Киберпанк против беспорядков — чем камеры мешают Навальному | Продолжение проекта «Русская Весна»

Киберпанк против беспорядков — чем камеры мешают Навальному

«Алёша тоже думал вместе со всеми. И вдруг ему показалось, что он нашёл выход. Алёша посмотрел на Центрального Процессора и спросил:

— Ведь у вас в Симплексе на каждой улице установлено по нескольку телекамер, да? Точка говорил, что они за движением следят… А Кадабру они выследить никак не смогут?»

Это — строки из популярной детской книги начала 90-х годов «А я был в компьютерном городе». Отличная была книжка, многие начали с неё своё знакомство с миром вычислительной техники. А приведённый фрагмент описывает метод поимки отрицательного героя путём комбинированного применения технологии распознавания лиц и слежения за уличным движением. Книжке, повторим, без малого 30 лет!

И вот, в 2019 году нашей эры, находятся луддиты, не подобрать другого слова, которые вдруг начинают закатывать истерики по поводу того, что «из-за повсеместного размещения видеокамер Москва превратилась в единое фискальное пространство» — именно такую тему решили обсуждать 29 ноября на круглом столе в Мосгордуме депутаты-оппозиционеры.

Вообще, конечно, они неуклюже попробовали как-то замаскировать свой интерес тем, что болезненный вопрос задвинули как бы на второй план, а на первый не придумали ничего лучше, чем выдвинуть проблему «вставив в банкомат карточку, люди не видят на ней своих денег и перестают доверять банкам» — эммм, ШТО? Это проблема Мосгордумы?! Точно?

Но так как общая платформа разговора «за электронику» даже от подобного неуклюжего зачина всё-таки имела шанс переползти на обсуждение беспокоящей оппозицию системы распознавания лиц, то сошло и так. Проскочив быстренько вступительные банки и карточки, Навальный, Ярмыш, Албуров и Жданов (да-да, весь «цвет» собрался!) перешли к действительно серьёзной проблеме — к тому, что новые компьютерные технологии могут помешать им устроить массовые беспорядки перед выборами в Госдуму 2021 года.

Как уже было сказано выше, никаким секретным ноу-хау система слежения за гражданами с помощью видеокамер уже лет как 30–40 не является. Началось всё это в Великобритании, потом распространилось по миру, и сейчас есть во многих странах, причём уровень политических свобод никак не коррелирует с насыщенностью камерами городских улиц. Сами по себе камеры и «распознавалка» служат экстренным средством дополнительного контроля за чрезвычайными социальными ситуациями и применяются везде практически только для этого. Точно так же для подобных целей служит система определения местоположения человека по сигналу с его мобильного, треккинг расходов с банковской карты и многие другие ставшие привычными новшества, которые тоже во время своего появления вызывали апокалиптические взвизги про «Большого Брата», а потом просто перестали замечаться, так как они не отражаются на жизни 99,9% граждан.

Но есть ведь и 0,1% — примерно столько россиян выходят на улицы на несанкционированные акции протеста. И вот им, безусловно, очень хотелось бы, чтобы все средства современного мира, которые могут помешать их шабашу, исчезли. В этот список войдут не только камеры и система распознавания лиц, но и защитная экипировка полиции, автозаки, служебное оружие, разные барьеры и тому подобное — ничего не должно мешать «народному волеизъявлению», за которое самовольно взялся этот 0,1 процент!

При этом, разумеется, у самих участников беспорядков останутся все достижения прогресса — и лазеры, чтобы слепить полицию, и беспилотники, чтобы создавать красивые пропагандистские видео, и мессенджеры для координации, и такие же камеры — чтобы деанонимизировать полицейских и призывать к расправам над ними и членами их семей (Синица, как там в неволе?). «Это же совсем другое дело!».

Нет, дорогие друзья — прогресс неизбирателен. Нельзя присвоить себе и своей политсиле все его достижения для получения тактического и стратегического преимуществ, а всех остальных заставить от него отказаться под градом упрёков в «авторитаризме» и «нарушении прав человека». Такая тактика — оружие слабых, заведомо обречённых на поражение и уже готовящих заранее оправдания, почему им не повезло — противник, негодяй, отказался играть по навязываемым ему правилам.

Тем не менее, Навальный и его команда ориентируются на опыт беспорядков в Гонконге, где особое внимание и ненависть протестующих вызвали именно «умные столбы», которые старались при каждом удобном случае обесточить, повредить или даже повалить. В самом деле, погромы, поджоги, драки — дело интимное, требующее отсутствия посторонних взглядов, а тем более — съёмки. При камере вся протестная эрекция пропадает.

Собственно, именно сравнение этих двух феноменов — Гонконга-2019 и Москвы-2021 — даёт вполне очевидные основания понять, к чему именно готовятся навальнята к выборам в Госдуму — к «Гонконгскому варианту». Именно для него нужно предварительно озаботиться анонимностью участников. А если это удастся — руки развязаны.

Но удастся — крайне вряд ли.

1 635