Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Проект «Великая Сирия» может сменить турецкую доктрину неоосманизма | Продолжение проекта «Русская Весна»

Проект «Великая Сирия» может сменить турецкую доктрину неоосманизма

26.03.2020 - 20:225 019ТАРАСОВ Станислав

«Эрдоган не очень хотел, курды не очень хотели. Они начинают воевать, другие страны подключаются, — отметил Трамп. — Тогда я говорю: заключите договоренности. Они говорят: «Окей, мы заключим сделку».

Но поскольку Трамп не обозначил информационный повод для такого заявления и формат своих переговоров с Эрдоганом, то появилось множество вопросов. Одним из них является важное уточнение: о каком периоде ведется речь? Хорошо известно, что 7 августа 2019 года США и Турция достигли соглашения о создании так называемой зоны безопасности на северо-востоке Сирии и совместном турецко-американском ее патрулировании. Правда, детали этого соглашения до сих пор не озвучены.

Но если судить по некоторым заявлениям министерства обороны Турции и посольства США в Анкаре, то планировалось вывести из этой зоны боевые подразделения сирийских курдов. Турция предлагала действовать по ливийскому сценарию: сформировать в этой зоне «временную администрацию», которая в будущем могла бы выступить как одна из сторон в сирийском урегулировании, но без участия курдских представителей из отрядов народной самообороны (YPG). Тогда Эрдогану казалось, что ему удалось «продавить» Трампа по курдам.

Однако президент США решал другую задачу. Нужно было завязать Эрдогана в переговорном процессе, чтобы предотвратить готовившуюся Турцией очередную военную операцию на северо-востоке Сирии. Когда Трамп «конфиденциально» сообщил коллеге о готовящемся выводе американских военных подразделений из Сирии, турецкая сторона восприняла это как сигнал к началу действий.

Но не тут-то было. Белый дом, понимая желание Анкары начать военную операцию на востоке Евфрата, предложил свое посредничество в начале переговоров с представителями партии сирийских курдов «Демократический союз» (ПДС), которую Анкара внесла в список террористических организаций, тогда как американцы считают ПДС своим союзником в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Партитуру «турецкого концерта» потом прочитал президент Франции Эммануэль Макрон. Он обвинил Турцию в сговоре с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и объявил о «смерти мозга» НАТО, так как о вторжении в Сирию консультировался Эрдоган только с Трампом.

«Мне жаль, что у нас нет единого определения терроризма. Когда я смотрю на Турцию — сейчас они сражаются против тех, кто сражается вместе с нами, кто сражался вместе с нами плечом к плечу против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — заявил французский президент. — А иногда они даже сотрудничают с марионетками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Кстати, Макрон является одним из тех европейских политиков, который официально принимает представителей ПДС в Елисейском дворце, тем самым политически легализируя эту организацию.

Эрдоган не пошел по этому пути, и его проект с США оказался сорванным. Только после этого он начал интенсивный диалог с президентом России Владимиром Путиным. Вот почему мы считаем, что президент Трамп, говоря о готовности Эрдогана договориться с курдами, имеет в виду все же какую-то другую историю. Как сообщают турецкие СМИ, президент Турции после недавних переговоров в Брюсселе с ЕС по пути на родину рассказал журналистам президентского пула о том, что предложил Путину совместно разрабатывать сирийские нефтяные месторождения восточнее Евфрата, а на вырученные деньги восстанавливать Сирию. И получил ответ: «Возможно».

Эрдоган также сообщил, что такое предложение он готов сделать и Трампу. Видимо, оно было сделано и получило соответствующую реакцию со стороны последнего. Смысл затеянной интриги в том, что можно теоретически предполагать совместную разработку нефтяных месторождений в Сирии с участием компаний Турции и России, что неизбежно предполагает нормализацию отношений между Анкарой и Дамаском. Трамп же считает, что об этом нужно договариваться не с Дамаском, а с курдами. В этом контексте выходит, что Эрдоган провел тест российской и американской позиции по курдам, высветив различные сценарии дальнейшего возможного развития событий. Позиция Москвы последовательна и ясна.

Она выступает за сохранение территориальной целостности Сирии, а курдский вопрос может решаться в этом формате во внутриполитическом диалоге по урегулированию. США же толкают Турцию в сторону фрагментирования Сирии.

Американцы призывают Анкару позволить курдам закрепиться восточнее Евфрата и вместе с ними начать разработку там нефтяных месторождений, которые сейчас находятся под прикрытием спецназа США. Потому, как пишет турецкое издание Yeni Mesaj, что «все регионы, где дислоцированы турецкие войска сегодня (Африн, Джераблус, Аль-Баб, некоторые регионы Идлиба), находятся в сотнях километрах от нефтяных месторождений».

Это же издание сообщает, что Трамп и Совет курдского самоуправления в Аль-Хасаке предоставили израильской компании полномочия по добыче и сбыту сирийской нефти и увеличению добычи на ее скважинах со 125 тысяч баррелей до 400 тысяч баррелей. То есть Вашингтон заявляет, что продолжает политику дальнейшей фрагментации не только Сирии, но и всего Ближнего Востока, а на данном этапе считает курдов новой геополитической реальностью, с которой нужно считаться. С другой стороны, Эрдоган, понимая, какую опасность это несет Турции, вынужден вести активный диалог с Россией и думать о налаживании отношений с сирийским президентом Башаром Асадом.

Просто не остается другого выхода у Анкары, и действовать ей необходимо, пока не поздно. Дело в том, что проблема сирийского урегулирования в варианте сохранения ее территориальной целостности или появления в регионе курдского государства не являются единственными элементами формирующейся новой геополитической составляющей на Ближнем Востоке.

Сейчас многие западные эксперты предполагают, что на смену турецкому проекту неоосманизма может вернуться проект «Великая Сирия» — создание федерации арабских государств под покровительством Великобритании. Он был разработан британцами в 1942 году. Федерация должна была состоять из кусков современных Сирии, Ливана, Израиля. Проект был частично завершен появлением в 1948 году государства Израиль.

Во времена Османской империи (XVI — начало XX века) и французского мандата (1920 — 1946 годы) территория нынешней Сирии представляла собой конгломерат геоэкономических регионов со слабой привязкой к единому центру в Дамаске. Северо-восточная часть Сирии, включающая в себя регионы Аль-Хасеке, Аль-Камишлы, Ракки и продолжающаяся до Евфрата, имела сильные связи с Ираком.

Сейчас не случайно эта территория является ареной боевых действий между ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и курдскими вооруженными формированиями. Напомним также и о том, что после кэмп-дэвидского договора между Египтом и Израилем в 1979 году Сирия стала полюсом арабского национализма, стал возрождаться проект создания «Великой Сирии» (Билад аш-Шам) в составе Сирии, Ливана, Иордании и Палестины под эгидой Дамаска. В таком контексте конфронтация Эр-Рияда с Дамаском была неизбежной, особенно в период восстановления и укрепления отношений Дамаска с Тегераном, который с момента начала сирийского кризиса в 2011 году поддержал Асада. STRATFOR писал, что после вывода американских войск из Ирака и Сирии произойдет «массивный сдвиг в балансе сил в регионе, в результате чего Иран превратится из маргинальной страны в сверхдержаву».

И что тут светит Турции? Парадокс в том, что сейчас на сирийском направлении Анкара вместе с Москвой состоит в альянсе с Тегераном. Если США удастся вырвать Турцию из такого «треугольника», то ее пустят в геополитический расход и втянут в региональную войну с Ираном. Так что сирийский конфликт давно перестал быть внутренней гражданской войной, он носит международный характер.

При существующем раскладе сил отказ Эрдогана вести диалог с Асадом существенно затягивает решение конфликта. Для Анкары пришло время критической переоценки ситуации. Трамп говорит туркам: «Идите с курдами». А что будет завтра, если Асаду удастся мобилизовать курдов на борьбу с «турецкими захватчиками»? Но мы вряд ли скоро узнаем, что на самом деле готовит Эрдоган.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!