Время вспомнить | Продолжение проекта «Русская Весна»

Время вспомнить

Обмен удерживаемых лиц между Россией и Украиной прошедший 7 сентября стал символическим шагом со стороны руководителей двух государств. Он продемонстрировал, что Киев способен проявить политическую волю, а значит, мирное урегулирование в Донбассе вполне возможно.

В то же время можно констатировать, что, несмотря на смену политической элиты, на Украине до сих пор не произошло каких-либо значимых изменений в политике Киева относительно соблюдения прав и свобод жителей ДНР и ЛНР.

Как известно, Украина на официальном уровне воспринимает людей из самопровозглашенных республик своими гражданами, а неподконтрольные территории своими. Впрочем, это не мешает, начиная с 2014 года, проводить целенаправленную и системную политику дискриминации населения Донбасса. И на эти факты большинство представителей западных стран просто не обращают внимания.

По данным Управления верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ) ООН, Украина прежде всего виновна в нарушении права на жизнь, физическую неприкосновенность, справедливое судебное разбирательство, защиту от дискриминации, основных свобод и социально-экономических прав.

По результатам мониторинга из 156 жертв среди гражданского населения, вызванных артиллерийскими обстрелами и огнем из легкого стрелкового оружия в 2018 году, 121 жертва (77,6%) была зафиксирована на территории, контролируемой вооруженными группами, и может быть вызвана действиями правительства. 28 жертв (17,9%) были зафиксированы на территории, контролируемой правительством, и могут быть вызваны действиями вооруженных групп. А 7 жертв (4,5%) были зафиксированы на нейтральной земле.

Хотя в последние месяцы и наблюдается снижение интенсивности ведения боевых действий, говорить об устойчивом перемирии или прекращении огня не приходится.

Обмен удерживаемых лиц между Украиной и Россией актуализировал проблему, связанную с политическим преследованием со стороны Киева жителей ДНР и ЛНР, а также украинских граждан, выступавших против государственного переворота 2014 года. По данным экс-генерального прокурора Украины Юрия Луценко, только за его каденцию (12 мая 2016 — 29 августа 2019) «правоохранители и суды обеспечили 1200 приговоров за терроризм. Еще 1100 — на этапе следствия».

Данная статистика демонстрирует масштаб политических преследований. Сейчас можно только предполагать, что, если по статьям, связанным с терроризмом привлечено порядка 2,3 тыс. человек, не меньшая цифра должна быть и по менее одиозным обвинениям. Получается, что около 5 тыс. человек на Украине удерживается по политически мотивированным обвинениям.

В практике судебной системы этой страны существует подход, в рамках которого за финансирование терроризма осуждаются граждане, по данным следствия совершавшие отчисления денежных средств налоговым органам ДНР и ЛНР (хотя документально украинские правоохранители это не могут подтвердить). И это с учетом того, что в украинском правовом поле самопровозглашенные республики не признаны террористическими организациями.

В отчетах УВКПЧ ООН постоянно констатируется, что к лицам, обвиненным украинским «правосудием» в уголовных делах, связанных с конфликтом в Донбассе, применяется практика принуждения признания вины через физическое насилие. То есть даже невиновных людей представители «правоохранительных» органов силовыми методами заставляют признать «вину», а потом пытаются инициировать процессы обмена этих людей.

Кроме того, Украина нарушает права своих граждан и в вопросе прекращения социальных выплат и пенсий. Хотя ст. 46 Конституции гарантирует право на социальную защиту, а право собственности гарантируется ст. 41 Основного закона, примерно 700 тыс. пенсионеров лишены возможности получать пенсии.

В ст. 9 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах признаётся право каждого на социальную защиту, включая социальное страхование. Ст. 1 (защита собственности) Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует право мирно владеть своим имуществом, включая пенсию. Принцип запрета дискриминации устанавливается ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Как следствие, подобная дискриминация- нарушение международных стандартов.

За последние два года Международный Красный Крест неоднократно предлагал Киеву реализацию механизма по выплате пенсий и социальных пособий жителям ДНР и ЛНР, однако эти инициативы не были поддержаны украинской стороной.

Дошло до того, что многие пенсионеры умирают, а их невыплаченные за время конфликта пенсии незаконно присваиваются украинским государством.

Болезненной остается проблема нарушения прав человека, касающаяся свободы передвижения. По данным Госпогранслужбы Украины, за 2018 год было зафиксировано 13,6 млн пересечений «линии соприкосновения», ориентировочно по 36 тыс. в день. Весь объем приходится на пять пунктов переходов: Гнутово, Майорское, Марьинка, Новотроицкое и Станица Луганская. По данным благотворительного фонда «Право на захист», 57% пересечений совершили люди в возрасте старше 60 лет.

Всё более актуализируется проблема открытия дополнительных пунктов перехода. А ведь еще в 2016 году была достигнута договоренность в рамках «нормандского формата» о разведении сил в районах Петровского и Золотого, в которых также могут быть открыты пункты перехода. Но этому продолжает препятствовать украинская сторона.

Нельзя забывать и про экономическую блокаду, проблемы с получением документов, законодательные ограничения в языковой и образовательной сферах.

За всё время конфликта в Донбассе «западные партнеры» так и не выработали адекватный и взвешенный подход к оценке этих событий. Очень важно, чтобы сейчас, после смены политического режима в Киеве, звучали не хвалебные речи в адрес нового президента Украины, а на повестку дня ставились сложные, болезненные вопросы, которые касаются обычных людей, проживающих на Донбассе. И сейчас самое время для Киева вспомнить об этом.

1 599