, и нам постоянно не разрешают это сделать. Они мешают любому, кто пытается даже предположить, что мы можем собраться вместе в ближайшем или далеком будущем, и сразу характеризуют его как «плохого парня», который должен подвергаться критике и даже санкциям Запада.

Это подтверждает то, что еще давно сказали британцы, когда Османская империя распадалась в этом регионе, что любой ценой надо помещать сербам собраться в одном государстве, потому что они тогда бы стали фактором на Балканах. Даже сегодня каждый посол, приезжающий на Балканы из Великобритании, получает инструкции на основе этих установок. И все, что они делают — работают с целью помешать сербам укрепиться и что-то вместе сделать. И они уже более 100 лет создают проблемы на Балканах, именно эти британцы спрятаны за ЕС, а иногда и за США. Они пытаются дестабилизировать консолидацию сербского национального сообщества, но одновременно для себя и своего народа всегда готовы получить гораздо больше, чем им принадлежит. Они считают себя какой-то высшей расой, а нас язычниками, которых нужно дисциплинировать!

Этот мир находится в каком-то совершенно непонятном состоянии. Вот Трамп выступает на Генеральной Ассамблеи ООН со словами, что умные лидеры защищают свой народ, и что они должны отказаться от глобализма и вернуться к патриотизму. В то же время его люди называют наших патриотов худшими националистами.

  • Вы первые начали поднимать свой голос против навязывания решения извне?

— Все мы знаем, как власть формировалось в прошлом, здесь и в Сербии. Мы первые сказали иностранцами, что нас это не интересует. Оказалось, что это было возможно. Если бы мы не сделали этого тогда, мы бы не выжили сегодня. Тогда мы потеряли бы то, что успели сохранить. Мы в политическом смысле находимся здесь вроде спасательной миссии. Мы боремся против постоянных нападок на нашу идентичность и наше воплощение под названием Республика Сербская.

Они хотят вызвать у нас отвращение к нашей республике, сделать из нее скорлупу, говорят о геноциде и много о чем другом, что, конечно, не соответствует действительности. Они хотят, чтобы мы винили сами себя, и даже этого им недостаточно, настаивают на том чтобы мы сами себя демонизировали. Может быть, только тогда мы бы стали для них хорошими.

*Турция все активнее проявляет себя в регионе, но с другой политикой. Турция сегодня не является слепым последователем НАТО и Америки, она в хороших отношениях с Сербией и Россией. Готова ли Босния и Герцеговина к такой Турции?

— Ранее, когда Ахмет Давутоглу занимал высокий пост (в 2014 -2016 годах премьер-министр Турции — прим.ред.), он написал книгу «Нулевые проблемы». Наоборот, турки тогда создали тысячу проблем. Он прилетал в Боснию и Герцеговину и говорил, что она их страна, в которой им необходимо восстановить Османскую империю. Конечно, мы не приняли это, что создало противостояние с ним.

Президент Эрдоган в последнее время отправляет совсем другие идеи. Я также был свидетелем этого, потому что мне несколько раз удавалось увидеть, что он готов поддержать проекты развития на всей территории Боснии и Герцеговины, а не только в мусульманской части. Одним из доказательств этого является строительство скоростной автострады Белград — Сараево — Белград, кругового кольца, которое должно решить многовековую проблему Боснии и Герцеговины — перестать быть транспортным тупиком.

С помощью этой скоростной дороги значительно можется увеличиться транспортный поток по уже высокоразвитому маршруту Турция-Европа. Мы обсуждаем это с Турцией и пытаемся увидеть их интересы в этом проекте.

Конечно, мы не готовы согласиться с какими-либо идеями, которые могут поставить под угрозу нашу нацию. Но мы также считаем, что, поскольку они разделяют одну веру с босняками-мусульманами, они с ними должны иметь более тесное сотрудничество. Однако ожидаем и от босняков, чтобы они реалистично признали, что мы православные сербы, и что нет никаких боснийских сербов или хорватских сербов, и что есть только сербы.

Я — серб, но я — не боснийский серб, и меня обижает, когда кто-то говорит мне, что я — боснийский серб. Я — серб, можно сказать из Боснии, но я не боснийский серб.

  • Вы предложили провести четырехстороннюю встречу Сараево-Анкара-Белград-Москва. Примут ли представители босняков такое предложение?

— Если бы Турция настаивала, ответ, безусловно, был бы — «да». Я поднял этот вопрос на трехсторонней встрече в Белграде, на которой присутствовали президенты Эрдоган и Вучич. Тогда было сказано, что это должно быть организовано на уровне министров иностранных дел.

Министр Сергей Лавров говорил об этом несколько раз, когда мы встречались с ним, и я ничего не имею против такой встречи, и я думаю, что это было бы хорошо. Но я думаю, что теперь в Сараево боятся того, что скажет им Запад, потому что им не нравится, когда что-то бывает непонятно Западу. Я, безусловно, поддержу такое предложение, потому что мы должны встречаться и разговаривать.

Мы также видим некоторые позитивные события в самой Турции, где, поскольку после истории со сбитым российским самолетом ситуация была очень напряженной, она сейчас почти нормализовалась, и установились корректные и почти близкие отношения с Российской Федерацией, что меня радует. Например, еще несколько лет назад никто не мог поверить, что Турция купит систему С-400 у России, а это на наших глазах происходит несмотря на все противодействие со стороны НАТО и угрозы оттуда.

Все это говорит о том, что у Турции сегодня другое лицо. Опять же, мы не должны вводить себя в заблуждение и принимать это, а скорее внимательно смотреть на такую реальную Турцию, которая пытается одинаково относиться ко всем.

  • В стадии реализации находятся совместные проекты Республики Сербской и Российской Федерации. Один из них газопровод под г. Биелина…

— У нас есть договор с Газпромом по этому проекту, который будет реализован. Но мы все время ждали окончания этой истории под рабочим названием «Турецкий поток», и я предлагаю, что будет более уместно, чтобы никто не сердился, название — «Балканский поток». Если бы Болгария не отменила «Южный поток», у нас бы уже был готов этот проект. Этот новейший поток снова проходит через Болгарию, и мы с удовольствием смотрим на его строительство, так как это приведет к реализации меморандума с Газпромом о строительстве газопровода из Сербии в Баня-Луку.

  • Вы часто встречаетесь с президентом России. Ваш советник, знаменитый режиссер Эмир Кустурица, заявил, что президент России сказал ему, что вы подходите ему и духом, и своими действиями… Как президент России подходит вами?

— Президент Путин, несомненно, является одним из самых важных мировых лидеров, человеком, который успел восстановить Россию экономически и по любым другим показателям, который возглавляет Россию в очень трудные времена, Россию, которая двадцать лет назад была безнадежно потеряна.

Когда он возглавил Россию, эта Россия продемонстрировала волю и вернулась на мировую арену в качестве глобальной силы, в условиях, когда многие оспаривали такой ее потенциал, что недавно проявилось в присутствии русских в Сирии. Если бы русские тогда не пришли туда, в Сирии все еще был бы конфликт и незаконченная война.

Я глубоко уважаю президента Путина и с нетерпением жду любой возможности встретиться с ним. Как правило, это происходит один или два раза в год, и, конечно, мне бы хотелось, чтобы это происходило почаще. Разговоры с ним всегда дружеские, и я рад отметить присущее ему всегда желание объяснять нам актуальные события. Например, в разгар украинского кризиса, он почти час нам объяснял, о чем идет речь, хотя мы не были никаким значимым фактором в тех событиях.

Это человек, который внимательно слушает своих собеседников, который говорит мало, но ясно, и для меня не только большая политическая честь, но и пожизненная честь иметь возможность встречаться с ним.

1 008