Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Нагорный Карабах: фактор «второго дна» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Нагорный Карабах: фактор «второго дна»

25.09.2019 - 16:38894ТАРАСОВ Станислав

В Нью-Йорке при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ Игоря Попова (Россия), Стефана Висконти (Франция) и Эндрю Шефера (США), а также личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика состоялась встреча глав МИД Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна.

Изначально прогнозы насчет переговоров были нейтральными, поскольку уже очевидно, что в процессе по урегулированию нагорно-карабахского конфликта «выветрился дух Душанбе», и предметная сторона переговоров становится загадкой. В некотором смысле завесу традиционной таинственности приоткрывает небольшой, но с определенными ударениями комментарий главы пресс-службы МИД Азербайджана Лейлы Абдуллаевой в Twitter. Она отметила, что встреча была организована «для определения настоящей ситуации на переговорах по урегулированию нагорно-карабахского конфликта», и что «сопредседатели Минской группы ОБСЕ должны расширить свои усилия, чтобы принести мир в регион и уважение к международным нормам, принципам и предписаниям в регионе». Сопредседатели действительно пытаются хотя бы формально сохранить переговорный формат между Баку и Ереваном, но заявление Абдуллаевой указывает на то, что уже в самом переговорном процессе появились проблемы. Точнее, сам по себе конфликт перестал быть предметом переговоров и обсуждаются главным образом сопутствующие негативные факторы. В данном случае речь идет об убийстве азербайджанского военнослужащего в зоне конфликта.

Комментарий МИД Армении строится же на несколько иных посылах. В нем говорится, что «стороны обсудили процесс урегулирования карабахского конфликта и оценили нынешнюю ситуацию». При этом армянская сторона подчеркнула необходимость усилий по укреплению режима прекращения огня и снижению напряженности на линии соприкосновения войск. По сути, это призыв к возрождению «духа Душанбе», хотя добиться такого будет непросто. Напомним, что период с момента «встречи на ногах» в Душанбе в конце прошлого года президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна до опубликованного после встречи Мамедъярова и Мнацаканяна совместного заявления, в котором говорилось, что стороны «подтвердили намерение продолжить усилия по урегулированию нагорно-карабахского конфликта политико-дипломатическими средствами и созданию атмосферы доверия», казалось, что наступает определенный прорыв в процессе урегулирования конфликта. Но потом произошел срыв, внешне связанный с политическими импровизациями Пашиняна, которые стали создавать проблемное поле переговоров, и конфликтная ситуация стала выливаться в сложные для восприятия и анализа «лозунги Пашиняна». Было ясно только одно: поиск взаимоприемлемых решений либо осложняется, либо вообще не предполагается.

Сначала Пашинян заявлял о необходимости возвращения Нагорного Карабаха за стол переговоров, говорил, что не имеет права говорить от имени Степанакерта, что предполагало изменение логики и формата переговоров. Потом Пашинян заявил, что «Карабах — это часть Армении», а через какое-то время ввел в оборот свою «формулу», согласно которой «любое решение должно быть приемлемым для народа Армении, народа Арцаха и народа Азербайджана». «Мы готовы найти решения для мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Мой месседж заключается в том, что любое решение нагорно-карабахского конфликта должно быть приемлемым для народов Армении, Карабаха и Азербайджана, — говорил Пашинян. — Я первый лидер Армении, который сказал, что урегулирование должно быть приемлемым и для Азербайджана. За это меня критиковали в Армении, но это важно для мирного разрешения конфликта. Теперь я ожидаю, что президент Азербайджана Ильхам Алиев также выразит и примет ту же формулу». До сих пор никто не может расшифровать эту формулу, которая предполагает самые различные толкования, вплоть до сдачи Азербайджану каких-то районов в обмен на что-то.

Не исключено, что эта «формула» вырвана из контекста переговоров Пашиняна с Алиевым, который понимает, о чем ведется речь. Но другие об этом ничего не знают, а используемая Пашиняном «уникальная дипломатическая стилистика» вызывает только недоумения, что подчеркивает даже бывший американский сопредседатель Минской группы Мэтью Брайза. И не только он, ведь это объективно ориентировано на срыв переговорного процесса, однако одна загадка в том, что он продолжается в старом формате, вторая, что Баку не думает выходить из переговорного процесса, на котором обсуждаются или обсуждались не только вопросы территориальной целостности Азербайджана. При занимаемых конфликтующими сторонами на официальном уровне таких позициях переговоры в принципе невозможны из-за отсутствия каких-либо компромиссных решений. Или они есть, но стороны воздерживаются от придания их гласности. Вот почему многие эксперты уверены в наличии в переговорах фактора «второго дна», и вырваться из этой зоны через конструктивные заявления и конкретные шаги конфликтующие стороны по разным соображениям не решаются или не хотят. Они откровенно блефуют.

Может быть, Баку дожидается того, когда Пашинян устранит со Степанакертом обозначенный ими «диссонанс» и дальше будет следовать путем просчетов и ошибок, что позволит запустить в ход иной сценарий действий. Но пока все выстраивают только словесные конструкции, за которыми ничего не стоит.