Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Русский народ не собирается исчезать с лица земли | Продолжение проекта «Русская Весна»

Русский народ не собирается исчезать с лица земли

04.02.2020 - 12:362 127ХУДИЕВ Сергей

Для нас важно ясно обозначить в Конституции: семья — это союз мужчины и женщины. Это, конечно, приведет в сильное раздражение тех, кто нас и так не любит. Но это, напротив, привлечет симпатии тех, кто во всем мире, в том числе на Западе, сохраняет здравый смысл.

Одна из обсуждаемых поправок к Конституции — предложение закрепить статус семьи, как союза мужчины и женщины, которое внес заместитель главы Всемирного русского народного собора Константин Малофеев — уже встретила как поддержку (в частности, со стороны Церкви), так и возражения. Их, например, озвучила сопредседатель рабочей группы по внесению поправок, директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве России Талия Хабриева.

По ее словам, «сейчас, как известно, обозначились тренды на обезличивание брачных союзов. Формулировка о семье, как союза мужчины и женщины, в конституции Венгрии подверглась критике в заключении Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии)».

Мы не знаем, пройдет эта поправка или нет — но любой вариант будет выглядеть определенной идеологической декларацией. Внести ее — значит, заявить о своей приверженности традиционной семье. Отказаться вносить — значит, признать, что закон, в принципе, открыт для пересмотра понятия брака. Принятие или отвержение поправки — важное решение с далеко идущими последствиями, которое затрагивает целый ряд проблем. Это проблема суверенитета, проблема демократии, проблема отношения к семье и демографической политики.

Начнем с отношения к семье

Какое-то время назад торжественное провозглашение в Основном законе того, что семья — союз мужчины и женщины, выглядело бы бессмысленной тавтологией. Весь род людской, люди всех культур, всех религиозных и философских традиций исходили как из чего-то само собой разумеющегося, что брак — это союз мужчины и женщины, в котором (обычно) рождаются и воспитываются дети. Такова природная реальность — птицы вьют гнезда, бобры строят плотины, мужчины и женщины, исходя из своей природной взаимодополнительности, создают семьи. Ни государство, ни религия, ни культура не создают этой реальности — они просто признают ее важность. Именно в семье появляются на свет новые поколения, именно в семье они учатся любви и ответственности, именно семья является основой человеческого общества.

Это — общечеловеческое и само собой разумеющееся — представление о семье в последние десятилетия подвергается целенаправленному разрушению со стороны влиятельной антисемейной идеологии. С точки зрения этой идеологии, чтобы спасти землю от климатической катастрофы, необходимо бороться с ростом населения. Это предполагает продвижение абортов, бесплодных извращений и так называемых операций по перемене пола, которые оставляют человека навсегда бесплодным. Но более всего это предполагает разрушение семьи, где собственно население и воспроизводится.

В рамках этой деятельности по подрыву семьи само понятие брака пересматривается, причем настолько радикально, что даже смысл слова «брак» оказывается утрачен. Так называемый однополый брак, введенный в ряде стран, означает отказ государства признавать уникальный характер естественного брака, как союза мужчины и женщины, и его важность для жизни общества.

Между тем однополый союз — радикально другое явление. Независимо от оценок — просто на уровне фактов. Сожительство двух лиц одного пола, которое не предполагает взаимной верности (а дети в нем физически невозможны), резко отличается от союза мужчины и женщины, которые хранят взаимную верность, производят на свет и воспитывают детей. Это совершенно разные явления с разными социальными последствиями. Уравнивать их — значит резко понижать статус брака.

Нам надо ясно отдавать себе отчет в том, что цель, стоящая за продвижением «однополых браков», как и других заведомо бесплодных форм сексуального поведения — это сокращение численности населения. При этом такие меры оказываются действенны в развитых странах: Европе и в несколько меньшей степени — в США. Представители неевропейских культур совершенно не рвутся заменять естественное употребление противоестественным — и неизбежно вытесняют продвинутых европейцев.

Нам важно понять — чего мы хотим? Должны ли мы бороться за сокращение численности нашего населения? Зачем? Чтобы просто оставить нашу страну народам с более естественными и здоровыми представлениями о семье?

Если мы все же предпочитаем продолжить наше существование как народа — нам не нужно бояться вызвать негативную реакцию адептов антисемейной идеологии.

И здесь перед нами встает другой вопрос — вопрос суверенитета. Упомянутые «тренды на обезличивание брачных союзов» исходят от иностранных — или, вернее, глобальных — идеологических центров, которые ни в малейшей степени не озабочены будущим России или интересами ее граждан. Мы вправе ожидать от тех, кто пишет для нас законы, что они будут руководствоваться интересами и желаниями сограждан, а не идеологической лояльностью к «Европейской комиссии за демократию через право» или другим учреждениям, которые непонятно кто избирал — мы, граждане России, точно не избирали.

Демократия предполагает, что решения, которые определяют жизнь народа, принимает он сам, через своих выборных представителей, а не какие-то международные структуры. Среди наших сограждан продвижение извращений явно не пользуется поддержкой и популярностью — и попытка навязать переопределение брака сверху было бы грубым пренебрежением волей людей. Хуже того, это создало бы прецедент принятия решений, продиктованных стране извне — и открыло бы ящик Пандоры с непредсказуемыми последствиями.

#{author}Венгрия, которая записала в своей конституции, что семья — это союз мужчины и женщины, страна небольшая. Но венгры не побоялись сказать «нет» попыткам идеологического диктата. Они собираются сохранить свою страну, свой народ и свой национальный суверенитет. Россия — огромная страна и могущественная мировая держава. Для нас было бы как-то совсем неуместно и неприлично пренебрегать будущим нашего народа ради того, чтобы получить мимолетное одобрение антисемейных идеологов.

Поэтому для нас важно ясно обозначить в Конституции: семья — это союз мужчины и женщины. Это, конечно, приведет в сильное раздражение тех, кто нас и так не любит. Но это, напротив, привлечет симпатии тех, кто во всем мире, в том числе на Западе, сохраняет здравый смысл и нравственное здоровье. Но, что гораздо важнее — это обозначит для нас самих, что мы, как народ, не собираемся исчезать с лица земли.

Выбор читателя