Иранский опыт: как России защитить свои корабли в Чёрном море

07.03.2024 - 21:39   8 580

В ночь на 5 марта в районе Керчи состоялась комбинированная атака с воздуха и моря, в результате чего удалось защитить Крымский мост, но оказался поврежден патрульный корабль Черноморского флота «Сергей Котов». Официально этот инцидент подтвержден не был.

Не было официальной информации и в связи с прошлым похожим инцидентом, в котором фигурировал БДК «Цезарь Куников». Однако, «Сергей Котов» был патрульным кораблем, то есть наиболее приспособленным для отражения подобных угроз, и его недостаточная эффективность может считаться определенной точкой бифуркации в осознании проблемы. В решении которой, судя по печальной статистике, с момента инцидента с «Цезарем Куниковым» мы не продвинулись.

Проблему защиты кораблей и судов от безэкипажных катеров (БЭК) необходимо решать сейчас (на самом деле — вчера), теми средствами, которые мы имеем в данный момент. В противном случае, через непродолжительное время отработка врагом тактики может привести к ситуации, когда любому флоту могут быть нанесены неприемлемые потери. Ситуация особенно опасна в случае морского компонента ядерной триады России: украинский опыт активно перенимают в НАТО, и он наверняка будет реализован в качестве элемента первого удара.

Контур обороны непосредственно корабля невозможно построить без увеличения числа огневых точек, способных вести интенсивный огонь при всеракурсной и многочисленной атаке. Универсальная артиллерийская установка для подобных задач не подходит — хотя бы потому, что она всего одна. А дальность обнаружения врага средствами самого корабля, особенно ночью и с волнением на море, вряд ли будет превышать полторы-две мили, что сокращает отведенное на поражение целей время до 1–2 минут — вне зависимости от количества этих целей.

Уже неоднократно высказывалось предположение, что резко повысить шансы кораблей любого проекта на успешное отражение атаки БЭК может установка хотя бы крупнокалиберных пулемётов по 2–3 единицы на каждом борту, по одной пулеметной точке на баке и юте, с оснащением операторов приборами ночного видения.

Все успешные атаки врага на наши корабли имели место в темное время суток и каждый раз проходили с боем. То есть, БЭКи обнаруживались, по ним пытались вести огонь, но играла роль нехватка средств поражения.

Установка крупнокалиберных пулемётов не единственный вариант, возможно рассмотреть монтирование зенитных установок ЗУ-23-2, достаточно универсальных. Что конкретно это будет не столь важно, в сложившейся ситуации годится всё, что можно реализовать за неделю-две на всех кораблях Черноморского флота. Ведь патрульные корабли класса, к которому принадлежал «Сергей Котов», это ещё и носители «Калибров». Поэтому их потеря — куда более многогранный урон, чем может показаться на первый взгляд.

Безусловно, хотелось бы видеть в качестве инструментов поражения БЭК более высокотехнологичные средства. В России разработан не один десяток вариантов боевых модулей, с большей или меньшей степенью автоматизации — они даже стоят на роботах «Уран-9», и активно представляются на различных выставках. Как минимум с 2020 года иностранным заказчикам предлагается корабельный дистанционно управляемый боевой модуль «Нарвал». Он оснащен крупнокалиберным пулеметом «Корд» калибра 12,7 мм, имеет прицельную дневную камеру, автомат сопровождения цели, тепловизор и дальномер. Возможно размещение системы кругового обзора и радара.

Вот только до фактической установки этих модулей дело у нас никак не дойдет. На форуме «Армия-2023» была представлена уже новая модель «Нарвала», которая по данным экспертов Уралвагонзавода «обеспечивает эффективную борьбу с надводными дронами и безэкипажными катерами». В июле 2023 года сообщалось, что подобными модулями будут оборудованы разведывательные корабли проектов 18280 и 03182Р. Насколько известно, фактов использования такого модуля нет, а разведывательные корабли до сих пор отбиваются от БЭК тумбовыми пулеметными установками МТПУ «Жало».

Стоит обратить внимание на иранский опыт борьбы с морскими угрозами. Плавбаза «Шахид Махдави», модернизированный контейнеровоз Sarvin дедвейтом более 41000 тонн, имеет полтора десятка (!) трехствольных орудий с дистанционным управлением, способным вести огонь во все стороны и концентрировать его в нужном ракурсе.

Суммировав, получаем следующее. Уже сейчас можно и нужно оснастить все корабли ЧФ дополнительными огневыми точками. Разработка модулей «собственной обороны» — насущная необходимость, которую стоит активизировать.

Не стоит думать, что на этом всё закончится. Речь не идет только о модулях, способных вести огонь по БЭК. Нам необходимы разработки, которые смогут справиться с угрозами, ожидающими наши корабли в ближайшем будущем. Почему бы БЭК не стать полупогруженным на отрезке атаки, имея на поверхности только мачту с приборами наблюдения и связи? Достаточно двухметровой глубины, чтобы сделать такой БЭК практически неуязвимым для пулеметного огня. Почему бы не сделать БЭК-носитель малогабаритных торпед, с дистанцией поражения в 2–3 мили, чего более чем достаточно в сложившейся ситуации?

Враг эволюционирует, отрабатывает тактику. Тот же «Сергей Котов» несколько раз успешно отбивался от атак в 2023 году — и враги явно учли, как он это делал.

Нужно готовиться и к тому, что нам придется идти на геополитическое обострение. Наведение на цель БЭКов, поиск этих целей, координация действий в привязке ко времени-пространству осуществляется средствами авиации НАТО, которая постоянно присутствует в регионе. Рано или поздно нам придется работать напрямую по этим самолетам — будь то средства РЭБ или их уничтожение физическое, после предварительного предупреждения.

Текущее положение во многом стало результатом нашего неоправданного гуманизма и беспокойства «как бы чего не вышло». Отсутствие непосредственной угрозы порождает у наших оппонентов из НАТО ощущение вседозволенности, а наши молчаливые потери кораблей лишь укрепляют геополитическое восприятие России как государства беззубого, неспособного на активные действия для защиты своих интересов.

Корабли можно построить новые, и мы будем их строить. Но без пересмотра своего отношения к проблеме, без осознания рисков, нанесенный Черноморскому флоту урон может стать критическим. Что сразу скажется на балансе сил в Черном и Средиземном морях. Из-за нежелания решить простую задачу — установить автоматизированные средства поражения БЭКов на корабли — могут возникнуть очень серьезные последствия. Мы не можем себе это позволить.

Подписывайтесь на Телеграм-каналы Института РУССТРАТ и его директора Елены Паниной

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.