Тихая ночь, святая ночь | Продолжение проекта «Русская Весна»

Тихая ночь, святая ночь

Иван Иванович, порядком уже утомленный нескончаемым новогодним досугом, все же выпил, закусил и стал в рассеянности перещелкивать пульт телевизора, ни что особенно не рассчитывая. В начале января из года в год по всем каналам, поют, пляшут и шутят одни и те же ветераны эстрады, вызывая тоску и желание забыться и заснуть.

Однако, на сей раз все пошло не так.

На первом же попавшемся канале явилась А. Б. Пугачева, но не привычная Алла Борисовна — дерзкая и разнузданная, а смиренная, облаченная в скромное одеяние сестры милосердия. Она пела прочувствованную песню про государя императора, а на подтанцовке (точнее сказать — подмаршировке) выступали артисты Галкин, Пресняков, Леонтьев, Укупник и др., облаченные в реконструкторскую военную форму дроздовцев и марковцев.

Удивленный Иван Иванович пошел щелкать дальше, и на следующем канале он увидел гладко выбритого Ф. Б. Киркорова в концертном смокинге, выступавшего в сопровождении красноармейского ансамбля песни и пляски с песнями патриотического репертуара. Когда Филипп Бедросович запел: «Не думай о секундах свысока!», восхищенный Иван Иванович воскликнул: «Новый Кобзон явился!» и немедленно выпил.

На следующем канале выступал С. В. Шнуров, одетый лишь в семейные трусы в цветочек. Но это было не в видах сценического эпатажа, а для смирения Христа ради. Сергей Владимирович сидел в трусах на паперти собора Василия Блаженного, аскетический облик его дополняли вериги и железный колпак, и он пел: «Мы за все хорошее, против всех грехов!». Сопровождавший его невидимый хор горячо и вдохновенно подпевал: «Кто за все хорошее, тех не соблазнишь».

Решив, что чудесному духовному преображению подверглись лишь звезды эстрады — «вышла новая программа», — Иван Иванович стал искать общественно-политические каналы, но и там являлись чудеса.

«Вечер с Владимиром Соловьевым», казалось, представлял прежнюю неизбывную картину «Вечера в шинке близ Диканьки с Владимиром Рудольфовичем» — но это только казалось. Прислушавшись внимательнее, Иван Иванович услыхал, как В. М. Ковтун горячо излагает проект «Переяславская Рада — 2», заключающийся в поездке украинской делегации прямо в Кремль:

«В кунтушах и в чекменях,

С чубами, с усами,

Гости едут на конях,

Машут булавами».

После чего происходит диалог:

«Хлеб да соль! И в добрый час!-

Говорит державный,-

Долго, дети, ждал я вас

В город православный!».

И они ему в ответ:

«Наша кровь едина,

И в тебе мы с давних лет

Чаем господина!».

«Именно такова должна быть подлинная АТО», — говорил Вячеслав Мыколаевич, а Владимир Рудольфович, с любовью тетешкая его лысину, ласкково приговаривал: «Вот теперь тебя люблю я, вот теперь тебя хвалю я!».

Еще щелчок на пульте, и на экране появился А. Л. Кудрин с рассказом о том, сколько заводов, фабрик, школ, больниц, жилых домов, а также мостов и дорог должно быть введено в строй в 2019 г. Когда ведущий, пораженный таким планов громадьем, спросил, реально ли это, Алексей Леонидович уверенно отвечал: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». И присовокупил: «Не страна для бюджета, а бюджет для страны».

После этого для вящей убедительности он ударил по принесенным им собой музыкальным инструментам. Как бы отвечая ему, зазвенели рождественские колокола.

Пораженный чудом, явленным ему в Вифлеемскую ночь, Иван Иванович воскликнул: «Чертовски хочется поработать!».

1 725