Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Шило на мыло

07.03.2020 - 14:081 440БАБИЦКИЙ Андрей

Эксперты и политики по политической родословной членов нового правительства пытаются определить, какие группы влияния в окружении Владимира Зеленского усилили свои позиции и как это скажется на внутренней и внешней политике страны. Тот факт, что Денис Шмыгаль, а также несколько фигур в кабмине являются выходцами из структур донецкого олигарха Рината Ахметова, напрямую указывает на серьёзный подъём стоимости его акций.

Впрочем, это не новость: Ахметову удавалось находить общий язык фактически со всеми правителями Украины и вводить за счёт этого своих людей в систему управления страной. Другой олигарх, Игорь Коломойский, сыгравший ключевую роль во время президентских выборов, обеспечивший своей поддержкой победу Зеленского, подвинут с олимпа власти. Вероятнее всего, потому что его претензии на контроль за действиями правящей команды были слишком объёмными, а потому невыполнимыми.

Ну и, наконец, отставка Алексея Гончарука, который до последнего момента цеплялся за должность, означает крах крайне непрофессиональной, провалившей все без исключения дела группы «соросят». Так на Украине именуют тех, кто прошёл обучение на различных западных и украинских площадках, в центрах, финансировавшихся Джорджем Соросом. Вместе с тем можно говорить о стремлении президента перезагрузить правительство за счёт профессиональных управленцев, которые имеют за плечами опыт администрирования и решения сложных социальных и прочих вопросов.

В первую очередь это обусловлено крайне низким рейтингом прежнего кабмина. По данным социологического центра Разумкова, только 28% граждан поддерживали правительство (в сентябре рейтинг был 57%). Общественное недоверие к команде Гончарука служило балластом, тянувшим ко дну и рейтинг самого Зеленского. Хорошо известно, что нынешний глава украинского государства очень болезненно относится к социологическим данным, свидетельствующим о снижении его популярности. Что психологически совершенно объяснимо с учётом прежней профессии Зеленского.

Можно поговорить о персоналиях в составе нового правительства, чем увлечённо занимаются украинские журналисты, пытаясь угадать, каких успехов каждый из новых министров сумеет добиться на своём направлении. Однако едва ли это занятие можно считать сколько-нибудь осмысленным. На самом деле, после «майдана» на Украине сложилась такая экономическая модель, которую никто не сможет хотя бы отчасти скорректировать. Евро-атлантическая интеграция, либеральные реформы и неизменный курс на дальнейший разрыв связей с Россией не оставляют ни одному правительству пространства для люфта. Поэтому какие-то незначительные улучшения в связи с набором куда более профессиональных кадров могут произойти, но в целом картина останется прежней.

Возвышение Ахметова тоже даёт некоторые надежды на оздоровление ситуации, поскольку не стоит думать, что единственная цель Рината Леонидовича — это конвертация близости к власти в укрепление собственных бизнес-позиций.

Вовсе нет: олигарх заинтересован не в том, чтобы страна распродавалась распивочно и на вынос, для его бизнес-империи важно, чтобы Украина не теряла свои активы и профессиональные трудовые ресурсы. Устойчивая экономическая система, сохраняющая свой ресурсный потенциал, обеспечивает, помимо прочего, и его личные доходы. Поэтому частичный вывод экономики из-под внешнего управления (а Гончарук был ставленником Вашингтона и Брюсселя) — это неплохой знак, но и обольщаться особо не стоит.

Постмайданная экономическая модель не будет пересматриваться ни при каких обстоятельствах, поскольку она является недемонтируемой частью идеологии нынешнего украинского государства. Приход профессионалов может лишь замедлить развал Украины, но предотвратить его он не в состоянии. И кстати, никаких новых идей Денис Шмыгаль не выдвинул. Из отведённых ему для презентации в Верховной раде новой правительственной программы 20 минут он использовал всего шесть, из которых более минуты говорил о коронавирусе. Было очевидно, что сказать ему депутатам нечего.

Не успев возглавить правительство, Шмыгаль тут же стал фигурантом громкого скандала. В эфире программы «Право на власть» на канале «1+1» он неожиданно предстал разумным и доброжелательным человеком, выступающим за гуманизацию отношений с бывшими согражданами, которые и сейчас официально считаются гражданами Украины. «Вопрос подачи воды в оккупированный Крым — это не вопрос торговли с оккупантом, не вопрос какого-то бизнеса, это вопрос гуманитарной поддержки людей, которые живут в Крыму. Неподача туда воды приведёт к гуманитарной катастрофе», — заявил премьер-министр явно вопреки сложившемуся на Украине тренду по этой теме.

Однако уже на следующий день Шмыгаль кардинально изменил своё мнение. «Формат ток-шоу не лучший, чтобы обсуждать сложные вопросы. Например, вопрос подачи воды в Крым. В очередной раз хочу подчеркнуть, что правительство не забывает об украинцах, которые живут на территории временно оккупированного украинского Крыма. Мы хотим, чтобы они чувствовали, что мы заботимся о них. Действительно, по техническим причинам поделить воду, которая пойдёт людям, и воду, которая пойдёт на военные базы, невозможно», — написал глава кабмина на своей странице в Facebook.

Это ровно та же схема поведения, исходя из которой строит свои отношения с разными политическими силами Владимир Зеленский. Победивший на выборах благодаря обещаниям установить мир в Донбассе президент в результате давления со стороны праворадикалов скатился на позиции своего предшественника. И проблеск вменяемости у Шмыгаля тоже стал предметом яростной критики со стороны националистов. Ему пришлось срочно объяснять, что его, дескать, неверно поняли. Это лишний раз доказывает, что новому кабинету никто не даст отклониться от генеральной линии — курса на евроинтеграцию и восприятие России как врага и агрессора.

Выбор читателя

Топ недели