Милорад Додик: Россия — единственная страна, сохраняющая объективность | Продолжение проекта «Русская Весна»

Милорад Додик: Россия — единственная страна, сохраняющая объективность

На военной базе США в Дейтоне 21 ноября 1995 года стороны окончательно договорились об общем рамочном соглашении о мире в Боснии и Герцеговине, положившем конец гражданской войне в этой бывшей югославской республике. По данному поводу в Республике Сербской в четверг объявлен праздник, в то время как в мусульмано-хорватской федерации обычный рабочий день.

Так в каком же направлении сейчас развивается БиГ? Есть ли в настоящее время точки соприкосновения и общие ориентиры у лидеров сербов, бошняков и хорватов? Каковы интересы здесь Запада и России?

Отвечая на эти вопросы, следует напомнить, что в результате острого межэтнического конфликта в 1992–1995 годах на территории Боснии и Герцеговины погибли более 100 тысяч человек, а число беженцев превысило 2,2 миллиона, что поставило его в один ряд с самыми масштабными гуманитарными катастрофами в Европе со времен Второй мировой войны.

При этом именно на территории современной БиГ была проведена первая крупномасштабная военная операция в истории НАТО «Обдуманная сила» (30 августа — 14 сентября 1995 года), в ходе которой натовской авиацией проводились бомбардировки позиций боснийских сербов. Тогда за две недели было совершено 3206 самолетовылетов и сброшено около тысячи авиабомб, применены 13 крылатых ракет морского базирования «Томагавк», а от последствий использования боеприпасов с обедненным ураном до сих пор умирают местные жители.

В соответствии с дейтонскими мирными соглашениями, Босния и Герцеговина имеет сложную систему власти, учитывающую интересы трех государствообразующих народов. Она состоит из двух частей (энтитетов) — Федерации Боснии и Герцеговины (мусульмано-хорватской) и Республики Сербской. По сути это союз двух самостоятельных территориальных образований, над которыми стоят совет министров и президиум.

В президиуме, высшем коллективном органе управления Боснии и Герцеговины, свои народы представляют Шефик Джаферович (бошняков), Желько Комшич (хорватов), Милорад Додик (сербов).

При этом Шефик Джаферович и Желько Комшич видят своих союзников главным образом на Западе. Они призывают к интеграции БиГ в НАТО, настаивают на признании Косово, диверсификации поставок газа в страну для меньшей зависимости от Москвы, в том числе за счет закупок американского сжиженного газа. Россия же рассматривается ими, прежде всего, как экономический партнер и большой рынок сбыта для своей сельхозпродукции и иных, производимых здесь товаров. Такая политика полностью поддерживается представителями Вашингтона и Брюсселя в Сараево, прилагающими максимум усилий для активации плана действий по членству в НАТО для БиГ и ускорения евроатлантической интеграции данного балканского государства.

В то же время лидер боснийских сербов открыто выступает за расширение всестороннего взаимодействия с Россией, не допускает и мысли об интеграции в НАТО, настаивает на свертывании аппарата высокого представителя в стране и удалении иностранцев из конституционного суда БиГ. Все это, естественно, стало поводом для демонизации политика в западных СМИ и введения в отношении него санкций со стороны США. Кроме того, Додик подчеркивает, что, по его мнению, на Западе желают, чтобы сербский народ молчал, но сербы обязаны говорить о преступлениях НАТО и никогда не забывать о них. Лидер боснийских сербов открыто говорит о том, что Россия осталась последней страной, которая придерживается международного права на Балканах, защищая и отстаивая его.

«Россия — единственный международный игрок в нашем регионе, который придерживается международного права, сохраняет объективность, — указал в интервью ТАСС политик. — Принято считать, что Россия симпатизирует сербам, но Россия предлагала проекты и хорватам, и бошнякам, однако они не захотели, поскольку не посмели согласиться на такое сотрудничество из-за Запада. Россия сегодня — единственный страж международного права на Балканах. Это дает нам здесь чувство уверенности, потому что не все поставлено в зависимость от волюнтаризма западных центров силы, которые будут толковать все нормы права, как им нужно. Мы видели, как они приняли решение о бомбардировках Сербии и Республики Сербской без резолюции Совета Безопасности ООН, — все это очень опасно. Потому на Россию и возлагают надежды, что она защищает международное право».

Таким образом, можно констатировать, что и спустя 24 года в Боснии и Герцеговине сохраняются межэтнические противоречия, осложняющиеся различной интерпретацией трагических событий 90-х готов, а также тем, что сербы по-прежнему видят в качестве своих главных геополитических союзников Москву и Белград, в то время как хорваты ориентируются на Брюссель и Загреб, а бошняки — Анкару и Вашингтон.

Между тем в ходе ноябрьского заседания Совета Безопасности ООН по ситуации в БиГ постоянный представитель России Василий Небензя заявил, что Москва со своей стороны продолжит делать максимум для того, чтобы сербы, хорваты и бошняки подходили к решению всех проблем в БиГ сообща, на заложенной Дейтоном прочной и сбалансированной основе, которая постулирует равенство трех государствообразующих народов. «Готовы к дальнейшему расширению взаимовыгодных отношений с БиГ на представляющих обоюдный интерес направлениях», — констатировал дипломат.

1 041