Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Странности пандемии | Продолжение проекта «Русская Весна»

Странности пандемии

08.04.2020 - 15:1316 794

Хорошие новости о глобальном вирусе: скоро всё закончится. И закончится несмотря на то, что лекарства от вируса не найдут. Но паника и глобальный карантин усугубят эпидемию. Они стали главной её странностью: хроники болезни и борьбы с ней превратились в главный мировой информационный сюжет, оставив в стороне все остальные проблемы.

О вирусе

Нынешний вирус, бесспорно, распространяется стремительно, но это не превращает его в монстра в мире вирусов. Скорость распространения – демонстрация не его разрушительной силы, а его готовности приспособиться к среде обитания.

Чем сильнее вирусная болезнь, тем короче срок эпидемии и меньше количество заражённых. Тяжёлая форма обрекает человека и вирус на взаимное уничтожение. Врачи подробно изучили симптоматику нового коронавируса (расшифровка генома произошла в первые сутки, для современной науки это несложно). Вирус ведёт себя довольно агрессивно в первые дни болезни, а потом отступает так же быстро, как и появился.

По данным ВОЗ, смертность от нового коронавируса составляет в среднем 3,3 процента – даже с учётом более сильного штамма в Италии. Так как во множестве случаев болезнь протекает бессимптомно и медиками не фиксируется, этот процент ещё ниже.

Все виды известных вирусов объединяет одно – мутация в более лёгкую форму. Лёгкими вирусами порой переболевает за зиму значительная часть населения. Впрочем, грипп и атипичная пневмония, которые тоже появляются из-за коронавирусных инфекций, к лёгким формам не относятся.

Уровень смертности от гриппа и пневмонии в сезон 2019–2020 года – 6,7 процента, что не превышает эпидемического порога. Этот сезон – один из худших за всю историю наблюдений за гриппом, однако он не самый плохой. В 2017–2018 годах было ещё хуже. Уровень смертности от гриппа – 7 процентов, это допустимая норма. Выше – при атипичной пневмонии (9,6 процента; вспышка в 2003 году) и  вирусе ближневосточного респираторного синдрома MERS-CoV (36 процентов; вспышки в Саудовской Аравии в 2012 году и Южной Корее в 2013 году).

В этом году ВОЗ, центры по контролю и профилактике заболеваний США (Centers for Desease Control and Prevention, CDC) совместно с другими партнёрами по отрасли пересмотрели данные о смертности от респираторных заболеваний, связанных с сезонным гриппом, и оказалось, что летальный исход ежегодно даже выше, чем считалось.

Ежегодно от гриппа и его осложнений в мире умирают не 500 тысяч, как считалось ранее, а до 650 тысяч человек.

По словам врачей, сезон гриппа, который начался в сентябре 2019 года и может продолжаться до мая 2020-го, сейчас находится на пике. Просто о нём не рассказывают круглые сутки.

И вот давайте представим, что каждая из смертей от гриппа сопровождалась бы пиаром в ведущих глобальных СМИ. С него начинались бы выпуски всех новостей, а в социальных сетях множились бы конспирологические теории о причинах смертности от гриппа. И так каждый год. Мировая экономика и нервы аудитории выдержали бы такой натиск?

Источник

Странность номер два. Нет полной ясности, откуда появился коронавирус.

Версия первая, нейтральная: вирус летучих мышей как-то передался животным, используемым в китайской традиционной кухне (броненосцы, змеи и тому подобное), а потом – человеку. Это не очень хорошо согласуется с тем, что вирус пневмонии COVID-19 имеет существенные отличия от коронавируса животных.

Версия вторая, усиленно поддерживаемая США: вирус разработан в Уханьском институте вирусологии, который также называют вирусной библиотекой, а потом произошла его утечка. Не сбрасывая полностью такой вариант со счетов, нужно отметить, что он, хоть и способен объяснить заражение местных жителей в Ухане, не объясняет почти мгновенное попадание вируса в США, Италию и другие страны на раннем этапе эпидемии.

Наконец, третья версия: вирус был создан в США. Собственно, тут нет никакой конспирологии – он действительно был там создан в 2015 году, и об этом открыто писали в научной прессе: «Успешный лабораторный эксперимент по созданию гибридной формы коронавируса летучих мышей, способной заражать человека, вызвал среди учёных опасения о непредсказуемых последствиях утечки вируса-мутанта. Об открытии и спорах вокруг него сообщает издание Nature News.

Тогда американские биологи создали «химеру» из вируса подковоносых летучих мышей Китая, известного как SHC014: его поверхностный белок перенесли в вирус SARS, живущий в лёгких подопытных мышей (для моделирования заражения человека). Учёные доказали, что вирус SHC014 уже обладает всеми необходимыми орудиями для связывания с ключевым рецептором клеток человека. Эксперимент подтвердил гипотезу о возможности прямого заражения человека коронавирусами летучих мышей». Статья-источник на Nature News по-прежнему доступна.

С 2005 по 2012 год американский Центр по контролю и профилактике заболеваний зарегистрировал 1059 сообщений об инцидентах с утечками лабораторных токсинов. 

Временной лаг в четыре года объясняет очень многое. Например, почему в 2017 году администрация президента США отрабатывала сценарий действий при эпидемии, а НАТО в 2019 году потратило треть своих научных расходов на изучение химико-биологической угрозы – это в семь раз выше уровня прошлых лет.

Крайне интересна и японская точка зрения. TV Asahi выпустило программу с японскими и тайваньскими эпидемиологами, которые пришли к выводу (заметим, достаточно нелицеприятному для американских союзников), что следы ведут в США, где есть все пять типов коронавируса, а в Ухане – только один. Тайваньский специалист отметил, что в августе 2019 года в США прокатилась волна смертей от лёгочной пневмонии, которую тогда связали с последствиями использования вейпов.

В конце концов, называется и точное место, откуда произошла утечка нового вируса, – ведущая военная биолаборатория в Форте Детрик, штат Мэриленд. В августе 2019 года «Нью-Йорк Таймс» написала, что лаборатория закрывается после «проблемы с утилизацией опасных микробов» – и тут же вспыхивает волна «вейповой пневмонии».

Таким образом, версия складывается примерно такая: 2019-nCoV был создан в США искусственно, но его утечка произошла случайно.

Если мы примем этот факт, держа в уме срок с августа 2019 года, то становится понятно, почему китайская и итальянская разновидности вируса имеют разную «агрессивность», – за эти месяцы в разных странах вирус мутировал по-разному, развиваясь отдельными путями эволюции.

Лекарство

Странность номер три.

Все фармацевтические компании мира объявили крестовый поход за вакциной от коронавируса, хотя до сих пор никаких вакцин от предыдущих коронавирусов изобретено не было.

Как и всякий подобный вирус, 2019-nCoV пытается измениться от организма к организму и одновременно становится неуязвимым для лекарства. В одном только Китае зафиксировали 149 мутаций нового коронавируса.

Поиск вакцины в ситуации с любой вирусной пневмонией сводится к тестам препаратов in vivo. Другой путь описан в популярном ныне фильме 2011 года «Заражение» Стивена Содерберга, когда «изобретённую вакцину» выдавали понемногу, так как её производство было слишком медленным. И это создало особую интригу в сюжете. Но мы живём не в кино.

Российские власти и учёные на этом фоне применили правильный подход – рекомендовали лекарства для подавления симптомов болезни, не дожидаясь «открытия вакцины» против нового коронавируса.

Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) совместно с группой компаний «ХимРар» начинает производство в России препарата «Фавипиравир», который был разработан в Японии и одобрен для продажи в 2014 году. По данным клинических исследований, проведённых в Китае, препарат помогает при лечении пациентов с коронавирусной инфекцией. Он снижал длительность COVID-19 в организме человека с 11 до 4 дней. У 91 процента заражённых, принимавших это лекарство, улучшилось состояние поражённых лёгких. В любом случае это прекрасная новость: в Японии это средство от гриппа оказалось поистине чудодейственным, излечивая больного за два-три дня. Планируется, что поставки «Фавипиравира» на российский рынок начнутся уже в апреле.

Вот что нас сближает с Азией: мы и в науке, и в быту принимаем судьбу как есть и подстраиваемся под неё, смягчая удары. Западная культура ищет способ изменить реальность раз и навсегда, вот и сейчас делается ставка на поиск исчерпывающей вакцины, которая убивает не только симптомы, но и сам вирус.

Можно ли победить COVID-19 без вакцины от него, чисто карантинными мерами? Опыт Китая даёт положительный ответ. Но не всё так просто.

Сейчас в Ухане карантин снят, и в целом в Китае эпидемия завершена. Рост числа инфицированных в других провинциях, где не было (!) жёсткого карантина, тоже почему-то прекратился. Как эти факты связаны между собой – сказать пока невозможно: куда логичнее было бы предположить, что вирус будет гулять из провинции в провинцию, ведь у него везде есть свои плацдармы. Но нет – китайцы выздоравливают, а новых больных не появляется. Значит ли это, что переболели и получили иммунитет все полтора миллиарда китайцев? Очевидно, что нет, и остаётся необъяснимой уверенность китайского правительства, что вирус не вернётся.

Можно предположить, что Китаю всё-таки удалось создать вакцину и провести неафишируемую вакцинацию населения. Звучит, с одной стороны, почти фантастично, учитывая масштабы мероприятия, но с китайской цензурой и закрытостью это становится возможным.

Совершенно очевидно, что нынешняя вспышка коронавируса нового типа останется с человеком, как другие вирусные заболевания, которые появились ранее, навсегда. Правительствам сейчас нужно принять как данность существование вируса среди человечества и научить себя и людей жить в его присутствии. Как это было во времена прошлых эпидемий, с другими вирусами, из которых человек всегда выходил победителем.