Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
«Северный поток — 2»: катастрофы нет, но резко обозначились проблемы | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Северный поток — 2»: катастрофы нет, но резко обозначились проблемы

26.12.2019 - 16:119 651КАНЕВСКИЙ Антон

Американские санкции, остановившие строительство «Северного потока — 2» на финише, вызвали шквал комментариев и прогнозов в СМИ.

Самое обескураживающее сообщение сделал глава Объединённой судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов, заявивший, что у России нет судов-трубоукладчиков, готовых завершить строительство газопровода. Для создания современного отечественного трубоукладчика потребуется 1,5–2 года на проектирование и ещё 3–4 года — на строительство судна. Итого от четырёх с половиной до шести лет. Рахманов отметил, что проект такого рода в России будет (если будет) осуществляться «с нуля». И это проблема № 1.

Появился прогноз американского агентства S&P Global Platts Analytics. По данным агентства, российское трубоукладочное судно «Фортуна», находящееся в порту Мукран на севере Германии, не сможет вести работу в территориальных водах Дании, т. к. не оснащено системой динамического позиционирования, которая в автоматическом режиме позволяет удерживаться в заданной позиции с помощью двигателей и подруливающих устройств. «Фортуна» является якорной баржей с 12-точечной системой позиционирования. К тому же, по оценке S&P Global Platts Analytics, оснащение судна не позволяет ему прокладывать трубы со скоростью более 1 км в сутки (суда, принадлежащие компании Allseas, укладывали трубы со скоростью 5 км в сутки). Какая-никакая — тоже проблема.

Ещё одним претендентом на завершение работ на датском участке газопровода могло бы стать трубоукладочное судно «Академик Черский», оснащённое системой динамического позиционирования, которое сейчас находится в порту Находки. Однако «Черский» сможет прибыть к месту проведения работ (по оценке американского агентства) лишь через два месяца. Американцы не видят для «Черского» технических и юридических ограничений в возможности достроить газопровод, но подразумевают задержку на несколько месяцев.

Технические ограничения для трубоукладчиков могут касаться трёх позиций — диаметра труб, глубины укладки и навигационных условий в районе строительства. «Черский» может укладывать трубы диаметром до 60 дюймов (диаметр СП-2 — 50 дюймов); глубина моря по самой подробной из находящихся в свободном доступе карт глубин в районе Борнхольма составляет в районе укладки труб 50–100 м; самая глубокая точка 94 метра находится в стороне от трассы Северного потока — 2» (это не 2000 метров, на которых пришлось укладывать «Турецкий поток»). Наконец, шторма в закрытой Балтике не достигают силы, привычной для Тихого океана в районе Сахалина — штатного места работы «Черского».

Информация о нормативных ограничениях, введённых Данией, пока исходит почему-то из одного источника — американского агентства. Комментарии специалистов по датской нормативной базе в такой специфической сфере, как укладка морских газопроводов, отсутствуют. Рассуждая же логически, якорное позиционирование (когда судно удерживается на месте системой из 12 якорей) надёжнее динамического, с помощью двигателей и подруливающих устройств. Хочется, конечно, думать, что те, кто направили «Фортуну» в немецкие воды «подстраховать» строительство, проработали все варианты.

Глава правительства РФ Дмитрий Медведев высказывается оптимистически: «По поводу „Северного потока“, я думаю, тут все понимают: мы, конечно, его достроим. И даже никаких сомнений нет, там совсем чуть-чуть осталось. У „Газпрома“ есть альтернативные варианты, как это все проложить; ну немного чуть больше времени на это уйдет, ничего страшного. Это все равно месяцы — месяц туда, месяц обратно; на несколько месяцев больше. Никакой катастрофы нет, особенно в условиях, когда мы договорились с украинцами по транзиту».

Да, катастрофы действительно нет, но проблемы обозначились резко, и вряд ли стоит делать вид, что их не существует.

Координатор немецкого правительства по трансатлантическому сотрудничеству Петер Байер говорит: «Я полагаю, что во второй половине следующего года трубопровод будет готов». Вообще, немцы уязвлены действиями своего главного союзника. Правительство сразу заявило, что американские санкции против «Северного потока — 2» представляют собой «вмешательство во внутренние дела» Германии. Однако это пока лишь заявления.

Конечно, вряд ли с предстоящим (как ожидают) подписанием транзитного контракта с Украиной интерес Германии к «Северному потоку — 2» остынет. Пока Украине позволяют оставаться практически монопольным транзитёром газа в Европу, вентиль от ведущей в Германию трубы находится в американских руках. В Берлине это хорошо понимают, как понимают и то, что ключ к энергетической безопасности Европы — не в американском СПГ, а в российском трубопроводом газе.

Открыто введению американских санкций против газопровода Германия не воспротивится, ни на какие «ответные» санкции по отношению к США, разумеется, не пойдёт, но немецкое противодействие Америке усилится. По каким направлениям оно будет развиваться и что это даст «Газпрому», сейчас непонятно. Нужно время, чтобы причины и последствия того, что произошло со строительством «Северного потока — 2», прорисовались вполне и окончательно.

Мы уже отмечали, что пакет американских санкций содержит любопытные моменты, указывающие на то, что американцы не прочь поторговаться в любимом стиле Трампа. Весьма вероятно, что такой торг уже идёт, и Германия — один из его участников.

Важный момент — неустойка, которую должна будет выплатить компания Allseas «Газпрому» в случае окончательного выхода из проекта (речь может идти о сотнях миллионов долларов). Чувствительный вопрос — оценка ущерба, который Allseas нанесла нарушением своих контрактных обязательств. И тут уж точно не стоит заявлять, что «ничего страшного… — месяц туда, месяц обратно»; такие заявления лишь помешают необходимому, видимо, «разбору полётов» и ослабят позиции российской стороны в переговорах с представителями Allseas.

Затяжка строительства газопровода будет стоить России дополнительные сотни миллионов долларов (вряд ли Allseas вернёт их в полном объёме). Оживёт украинская ГТС, которую не раз хоронили… Конечно, «на войне не без убитых», но Евгений Максимович Примаков любил в таких случаях говорить: «Зачем ты подставился?»