У Макрона ни стыда ни совести | Продолжение проекта «Русская Весна»

У Макрона ни стыда ни совести

Стратегия жёлтых жилетов состоит в том, чтобы вымотать правителя и заставить его под натиском не кончающихся народных выступлений уйти в отставку. Она годится, впрочем, только когда правитель имеет стыд и совесть или стыд и совесть могут у него появиться в ходе не кончающихся манифестаций. Тогда, смущённый манифестациями, правитель уходит в отставку.

Но не на того напали. Макрон не имеет стыда и совести.

Потому манифестации продолжаются с ноября прошлого года. Макрона освистали на национальном празднике 14 июля. Невиданный позор, но он не ушёл.

Основная манифестация назначенная 10 августа, акт XXXIX, Париж:

Сбор в 09 часов утра, начало движения в 11.30.

Сбор метро Villiers, place Prosper Goubaux

Маршрут:

Place Prosper Goubaux — place de la Republique Dominicaine — place du marechal Juin — place de la Porte Maillot — place du marechal de Lattre de Tassigny (пауза) — бульвар Lannes — бульвар Suchet — place de la Porte d’Auteuil — набережная d’Issy — les Moulineax — rue Leblanc — Parc Andre Citroen.

К этому маршруту можно применить русские пословицы «загнать куда Макар телят не пас» или «на тебе Боже, что мне негоже» — по факту, начинаясь в буржуазном 17 арондисмане, маршрут проходит по краю Парижа, иной раз даже забираясь за его периферик. То есть жилетов тщательно услали подальше от центра. Парк Андре Ситроен (а) это, я бы сказал, такая задница, юго-западная окраина Парижа

Требования у жилетов более или менее те же, что и в предыдущую субботу — 3 августа.

«Уменьшить налоги, увеличить покупательную способность, справедливость фискальная и социальная, больше демократии…

Немедленное прекращение репрессий государства,

Отставка мсье Кастанер (а) — министра внутренних дел.

Мы остаёмся спаянными, вместе повсюду до конца!»

Что произошло на основной манифестации, слово Yvan Hardoy:

«Движение из 17-го аррондисмана Парижа, акт XXXIX начался в 11.30 ровно, как было анонсировано, группой чуть меньше чем 500 человек. Как обычно, количество удвоилось по мере манифестации.

СRS были скорее более благожелательны, в первый раз в пилотках, а не в касках. Как обычно, это мобильные жандармы, которые повели себя в таком духе. В любом случае CRS были столь многочисленны, чтобы окружить кортеж и поместиться вокруг толпы жилетов сзади, спереди, со всех сторон, и сохраняли эту позицию во время всего маршрута.

Фаоузи Леллуш, единственная „фигура“, присутствовавший в колонне помимо организаторов-заявителей, сказал по этому поводу»: «мобильный nassage» (мобильный сачок).

Как обычно, несколько десятков антифа приклеились к CRS во главе манифестации до такой степени, что организаторы вынуждены были отзывать их множество раз, мол, это не полиции задавать нам ритм и объясняли, что мы должны замедлить марш, чтобы оккупировать улицы подольше.

По поводу антифа заметим, что полиция не имеет проблем для их идентификации, если она хочет, так как они всегда идут впереди и лица их открыты.

Между прочим после многих недель выяснилось, что те антифа, которые до сих пор в наличии на шествиях жилетов принадлежат к группе «люмпенов» и явно не выходцы из привилегированных классов населения, однако они многочисленны в левом движении.

Объясняющая нота: В марксистские времена, люмпен-пролетариат был так обозначен. «Люмпены» — деклассированные элементы, хулиганы, нищие и другие. Согласно Марксу они не имеют никакого классового сознания и неспособны вести организованную политическую борьбу. Их моральная нестабильность, их паразитизм, их недостаточное образование, склоняют их к авантюрам, их потенциальная агрессивность позволяет буржуазии употреблять некоторых из них как штрейбрейкеров забастовок, etc. Но Бакунин считал иначе, чем Маркс.

Марш длиной в 12 километров, проходил вначале в красивых кварталах, впрочем пустых в этот месяц август, жилеты постоянно пели, стучали тамбуры, звучали лозунги против Макрона.

Rue de Prony — два человека на балконе Российской Делегации в UNESCO приветствуемы манифестацией, в то время как один из них фотографирует. Русские популярны у жилетов, спасибо RT.

Чуть далее, на пересечении авеню Wagram, антифа заметили, что CRS, эскортирующие колонну, оставили слева некоторое количество места. Антифа тотчас же устремились в дикую манифестацию. Они однако не могли видеть, что отряд полиции перегораживает им путь в двух сотнях метрах чуть дальше, впереди, так как авеню ведёт напрямую к Триумфальной Арке, через rue des Ternes.

Согласно любой логике, они не надеялись пройти через этот полицейский заслон, но искали скорее конфронтации. Но CRS, «эскортёры», те что остались на rue de Prony немедленно отреагировали, придвинулись. Взяв таким образом в клещи тех, кто прошёл на авеню, они употребили немного слезоточивых гранат, чтобы заставить просочившихся отступить. Последовали некоторые моменты в ситуации «лицом к лицу», затем сбежавшие влились в манифестацию.

Начиная с этого момента CRS надели каски и не снимали их до самого конца. Левые стали кричать антиполицейские лозунги, не вызвав у полиции, впрочем, никакой реакции. Несколько попыток уйти в дикие манифестации ещё последовали, но полиция была всякий раз неплохо размещена, чтобы пресечь все попытки.

Но ведь не только левые идут в манифестации, большинство состоит из жилетов, однако же! Между ними такие оригиналы, как небольшая группа монархистов, собравшаяся вокруг штандарта Жанны д’Арк (его приносит на манифестации всё тот же антилец), и тому подобные.

Однако Марсельезу запели хором, и даже антифа её пели!

Затем прибыли к porte Maillot для паузы. Триумфальная Арка с этого места видна, но ясно что проход к ней запрещён внушительными заслонами полиции.

Во время паузы состоялись несколько вежливых обменов мнениями между манифестантами и CRS, один из жандармов признался, что манифестанты справедливо требуют своего по социальным причинам.

Затем продолжение марша по контр-аллее авеню Foch, большая часть ставней этого квартала была закрыта. «Они убрались на каникулы, чтобы есть гигантских омаров!» — кричит «жилет» в мегафон.

Ещё через некоторое время — спокойная пауза на place marechal de Lattre-Tassigny, и неожиданное прибытие специальной полиции BAC, которые поместили себя за CRS, и без того достаточно многочисленных. Жилеты немедленно проснулись и по большей части рванули к месту где BAC. А те вдруг сели в их автомобили и уехали. По случаю этой нежданной победы жилеты затянули Марсельезу. А затем «Оn est la!»

Вошли в пассаж перед Российским Посольством, оно совсем рядом, бульвар Lannes.

Перед посольством молодые русские, среди них много девушек, размахивали флагами своей страны и приветствовали манифестантов. Жилеты ответили овациями, однако некоторые были озадачены вопросом: была ли эта молодёжь — служащими посольства или же оппозицией правительству их страны.

«Не важно, это русские! Vive Россия! Россия с нами!» — закричали жилеты.

Сомнения снова возникли, когда одна из девушек закричала «Россия будет свободной!»

После тёплой остановки перед этими молодыми русскими манифестанты двинулись дальше выкрикивая: «Париж, Москва, солидарность!»

Левые комментировали: «Путин считается диктатором, однако он в лагере анти-империалистов!»

Те, кто с другого борта, националисты и патриоты, были того же мнения!

Макрон расценивается ими как чистый атлантист.

Это не клеится с желаниями молодых русских оппозиционеров, что у жилетов в моде Москва.

Чуть далее жилеты солидаризировались с Гонконгом.

Бульвар Exelmanne. Молодой «жилет» пересекает улицу, чтобы зайти в кондитерскую, вероятно, чтобы купить воды, потому что очень жарко. В момент, когда он готов войти в магазин, жандарм хватает его за руку, чтобы помешать, но он настаивает. Тогда уже два жандарма отталкивают его в манифестацию. Манифестанты возражают, поскольку будучи один, с юридической точки зрения, он не может быть обвинён в дикой манифестации.

Немедленно вокруг собираются манифестанты, скандализированные жандармами. Масса жандармов стоит и недовольно вздыхают, перед этим фактом служебного рвения их товарища. Так как понимают, что ситуация может вот-вот ухудшиться.

После противостояния лицом к лицу к CRS — присоединяется отряд BAC, что ещё более увеличивает напряжение. Манифестанты преподают жандармам прямо-таки курс права, укоряя их, что они были в масках, эти двое, и без повязок «полиция».

Тем временем, многие манифестанты обошли дискутирующих и вошли в кондитерскую. Тогда BAC выгоняет всех, кто туда зашёл.

Потом CRS нервничают и орудуют дубинками. Большая часть их коллег впрочем остаются позади.

Никакого насилия, между тем, не было со стороны жилетов, но и они, кажется, «теряют педали» от напряжённости момента.

Одна из организаторов Инда Биго пытается стать между сторонами, и в результате она ранена. Ситуация хаоса на протяжении некоторого времени господствует, затем организаторы настаивают на возобновлении манифестации. чтобы все успокоились. Это им удаётся.

Кортеж затем пришёл к porte Garigllano и, во всё горло распевая, перешёл на левый берег. Манифестация окончилась в парке Андре Ситроен (а), люмпены как всегда отправились на площадь Республики.»

У меня нет общих показателей ни согласно МВД, ни согласно источнику жилетов Le Nombre Jaune. Жилеты обещали их результаты, пока считают, но у меня нет. Сами добудьте.

И не верьте тому что пишут французские СМИ.

3 675