Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Иран одержал ещё одну моральную победу над своими врагами

10.03.2020 - 14:441 809ШАКАРЯНЦ Сергей

Как известно, 21 февраля 2020 года в Иране успешно и без инцидентов прошли очередные парламентские выборы. Кроме того, в пяти провинциях прошли и промежуточные выборы в Ассамблею экспертов. Кстати, выборы экспертов — не менее важный фактор в Иране. Впрочем, парламентские выборы ещё не могут быть признанными завершёнными. Все окончательные итоги поrа рано подводить — как минимум, в 11 избирательных округах пройдут вторые туры голосования, потому что в этих округах никто из кандидатов не набрал необходимого для победы количества голосов избирателей.

Но уже понятно — хотя бы по итогам выборов Тегеране: список кандидатов, представленный Советом Союза исламских революционных сил по избирательному округу Тегерана, победил на выборах в столице, сообщило агентство Tasnim News. Бывший мэр Тегерана, убеждённый и последовательный консерватор-традиционалист Мохаммад Бакер Калибаф, баллотировавшийся на 12-ых президентских выборах в 2017 г., занимает первое место в списке, набрав 1 265 287 голосов. Мостафа Ага-Мирсалим, один из шести кандидатов, претендовавших на пост президента Ирана в 2017 г., занимает второе место в списке, набрав 892 318 голосов.

Христианская община уже знает своих депутатов — это наши соотечественники, Ара Шахвердян (Север) и Роберт Бегларян. По Конституции Ирана, именно армянская община представляет в Мажлесе всех иранских христиан. Знают своих депутатов и зороастрийцы, и ассирийцы, и иудеи.

Но, конечно, главный вопрос этих выборов — то, какие именно силы составят подавляющее большинство. Например, в ряде столиц соседних с Ираном государств, откровенно опасаются, что в иранском Мажлесе большинство мандатов сосредоточат в своих руках представители жёстких консервативных кругов. Ещё хуже настроения в США и Израиле. Как говорится, на здоровье. Для иранцев важно не то, как их враги оценивают прошедшие выборы, а как они относятся к своему политическому долгу.

Секретарь Высшего Совета нацбезопасности вице-адмирал Али Шамхани заявил вечером 21 февраля: именно иранский народ — главный победитель на этих выборах, и остаётся, чтобы новоизбранный парламент оправдал доверие и надежды иранского народа. Архиепископ Тегерана Тер-Сепух высоко оценил выборы, отметив: такой высокий уровень проведения выборов — большое достижение для Ирана в сегодняшнее время. Командующий пограничными войсками Ирана, бригадный генерал КСИР Кассем Резайи назвал выборы «мягкой силой Исламской революции».

Итоги выборов и в Мажлес, и в Ассамблею экспертов, конечно, важны, как важно знать и фамилии конкретных депутатов и экспертов. Однако, по нашему мнению, враждебные действия США и Израиля, направленные против Ирана и против отдельных иранцев (как, например, убийство генерал-лейтенанта Кассема Солеймани в январе), предопределили выбор граждан Ирана. Но подождём, когда сами иранские власти выступят по поводу окончательных итогов выборов. Тем не менее, в целом понятно, что ждали от выборов и власти, и народ Ирана.

Эти ожидания красиво сформулировал министр обороны ИРИ бригадный генерал Амир Хатами, причём ещё 19 февраля, когда выступал перед персоналом Министерства обороны Ирана. Хатами заявил, что стране нужен мощный парламент с глубоким и нерушимым стратегическим взглядом на иранскую ситуацию, понимающий региональные и международные условия. «Нам нужен парламент, чтобы иметь возможность защищать достойный и возвышенный статус Исламской Республики Иран на международной арене, а также решительно противостоять угрозам со стороны врагов против страны», — отметил он, сообщало агентство Mehr News.

Зная обо всём этом, приходишь к выводу: весь Иран хочет такой состав депутатского корпуса в Мажлесе и таких экспертов, которые реально помогут военным и силам безопасности Ирана защитить страну и народ от любых угроз, исходящих от врагов. И мы не сомневаемся, что 21 февраля 2020 г. иранцы избрали таких депутатов и экспертов, которые соответствуют критериям, озвученным бригадным генералом Хатами.

Впрочем, главное ведь в иранских выборах, то, что победила демократия. Глава судебной власти Ирана ходжат-оль-эслам Сейед Эбрагим Раиси 24 февраля на заседании Высшего судебного совета в Тегеране констатировал: «Победителем выборов стала великая нация Ирана, а не отдельная фракция или партия, и теперь настала очередь избранных кандидатов принять меры для решения проблем народа». Пусть наше изложение не создаст впечатления, что в связи с прошедшими выборами сами иранцы не видели проблем.

В частности, была отмечена (пожалуй, впервые) довольно низкая явка избирателей — ниже 50% (42,57% от общего числа зарегистрированных избирателей). На наш взгляд, причины у этого явления — самые объективные, и тут, казалось бы, не должно быть места поспешным заявлениям или предположениям. Но — поди ж ты! — в западных и израильских СМИ вновь «усмотрели» предпосылки для «скорой смены власти» в Иране. Можно сказать, что сейчас «крылатыми» оценками и определениями для Запада, Израиля и, объективно говоря, вообще антииранских сил в мире (а давайте не будем скрывать — таковые есть и в России, и в республиках Закавказья и Средней Азии…) стали реплики типа вот этой: «…иранское общество расколото, в нём существуют серьёзные кризисные явления, связанные с перспективами социально-политической и экономической модернизации страны…», и так далее.

Так расколото ли иранское общество, и если да — то неужели настолько расколото, что Запад и Израиль, а также их подпевалы из других частей света и государств, снова усиленно «трубят в трубы» о неизбежности «скорой смены власти» в Иране? Предложим наши объяснения, ибо мы в Армении 9 декабря 2018 г. на внеочередных парламентских выборах уже сталкивались с подобным явлением.

Ведь и в Армении, несмотря на, казалось бы, эйфорию победителей-«революционеров», поддержанных и посольством США, и пресловутым «фондом Сороса», на выборы в парламент пошло примерно такое же количество зарегистрированных избирателей — явно и даже слишком ниже, чем 50%.

Однако вначале — о том, как в самом Иране объясняли зарегистрированный своего рода феномен-антирекорд прошедших иранских выборов. Вот, например, иранский политолог Амир Тахери в газете «Asharq al Awsat» писал 28 февраля, что это только «удел» западных СМИ и «экспертов» — демонстрировать неприкрытую радость в связи с низкой явкой иранских избирателей, потому что враждебно настроенные к Ирану мировые круги «стараются показать, будто низкая явка связана с тем, что большинство иранцев разочарованы исламской системой правления, хотя анализ цифр показывает, что часть иранцев, которая в последнее время голосовала за реформистов, разочаровалась именно в них, а потому и не пошла на выборы».

Именно это мы и имеем в виду, когда предлагаем читателям и серьёзным аналитикам сравнивать внеочередные парламентские выборы в Армении 9 декабря 2018 г. и очередные парламентские выборы в Иране 21 февраля 2020 г., потому что и в Армении на выборы не пошли разочарованные избиратели — это были граждане, которые были уверены, что идти и голосовать за «старых» будет неслыханным грехом, но идти и голосовать за «новых» — это против собственных идеалов и против здравого смысла. Теперь перенеситесь в Иран — срыв Америкой «ядерной сделки» показал сторонникам условных реформистов, что курс президента Хасана Роухани и министра иностранных дел ИРИ Мохаммада Джавад Зарифа на ведение переговоров с США, который они так приветствовали, оказался «липой», ерундой, химерой, бумажкой, об которую американские власти вытерлись и выбросили эту бумажку в мусоропровод.

То есть правы оказались Верховный лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хоссейни Хаменеи и консерваторы-традиционалисты, которых в Иране называют также «принципалистами», или «сторонниками жёсткой линии», которые ещё в 2010−11 гг. утверждали, что не только слову, но и подписи США под конкретным документом ни в коем случае нельзя доверять, что американцы одной рукой что-либо подписывая, другой рукой направляют убийц, и так далее. Спрашивается — а разве аятолла Хаменеи и консерваторы-традиционалисты не были правы 9−10 лет назад, когда убеждали иранское общество в том, что верить Штатам ни в коем случае нельзя и США — просто типичный защитник интересов Израиля и сионизма?

Фактор разочарованности сторонников условных реформистов усилился, когда погиб генерал-лейтенант Кассем Солеймани — жертва государственного терроризма США и Израиля. И когда кто-то — причём неважно где, на Западе или в Армении, в Израиле или в России, — начинает всё те же «старые песни о несуществующем», т. е. о «расколе иранского общества», то пожелаем таковым вспомнить громадьё тех миллионов иранцев, которые выходили на похороны генерал-лейтенанта Солеймани и его боевых товарищей, вспомнить десятки миллионов иранце, которые с какой-то новой яростью выходили на митинги и шествия 10 и 11 февраля по случаю 41-й годовщины Исламской революции и с неменьшей яростью озвучивали антиамериканские и антиизраильские лозунги и призывы.

Был бы внутри Ирана серьёзный раскол общества — мы уверены, гибель и похороны генерал-летенанта Солейманы были бы менее массово восприняты рядовыми иранцами, да и на некруглую дату (41-я годовщина) Исламской революции количество откликнувшихся было бы меньшим, гораздо меньшим…

Однако ж вернёмся к оценкам иранского политолога Амира Тахери. Он вкратце утверждает, что к моменту подведения окончательных итогов выборов из 290 членов следующего состава парламента 221 относят себя к принципалистам или к «сторонникам жёсткой линии», в то время как только 20 утверждают, что являются реформистами. Блок из 15 человек принадлежит окружению бывшего президента страны Махмуда Ахмадинеджада, который также является сторонником прогрессивного консерватизма.

Ещё 33 места достались кандидатам, не связывающим себя ни с принципалистами, ни с реформистами. Кроме того, судьба 11 мест остается неизвестной, поскольку в этих округах ни один кандидат не получил большинства, и их судьба будет решаться во втором туре голосования.

Новый парламент Ирана отражает истинный баланс сил внутри руководства Ирана, утверждает Тахери. Корпус стражей Исламской революции (КСИР), образует самый большой блок из 123 мест. Священнослужители, имеющие тесные связи с КСИР, займут ещё 43 места. Таким образом, даже без блока Ахмадинежада, КСИР и союзные ему структуры будут пользоваться значительным большинством…

Почему же выбор иранских граждан был таким, а не иным? Ответ прост — США и Израиль, их явные и тайные лоббисты должны благодарить Дональда Трампа, его хасидского зятя Джареда Кушнера, «ястребов» в израильском политическом истэблишменте. Это их дурацкая «тактика» на давление и устрашение Ирана, сцементированная террористическим убийством генерал-лейтенанта Солеймани, привела к тому, что в Иране даже на самом низком уровне поняли те, кто ранее в чём-то сомневался — увы, правы военные и политическое руководство Ирана, США и Израиль — враги иранского народа.

Иного ждать никто не имел права, если считает себя серьёзным аналитиком-исследователем. Ставка США и Израиля, как и ряда кругов в Европе, на «революцию в Иране» а-ля «фонд Сороса» с печенюшками (пусть и не из Госдепартамента США) или на «модернизацию Ирана» жёстко бита — и обвинять в этом следует только Вашингтон и Тель-Авив, впрочем, как и их европейских и ближневосточных марионеток. Видимо, мозги у стратегов в этих столицах заржавели, и они просто забыли (а может быть, вообще не знали?..) о принципе «сжатой пружины».

Но есть и вторая причина низкой явки. Это мир узнал о первых летальных случаях в Иране от нового коронавируса только 22 февраля. Сейчас мы знаем точно, что в самом Иране о вспышке неизвестной эпидемии знали уже 19 февраля! И знали о первых смертях. Совершенно не зря аятолла Хаменеи охарактеризовал явку как «ошеломляющую», предположив, что «враги Ирана пытались отстранить людей от голосования путём преувеличения опасности от вспышки коронавируса». Он назвал голосование «религиозным долгом» граждан.

Но всё же страх перед заразой, на наш взгляд, оказал своё воздействие. Суммируем разочаровавшихся к испугавшимся (мы уж не говорим — а если испугавшиеся были родственниками или соседями умерших от коронавируса?..) — вот вам реальная причина низкой явки на выборы 21 февраля. Мы не считаем, что предупреждения аятоллы Хаменеи и возможных страх рядовых иранцев перед заражением коронавирусом могут быть предметом скабрезности, насмешек или пропагандистских уловок. Может быть, всё-таки научимся быть полностью объективными, когда думаем об Иране и его противостоянии с США и Израилем?

Смотрим: Иран в лице президента Роухани, 4 марта на заседании кабинета министров в Тегеране, как сообщало агентство «Tasnim News», категорически отвергает предложение помощи в борьбе с коронавирусом, которое направили американцы (лично госсекретарь Майкл Помпео). «К сожалению, те, кто ввёл санкции и заблокировал доступ людям даже к лекарствам и продуктам питания и предприняли самые жестокие действия против иранской нации за последние два года, теперь делают вид, что сочувствуют и предлагают помощь, — заявил Роухани. — Если вы (т. е. американские чиновники — прим.) действительно честны, хотя бы отмените санкции в отношении лекарств.

Это будет первым шагом к проявлению их искренности. Но наши люди прекрасно знают, что вы лжёте. Вы не говорите правду». В своём выступлении Роухани также выразил благодарность всем правительствам и народам, которые помогли или объявили о своей готовности помочь Ирану (Россия, Китай и др.) сдержать эпидемию коронавируса.

Уже 5 марта на церемонии, состоявшейся в Кермане, на которой был представлен новый региональный командующий КСИР, главком Корпуса генерал-майор Хоссейн Салами был более жёсток и откровенен — и говорил о том, о чём сейчас, так сказать, «шепчутся» и в Китае, сообщало агентство «Mehr News». «Сейчас мы имеем дело с биологической войной, но нация справится с ней с сопротивлением и силой.

Мы научились продвигать нашу революцию, изменяя и улучшая модели; мы преодолели много проблем, но враг делает упор на экономическое давление и психологические операции и использует каждую возможность, чтобы соединить эти две проблемы, чтобы создать людям трудные времена, — подчеркнул генерал-майор. — Сегодня, даже в борьбе с коронавирусом, который может быть продуктом биологической войны американцев, мы выйдем победителями. Враг должен знать, что вирус вернётся „к себе“, если он его создал, Иран победит вспышку».

Между тем, связано ли это с неким планом сорвать парламентские выборы в Иране путём «внедрения» в страну коронавируса или нет, но в последние дни между Ираном и США открывается новый «фронт» информационно-пропагандистской войны. Это стало понятно после 25 февраля, когда внезапно госсекретарь США Помпео публично обвинил Китай, почему-то — и Иран, в том, что, якобы, они «скрывают правду» о реальном масштабе распространения нового коронарного вируса. Но, почти тут же «забыв» о Китае, Помпео в дальнейшем говорил только об Иране. Помпео якобы обеспокоен тем, что он называет «закрытостью» Ирана в связи со вспышкой коронавируса.

Интересно, в чём тут «закрытость» Ирана в плане сообщений для мира о ситуации со вспышкой эпидемии, если даже замминистра здравоохранения ИРИ Эрадж Харирчи публично перед всей страной признался, что у него выявлен коронавирус? Понятно, из-за чего — до этого он посещал заболевших коронавирусом. Не особо скрывают «что-то» и высшие власти Ирана — президент страны Роухани на днях объявил, что к борьбе с эпидемией привлечены все военные врачи Вооружённых сил и КСИР, а также спецподразделения КСИР по борьбе с бактериологическим и биологическим оружием.

Или: разве Иран скрывал, что 1 марта очередной жертвой коронавируса Covid-19 в Иране стала депутат Фатеме Рахбар, 21 февраля избранная в парламент? А 3 марта руководство Мажлеса (парламента) ИРИ само сообщило, что инфицированными коронавирусом нового типа оказались 23 депутата парламента Ирана. «Встречи граждан с депутатами временно отменены. Мы призываем депутатов и электорат не общаться с людьми на время Новруза», — сообщили из аппарата вице-спикера парламента Ирана.

И вообще — по состоянию на 6 марта число заражений коронавирусом в Иране достигло 4747 случаев, из них — 124 со смертельным исходом. Где же тут «закрытость» Ирана в вопросе коронавируса? И ещё раз призываем обратить усиленное внимание на эти сведения и прочувствовать: как минимум, с 19 февраля иранцы знают, что от коронавируса не исключён смертельный исход.

Это, видимо, далеко не всеми может быть воспринято как серьёзнейшая причина для снижения избирательной явки 21 февраля? Или всё-таки, признаем, что эпидемия коронавируса и, что крайне важно, хорошая осведомлённость иранцев о вероятности летального исхода — очень и даже повышенно серьёзная причина для того, чтобы какой-то процент избирателей просто испугался бы выйти из дома?.. Нам представляется, что мы правы — а не критики Ирана, усмотревшие очередной «раскол иранского общества».

Высшее руководство Ирана поручило секретарю Высшего Совета по национальной безопасности (ВСНБ), контр-адмиралу Али Шамхани ответить госсекретарю США. Он заявил, что США планируют использовать вспышку коронавируса в Иране в качестве предлога для завершения своей стратегии максимального давления на Иран, но Ирану удастся контролировать этот вирус.

По словам Шамхани, выделяя коронавирус, Вашингтон оказывает психологическое давление на соседей, чтобы они закрывали свои границы с Ираном, писала газета «Tehran Times». «Планируется, что стратегия максимального давления на Иран будет дополнена термином „коронавирус“ для психологического давления на страны, чтобы они закрывали свои наземные и воздушные маршруты и распространяли ложь… это новая дорожная карта», — заявил Шамхани. Затем он напомнил, что США до сих пор не обнародовали точные сведения о потерях среди американских военных в результате иранского ракетного удара по авиабазе «Айн аль-Асад» в Ираке.

«Помпео лицемерит, обвиняя Иран в „закрытости“, и это при том, что официальные представители Белого дома до сих пор не опубликовали точной информации об американских потерях на базе „Айн аль-Асад“ и о разбившемся в прошлом месяце в Афганистане самолёте ВВС США», — отметил Шамхани. Кстати, мы сообщали про сбитый в Афганистане американский военно-транспортный самолёт, в котором погибли или «исчезли» высокопоставленные генералы ЦРУ США, в том числе «аятолла Майк» — генерал Майкл Д`Адреа, вместе с ещё четырьмя высокопоставленными офицерами ЦРУ…

Так что, лучше бы для Майкла Помпео, вообще — для властей США, было, если они миру признались бы — а с чего вдруг, например, у американского миллиардера Билла Гейтса почти тут же «нашлась» вакцина против этого коронавируса? Что — у Гейтса был на руках сам вирус, что так быстро, на тот период — даже февраль не закончился — и уже «готова» вакцина? А Помпео её усиленно «втюхивал» в качестве помощи Ирану, от чего и отказывался 4 марта иранский президент Роухани?..

Сообщим также, что аятолла Хаменеи незадолго до выборов в парламент 21 февраля заявил, что они пройдут в самое критическое время, когда «США, Израиль и другие злые силы всего мира пытаются расколоть страну и вбить клин между народом и властью».

Хаменеи добавил тогда, что вскоре США неизбежно постигнет самая печальная судьба: «Всё великолепие знаменитого корабля „Титаник“ не спасло его от катастрофы. Америка утонет точно так же! Никакие военные базы по всему миру не помогут ни Америке, ни сионистам, дающим ей свои деньги, потому что американское величие рушится». Вот почему в таких (!) условиях даже показатель явки иранских избирателей на выборы в 42,57% и был расценён как большой успех.

Неудивительно, что Помпео с его «новой дорожной картой» против Ирана выступил почти сразу после завершения парламентских выборов и выборов в Ассамблею экспертов ИРИ. США поняли, что их ставка посредством давления на Иран добиться смены власти в Тегеране или хотя бы сильно ослабить позиции сторонников Исламской революции, — полностью провалилась.

И злость и недовольство Помпео понятны. Американцам же не нравится, когда в той или иной стране побеждает подлинная демократия и терпят крах те, с которыми США связывают те или надежды. И этот раунд противостояния с США выигран — Иран одержал ещё одну моральную победу над своими врагами.

Выбор читателя

Топ недели