Медведев ставит точку: «Курилы — это наша земля!» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Медведев ставит точку: «Курилы — это наша земля!»

После поездки председателя правительства РФ Дмитрия Медведева на Курилы и его твердого заявления на Итурупе о том, что «Курилы — это наша земля», появилось больше определенности в позиции российской власти в отношении безосновательных притязаний Токио на российские острова. То, что Медведев и в бытность президентом, и, вернувшись на пост премьер-министра, всегда занимал такую позицию, известно как в нашей стране, так и Японии. Не раз был свидетелем недоброго отношения к нему японских политиков и политологов, считающих, что он сознательно провоцирует Токио, вынуждает его к резким заявлениям, что укрепляет уверенность в своей правоте политические и общественные силы России, протестующие против потакания японским реваншистским замыслам.

А вот к президенту РФ Владимиру Путину в связи с так называемым территориальным вопросом отношение иное. Немалая часть японских политологов, в том числе специалистов по России и японо-российским отношениям, считает, что Путин изначально, с первых лет своего президентства был склонен «решить вопрос» с Японией на основе определенных уступок. И даже пытался склонять японских руководителей вернуться к «хрущевскому компромиссу» о передаче Токио Малой Курильской гряды — острова Шикотан и островной гряды Плоские (Хабомаи). Во всяком случае, все в Японии именно так восприняли его призыв к «хикивакэ», то бишь к ничьей в борьбе за Курилы.

Появилась даже «теория» о том, что Медведеву отведена роль «злого полицейского», специально раздражающего японцев, а Путин на его фоне предстает «полицейским добрым». Да еще любящим Японию и готовым идти ей на уступки. Правда, эту «теорию» легко разрушают проницательные японские политологи из числа тех, кто хорошо разбирается в отношениях этих двух российских лидеров и наделены способностями анализировать события, как бы заглядывая за кулисы политики Кремля.

Искушенные в «кремленологии» японские аналитики гораздо с большим пониманием происходящего, чем авторы примитивной «теории о двух полицейских», оценивают ситуацию. Они прекрасно понимают, что все действия Медведева на японском направлении, как раньше, так и сейчас тщательно скоординированы с политическими построениями Путина. Причем речь идет не о возбуждающих японцев высказываниях российского премьера по Курилам, а о политической линии, учитывающей различные аспекты российско-японских отношений, среди которых «территориальный вопрос» отнюдь не главный. Во всяком случае, для Москвы.

В Японии подозревают, что нынешняя поездка Медведева на Итуруп была вызвана не необходимостью решения каких-то хозяйственных вопросов на островах, а именно стремлением показать Токио, что попытки нахождения «устраивающего обе стороны» компромисса заканчиваются. И японцам пора расставаться с иллюзиями о том, что «влюбленный в Японию Путин» все же сможет вопреки протестам абсолютного большинства народа России сдать «другу Синдзо» российские земли.

И винить в этом японцам следует только самих себя. Винить тех советников-политиканов, которые рекомендовали премьеру Абэ «подманить» Путина якобы согласием ограничиться Малой Курильской грядой, а затем в какой-то форме обеспечить продолжение тяжбы о принадлежности и островов Большой Курильской гряды — Кунашира и Итурупа. По нашим наблюдениям, Путин осенью прошлого года, похоже, сначала поверил в возможность подписания мирного договора на условиях «хрущевского компромисса». Но, поняв, что «друг Синдзо» не всесилен и не сможет добиться ратификации мирного договора на названных в Японии «капитулянтскими», условиях, охладел к этой идее и, воспользовавшись резонными доводами об опасности использования передаваемых островов армией США, стал уходить от конкретного обсуждения политической сделки с Токио. При этом, безусловно, была учтена и опасность серьезного падения рейтинга поддержки президента возмущенным «распродажей русской земли» народом нашей страны. Срочно организованный властью опрос жителей Курил по поводу возможной перспективы потери их ставших родными островов также должен был явиться веским аргументом в обосновании невозможности президента идти навстречу японскому премьеру.

Объявление об окончании зачем-то засекреченных переговоров, что само по себе является несуразным рецидивом «тайной дипломатии» прошлых веков, по поводу островов было организовано в виде ответа на вопрос, нет ли планов «спускать наш флаг на Курилах». Ответ был дан недвусмысленный. Президент определенно заявил как нашему народу, так и японским властям: «Ну, нет. Таких планов нет».

Хотя меня могут обвинить в излишнем оптимизме, стремлении выдавать желаемое за действительное, все же хотелось бы верить, что нынешняя поездка главы правительства Д. Медведева на Итуруп и сделанные им четкие заявления о непреложной принадлежности Курил России, могут стать последним аккордом растянувшейся на полвека навязанной нашей стране Токио тяжбы о государственной принадлежности Курильских островов. И начнется новый этап добрососедских отношений сотрудничества России с важным во всех отношениях дальневосточным соседом нашей страны — Японией.

5 577