Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Никарагуанский майдан: made in USA | Продолжение проекта «Русская Весна»

Никарагуанский майдан: made in USA

06.12.2019 - 7:502 043

Сразу же после военного переворота в Боливии, в результате которого был свергнут президент Эво Моралес, США не сильно озаботились тем, чтобы опровергнуть своё участие в смене власти в этой стране

В этом их прямо обвиняет не только свернутый боливийский лидер, но и многие политические деятели Латинской Америки. Напротив, президент США Трамп «аплодировал боливийскому народу» в связи с отставкой Моралеса и заявил, что это важный сигнал для «нелегитимных» властей Никарагуа и Венесуэлы.

Сразу «три тирании» угрожают демократии США

25 ноября Постоянный совет Организации американских государств (ОАГ) заслушал доклад одной из своих комиссий о положении в Никарагуа: в нём никарагуанское правительство обвиняется в «нарушении прав граждан» и «конституционного порядка». И в тот же день — случайно ли? — президент Трамп продлил ещё на год санкции против Никарагуа, введённые в ноябре 2018 г. В уведомлении конгрессу президент вновь обвинил власти Никарагуа в применении насилия и репрессий, «подрыве демократических институтов», коррупции, что представляют «необычайную и чрезвычайную угрозу национальной безопасности и внешней политике Соединённых Штатов».

Всем и так ясно, что Боливией дело не закончится, США будут и дальше предпринимать попытки изменить социально-политический вектор в тех странах Латинской Америки, где у власти находятся правительства, которые проводят независимый от Вашингтона курс. США никогда не оставляли политики подчинения региона своим политическим и экономическим интересам. В этом сама суть доктрины Монро, которой США придерживаются уже почти два века.

Ещё в конце прошлого года Белый дом определил в качестве целей своей атаки «три тирании» в Латинской Америке — Кубу, Венесуэлу и Никарагуа. Кстати, с первого взгляда может показаться странным, почему в этот список тогда не попала Боливия, которая по сути своей внешней и внутренней политики мало отличается от Венесуэлы и Никарагуа. Похоже, что долгосрочные планы США в отношении президента Моралеса были не такими прямолинейными, как в отношении, скажем, Кубы, Венесуэлы и Никарагуа. В Боливии заранее была сделана ставка на использование избирательного процесса в качестве инструмента госпереворота.

Что касается Венесуэлы, то политика Белого дома в отношении этой страны относительно понятна. Весь этот год был наполнен неудачными попытками США свергнуть законного президента Николаса Мадуро — тем или иным способом. Ничего не помогло, и США в атаке на Венесуэлу сделали паузу, вероятно, до окончания президентской кампании у себя дома.

Nica Act и «комиссия высокого уровня ОАГ по Никарагуа»

А вот в отношении Никарагуа, похоже, Вашингтон начинает прелюдию к новой массированной кампании против законного президента страны Даниэля Ортеги — старого противника США. Ортега был лидером Сандинистской революции 1979 года и на протяжении всех 1980-х возглавлял Никарагуа, которая участвовала тогда в глобальном противостоянии между СССР и США на стороне Москвы. Сегодня в отношении Никарагуа США прибегают к использованию ОАГ, как инструменту давления и пропаганды, отлично сработавшему в Боливии.

Именно ОАГ после президентских выборов в Боливии 20 октября дала стартовый сигнал к уличным протестам против Моралеса. Не имея на руках никаких доказательств, ОАГ буквально в день выборов «усомнилась» в честности подсчёта голосов, что дало оппозиции повод вывести людей на улицы. Через пару дней ОАГ присвоила себе роль «аудитора» этих выборов, потребовав, чтобы результаты «аудита» были обязательны для президента. А ещё через десять дней свет увидело «аудиторское заключение» комиссии ОАГ о «нарушениях» в ходе подсчёта голосов. ОАГ потребовала отменить результаты выборов 20 октября. Дальнейшее развитие событий известно: президент Моралес низвержен, Боливия с её природными богатствами переходит под контроль США. Аналогично ОАГ действовала в течение этого года против Венесуэлы, принимая серию деклараций с осуждением Мадуро, которые, впрочем, как и все провокации США, не увенчались успехом.

Удачное «выступление» ОАГ в Боливии раззадорило американских стратегов. И вот на днях появился доклад ОАГ о положении в Никарагуа, как под копирку списанный с деклараций ОАГ в отношении Венесуэлы и Боливии. Этот доклад подготовила так называемая «комиссия высокого уровня ОАГ по Никарагуа». В нём содержится следующее утверждение: «Действия, предпринятые или разрешённые правительством Никарагуа с апреля 2018 года, противоречат правам и гарантиям, защищённым в Конституции Никарагуа 1987 года, и приводят к изменению конституционного режима, что серьёзно подрывает демократический порядок в стране». Для большего политического резонанса 25 ноября ОАГ устроила публичную «приёмку» этого доклада на своём Постоянном совете, организовав прямую интернет-трансляцию заседания.

Чего теперь следует ждать? Понятно, что тезисов доклада ОАГ для США вполне достаточно, чтобы объявить правительство Ортеги нелегитимным, вывести людей на улицы никарагуанских городов и даже организовать внешнее вторжение в страну для её «демократизации».

Но если бы всё для США было так просто. Вашингтон готовил майдан для Никарагуа по типу венесуэльского ещё два года назад. В январе 2017 года правительство президента Ортеги подписало с ОАГ соглашение, согласно которому 120 наблюдателей ОАГ в течение трёх лет должны были бы трудиться в разных районах Никарагуа над совершенствованием избирательной системы страны. Это содействие, в частности, должно было касаться отработки механизма регистрации избирателей, составления их списков и прочих процедур, связанных с избирательным процессом.

Однако ОАГ вовсе не преследовала цель содействовать укреплению демократических институтов в Никарагуа, поскольку при народной поддержке Даниэля Ортеги это означало бы содействие укреплению его власти. А это в планы США не входило и не входит. В мае 2017-го ОАГ неожиданно свернула диалог с Никарагуа, причём довольно вызывающе — находившаяся в стране делегация ОАГ неожиданно покинула Манагуа. Объяснение нашлось весьма скоро: в тот же день подкомитет палаты представителей конгресса США одобрил проект так называемого Никарагуанского акта (Nica Act). Этот закон предусматривал жёсткие условия для предоставления американских кредитов никарагуанским компаниям, по сути — блокировал финансовую помощь Никарагуа. Так что руководство ОАГ (читай, — США) не сочло нужным дальше «играть в жмурки» с никарагуанским правительством и сорвало с себя маску.

Майдан или гражданская война?

Весной 2018 года никарагуанская оппозиция, которая, как и в Венесуэле, действует под кураторством США, предприняла попытку устроить майдан и сместить Ортегу. По стране прокатились массовые антиправительственные манифестации — со стрельбой, убийствами, поджогами. Убивали полицейских. Те отвечали. Всего погибших с обеих сторон — более 300. Формально всё началось с того, что правительство объявило о планах провести реформу системы социального страхования, которая предполагала увеличение суммы отчислений граждан и работодателей в соответствующие фонды. США только того и ждали, чтобы запустить механизм майдана. Реакция на реформу молодёжи и студентов, а именно они составляли большую часть манифестантов, была крайне неадекватной, за гранью закона. Но правительству удалось взять ситуацию под контроль.

Позже, в июле 2018-го, в Вашингтоне прошло удивительное по своему цинизму чрезвычайное заседание Постоянного совета ОАГ по кризисной ситуации в Никарагуа. Де-факто это была публичная порка Никарагуа. Те, кто наблюдал за этим действом посредством прямой интернет-трансляции, имел возможность увидеть, как США наводят порядок на своих «задворках», то есть в Латинской Америке.

Заранее подготовленный в госдепе США проект «Декларации о Никарагуа», в которой вся вина за кризис и кровопролитие в Никарагуа возлагалась на президента Ортегу, послушное Белому дому большинство латиноамериканских государств приняло практически без дискуссии. Присутствующего на заседании министра иностранных дел Никарагуа Дениса Монкаду всё время пытались лишать слова. Но он смог во всеуслышание заявить, что США осуществляют в Никарагуа «мягкий государственный переворот».

Он имел в виду то, что США отказались от классической схемы свержения неугодных правительств в Латинской Америке, как это было на протяжении всего ХХ века. По словам Монкады, США организуют и финансируют деятельность в Никарагуа полувоенных формирований, которые терроризируют население. На совести этих банд — похищения, пытки и убийства полицейских, учителей, простых граждан, которые поддерживают правительство. Цель этой террористической деятельности — создать в стране обстановку хаоса и страха, спровоцировать правительство на ответные акции, а затем обвинить его в репрессиях против мирного населения и в конце концов преподнести это как повод для смены власти.

И вот ОАГ сегодня продолжает разыгрывать написанный в Вашингтоне сценарий свержения правительства Ортеги, вся вина которого заключается в независимом от США курсе, дружбе с Россией, Кубой, Венесуэлой и Боливией Эво Моралеса. И нет никакого сомнения, что за нынешним докладом «комиссии высокого уровня ОАГ по Никарагуа» последует «никарагуанский майдан 2.0», который будет продолжением неудачного никарагуанского майдана прошлого года.

Можно предположить и худшее. Хаос, который провоцируют США в Никарагуа, может быть переведён ими в состояние гражданской войны. Почему? Потому что у США может не остаться других способов изменить политический вектор в Никарагуа в свою пользу, поскольку у правительства этой страны есть воля защищаться. У США на никарагуанской почве уже есть соответствующий опыт. Штаты уже спровоцировали в Никарагуа кровопролитную гражданскую войну, которая длилась с 1979-го по 1990-й год. Тогда, финансируемые Вашингтоном, отряды контрас пытались свергнуть сандинистское правительство во главе с Ортегой. Военным путём скинуть Ортегу у Штатов не получилось. Его отстранили посредством так называемого «мирного процесса в Центральной Америке», инициированного Коста-Рикой под эгидой всё тех же США.

В те годы мне довелось работать в Никарагуа. И могу свидетельствовать, что ситуация с досрочными президентскими выборами в Никарагуа 1990 года очень напоминает и сценарий смещения Эво Моралеса, и неудачные попытки свергнуть Николаса Мадуро. Есть серьёзная опасность, что история Никарагуа 1980-х может повториться. Причём нельзя исключать, что ликвидация «тирании» в Никарагуа может быть предпринята Вашингтоном в комплексе с аналогичной акцией против Венесуэлы. Решительные действия США возможны после выборов американского президента — вне зависимости от того, кто там победит. А до этого и Ортегу, и Мадуро будут проверять на прочность посредством испытанного уже майдана.