Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Дело Ефремова: российское правосудие уже не будет прежним

08.09.2020 - 21:124 329

Пресненский суд Москвы приговорил Ефремова к восьми годам лишения свободы в колонии общего режима. Судья Елена Абрамова отметила, что подсудимый нарушил ряд ПДД, из-за чего потерял управление автомобилем и выехал на встречную.

Марат БАШИРОВ, политтехнолог: Дело Ефремова закончилось (восемь лет колонии) и явило нам новый тип адвокатов — циничных, умеющих работать с прессой и компилировать возможности адвокатских практик и соцсетей. Как бы мы не относились к Пашаеву, но число ему подобных будет множиться, и он стал пионером адвокатуры западно-киношного стиля.

Марина АХМЕДОВА, журналист: Михаила Ефремова, увы, посадили на восемь лет. Минимальный срок по его статье — пять лет. А еще три — это, наверное, тот срок, на который судья посадил бы его адвоката, если бы мог.

Алексей АЛЕШКОВСКИЙ, сценарист: Восемь лет. Пашаев своего добился.

Аркадий КАЙДАНОВ, журналист: По-моему, это уникальный случай в юриспруденции, когда срок приговора следует разделить пополам между осужденным и его адвокатом. Надо бы ввести такую норму в УК.

Если по закону, то и Добровинский, и Пашаев должны быть лишены статуса адвоката. А если еще и по-человечески, всех орущих «Свободу!», «Невиновен!» и «Миша, весь мир за тебя!» срочно госпитализировать в пустующие ковидные госпитали, чтобы оказать им профессиональную медицинскую помощь. Надеюсь, с галоперидолом у нас нет проблем.

Сергей ХУДИЕВ, философ: Почему друзья и почитатели Ефремова не могли найти минимально годного адвоката, который хотя бы не закапывал клиента изо всех сил — и как вообще люди столь очевидно профнепригодные получают большие гонорары, для меня загадка. Конечно, выказывая смиренное раскаяние, Ефремов бы все равно сел — но не на восемь лет.

Дарья МИТИНА, политик: Я не кровожадная. По мне, восьмерочки будет многовато (при условии, что срок будет отсижен, даже с учетом возможного УДО).

А вот компенсацию семье погибшего назначили возмутительно маленькую, за потерю кормильца-то. Лучше бы дали поменьше срок, но опустошили карманы Гражданина Поэта, у которого, по его же собственному выражению, «денег дох…я».

Александр МАЛЮТИН, журналист: Что ж, по статистике, восемь лет — это максимальное наказание, которое на практике дают по такой статье, как у Ефремова. В прошлом году никто по ней не получил более восьми лет, а от пяти до восьми лет — 2% осужденных. Сурово. Ну еще апелляция.

Дмитрий МИХАЙЛИН, медиаменеджер: С одной стороны, это был не судебный процесс, а шоу, устроенное двумя клоунами с адвокатскими корочками. С другой стороны, это был именно что судебный процесс — в том виде, в каком нам его показывают в американских фильмах. Где он как раз шоу — с пиар-технологиями, громкими заявлениями и неожиданными поворотами. Вы хотели настоящего суда? Ну вот он. Думаю, после дела Ефремова российское правосудие уже не будет прежним.

Выбор читателя

Топ недели