Курилы: в Путине Верховный главнокомандующий побеждает политика | Продолжение проекта «Русская Весна»

Курилы: в Путине Верховный главнокомандующий побеждает политика

В марте 2001 года в Иркутске проходили переговоры руководителей РФ и Японии — президента Владимира Путина и премьер-министра Мори Ёсиро. Во время состоявшихся откровенных бесед Путин, с одной стороны, обрадовал, а с другой — озадачил японцев заявлением о готовности, по сути, вернуться к «хрущевскому компромиссу», то есть передать Японии после заключения мирного договора Малую Курильскую гряду (МКГ) — остров Шикотан и группу мелких островов Плоские (Хабомаи). Озабочены японцы были тем, что российский президент при этом наотрез отказался даже рассматривать вопрос о «возвращении» других южнокурильских островов, Кунашира и Итурупа, на которые также претендует официальный Токио.

Оказавшись вскоре в очередной раз в Японии, в одном из выступлений перед японской общественностью я дал подробный анализ перспектив обсуждения предложенного Путиным компромиссного решения «территориального вопроса». Говорил в основном о сложностях реализации сделанного предложения: о том, что за полвека с момента подписания Совместной декларации 1956 года в мире произошли кардинальные изменения, появились не существовавшие при Никите Хрущеве 200-мильные экономические зоны, не было технологии получения энергоносителей с шельфа островов, иным было военно-стратегическое значение Курил. Напомнил японцам и причину, по которой советское правительство в январе 1960 года вынуждено было отозвать свое согласие на возможную передачу МКГ. А именно — заключение японским правительством направленного против СССР и союзной ему КНР военного блока, что создавало реальную опасность использования американцами Шикотана и Хабомаи в качестве угрожающих нашей стране военных баз. Указал и условие Москвы для возвращения к договоренностям 1956 года — вывод с территории Японии всех иностранных войск.

После выступления по просьбе известного в Японии политолога продолжили обсуждение инициативы Путина уже, так сказать, в приватной обстановке за чашечками сакэ. Не скрывая озабоченности, мой собеседник сказал:

«Из того, что вы сегодня нам говорили, наиболее серьезным являются ваши ссылки на японо-американский „договор безопасности“, который, понятное дело, мы не можем отменить, а значит, американские войска еще долго будут находиться в Японии. Меня весьма беспокоит, не выдвинет ли Москва на определенном этапе военный вопрос в центр переговоров о северных территориях. Ведь в этом случае на таких переговорах и надеждах японцев получить острова можно поставить крест».

Вспомнил этот разговор в связи с вчерашними заявлениями президента Владимира Путина на встрече с руководителями международных информационных агентств. Считаю, что его откровенное разъяснение озабоченности поведением японо-американского альянса в плане наращивания мощи коалиции, совершенствования взаимодействия и размещения на японской территории дополнительного ракетного и иного вооружения, создающего реальную угрозу России, должно стать моментом истины, призванным убедить Токио в невозможности для нашей страны каких бы то ни было территориальных уступок. Невозможности именно по военно-стратегическим соображениям и причинам.

Полагаю, именно это имел в виду Верховный главнокомандующий Вооруженными силами РФ, когда подчеркнул, что Москва ожидает от японской стороны уважительного отношения к своей обеспокоенности.

При этом президент РФ счел необходимым напомнить, что ответы Токио на сформулированные Москвой вопросы до сих пор не даны. Главным образом это относится к заявлению США, имеющих свои военные базы в Японии, о фактическом выходе из Договора по ракетам средней и меньшей дальности.

Думаю, неприятным для японцев, но честным и справедливым прозвучало и напоминание Путина о том, США строят в Японии военные объекты, не обращая внимания на мнение местных жителей и властей. И в этом напоминании просматривается прямая связь с тем, что может произойти на Курильских островах в случае их сдачи Японии. Как однажды говорил российский президент, он любит Японию, но заботиться должен о России. И в первую очередь заботиться как не просто политик, а Верховный главнокомандующий — о безопасности вверенного ему народом государства. Хотелось бы, чтобы в Токио проявили самое серьезное внимание к словам Путина о том, что

«суверенное право нашей страны — подумать о своей безопасности и сделать вывод о том, что меняется или может измениться в этой связи в регионе с точки зрения обеспечения безопасности РФ».

Не знаю, как у кого, а у меня складывается впечатление, что именно забота об обороноспособности и военной безопасности заставляет руководство России исключать какие бы то ни было территориальные потери, давать отпор посягательству на наши земли. При этом наша страна не диктует другим государствам, как им строить свою безопасность, но и не намерена предоставлять свою территорию кому бы то ни было, тем более тем, кто открыто называет Россию своим врагом. А посему было бы правильным раз и навсегда объявить не только Японии, но и всем нашим соседям о неприкосновенности границ государства Российского и прекратить любые переговоры на этот счет. Право, так было бы честнее, чем годами сеять у тех же японцев несбыточные надежды и иллюзии.