Реальный смысл соглашения между Россией, Азербайджаном и Арменией

13.01.2021 - 11:29   7 842

Подписание трехстороннего соглашения межу Москвой, Баку и Ереваном по поводу создания совместной группы для разблокирования транспортных связей и открытия границ, вне всяких сомнений является большим геополитическим достижением России и наших партнеров.

Однако некоторые источники начинают приписывать ему не совсем адекватные перспективы. Мол, тем самым Москва не только обозначила свою ведущую роль в делах Кавказского региона, она взяла под свой контроль кавказский участок китайского проекта «Пояса и Пути», который дальше соединит с собственным транспортным коридором «Север — Юг» и, опираясь на него, с помощью Турции, вытеснит англосаксов из региона.

Хотя медийно картинка выглядит захватывающе, при ближайшем рассмотрении она более чем сомнительна. Причин — три.

Первая — проблема с местной дорожной сетью. Она там слабая. Со времен Союза не развивалась, только стагнировала. Да и в советские времена никто не думал про возможный крупный объем экспорта. Украино-грузинский эксперимент с альтернативной логистической линией «в обход России» доказал это более чем убедительно.

Стало быть, создание там «глобального транспортного коридора» требует огромных инвестиций, денег на которые у кавказских республик нет. Западным инвесторам сунуться в российские проекты не позволят американские санкции. Китаю за глаза хватает уже прорубленных маршрутов через Среднюю Азию и Россию. А у Москвы сейчас есть слишком много других проектов для масштабных вложений.

Вторая — нам, да и не нам тоже, по этой вертикали особенно нечего возить. В теории линия Север-Юг должна была соединить и упростить логистику северо-западного (точнее северной части центрального) промышленного района РФ с Индийским океаном для расширения сбыта российских товаров на внутреннем рынке Индии. В 2008–2009 годах, когда идея появилась, она в целом геополитическим условиям соответствовала.

Сейчас обстановка кардинально изменилась. Индийскую карту активно разыгрывают американцы. Из-за чего в голове индийской правящей элиты все сильнее разгорается тяга к многовекторности по белорусскому варианту. Под такой непостоянный рынок рисковать вкладывать огромные деньги в строительство линии — не самая мудрая мысль.

Третья — в текущих условиях, если нам хватит смелости послать лесом американские санкции, вместо «Север — Юг» России лучше развивать каспийский морской логистический кластер, замыкающийся на Иран, нуждающийся в очень большом объеме самых разных товаров. Он гораздо ближе и перспективнее, чем Индия.

А Север-Юг стоит рассматривать только в качестве сокращения транспортного плеча в Африку, колонизацией которой Россия сейчас активно занялась (и правильно сделала). Но пока это еще остается делом отдаленного будущего.

В общем, улучшение логистики в Закавказье носит чисто локальный характер. Оно решает очень важные, но сугубо региональные трансграничные проблемы. А когда люди начинают больше общаться и больше торговать, им обычно гораздо меньше хочется стрелять друг в друга. Что, безусловно очень хорошо, и для отдельных людей, и для региона в целом.

Тут следует отметить скорее другой важный момент. Соглашение конечно трехстороннее, но по факту оно показывает, что времена вечных «братьев» заканчивается. Российская политика становится прагматичной. Москва сегодня уже предпочитает договариваться с наиболее адекватными, пусть даже и не совсем «братьями».

Поэтому в этой трехсторонней конструкции на самом деле все определяют Москва и Баку, а Ереван так, в качестве пристяжной. И это как раз хорошо. А то мы слишком долго боялись случайно обидеть бывших родственников по СССР, чем они без зазрения совести часто пользовались в своих интересах.

Выбор читателя

Топ недели