Сатирик и Нобель | Продолжение проекта «Русская Весна»

Сатирик и Нобель

Обмен пленными между Киевом и Москвой по формуле «35 на 35» встретил в целом благожелательную (по разным причинам) реакцию с обеих сторон. И поскольку давно уже не наблюдалось — хоть в русско-украинских отношениях, хоть в международных отношениях — вообще мало—мальски чего-то похожего на позитив, естественно было, что политиков, хоть чуть-чуть сдвинувших мирный процесс с точки полного замерзания, общественность захочет поощрить.

Ну, а способ поощрения известен — Нобелевская премия мира. Тем более что были и есть гораздо более спорные предложения дать «Нобеля». В сети недавно прозвучало пожелание увенчать лаврами блогера Ю. А. Дудя за фильм про Беслан, а в 1995 году говорили, что следует дать Нобелевскую премию мира Ш. С. Басаеву и В. С. Черномырдину за Будённовск. На этом фоне за сентябрьский размен пленными сам бог велел если не премировать, то хотя бы поднять эту тему. Общественный запрос был очевиден.

И он был удовлетворён, но несколько странным образом. С предложением выступил в своей радиопередаче смелый политолог С. А. Белковский: «У меня нет никаких оснований подольщаться к Владимиру Александровичу Зеленскому, но я хочу сказать следующее. В общем, то, что он сделал, заслуживает Нобелевской премии мира. Я призываю Михаила Сергеевича Горбачёва, лауреата Нобелевской премии мира, номинировать Владимира Александровича Зеленского на Нобелевскую премию мира в этом году. Потому что у Михаила Сергеевича есть такое право и — может быть, я скажу сейчас что-то неполиткорректное, — не так уж много лет осталось, пока Михаил Сергеевич может этим правом воспользоваться. Самое время это сделать».

Неудобство в том, что политолог имеет устойчивую репутацию трикстера (по-русски говоря, злого шутника), а его радиопередачу уместно было бы назвать «Сатирик у микрофона». Хайп бессмысленный и беспощадный. Тогда как к формально уважаемым инстанциям и лицам уместнее было бы обратиться деятелю с не столь однозначной репутацией.

Впрочем, если отвлечься от богатого послужного списка С. А. Белковского (тазобедренные суставы Е. М. Примакова в соавторстве с С. Л. Доренко, донос на Ходора-злодея, а затем написание воззваний Ходора-добродея из мест лишения свободы etc.), то его нынешнее воззвание выглядит относительно прилично. Тем более на совсем уже неприличном сегодняшнем уровне Нобелевского комитета. Когда на премию 2019 года выдвинута 16-летняя школьница Грета Тунберг, страдающая синдромом Аспергера, то В. А. Зеленский выглядит куда более подходящим номинантом. В отличие от несчастной девочки, он хотя бы умственно полноценен.

Конечно, идея использовать в качестве номенклатора М. С. Горбачёва не очень удачна. Приличнее было бы дать последнему генсеку дожить спокойно.

А так — отчего же и нет. «Миротворцы» — давняя специальность Нобелевского комитета. 1926 год — Бриан и Штреземан, 1973 год — Киссинджер и Ле Дык Тхо, 1978 год — Садат и Бегин, 1994 год — Арафат, Перес и Рабин. В парадигму вполне укладывается.

Правда, прежде премии были на двоих, потому что танго танцуют вдвоём. Тогда как, согласно нынешнему предложению, получается, что Зеленский танцевал в одиночестве и в одиночестве же освобождал лиц, находящихся в российских местах лишения свободы. Очевидно, по С. А. Белковскому, было так, что В. А. Зеленский телеграфировал во ФСИН: «Освободить таких-то!» — после чего российские тюремщики немедленно взяли под козырёк. Иначе невозможно объяснить отсутствие в номинантах В. В. Путина. Конечно, с точки зрения эховской аудитории, даже заикнуться об этом есть недопустимый харам, но, с другой стороны, есть же и законы премиального жанра.

Хотя, разумеется, сама по себе премия за размен уже является жанровой новацией. В 1962 году на Глиникском мосту в Берлине обменяли советского агента Абеля на пилота У-2 Пауэрса. Однако идея дать совместного «Нобеля» Кеннеди и Хрущёву за такой прорыв не возникала. Равно как и в 1976 году, когда обменяли хулигана на Луиса Корвалана. И тогда тема Нобелевской премии не поднималась, хотя Л. И. Брежневу, возможно, оно было бы приятно. Но если наш гуманный век требует — почему бы нет. Всё лучше, чем нездоровые экологи. Но, конечно, тогда номинантов должно быть двое.

1 365