Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!
Российское здравоохранение после пандемии коронавируса. Смена стратегии | Продолжение проекта «Русская Весна»

Российское здравоохранение после пандемии коронавируса. Смена стратегии

15.05.2020 - 20:263 879ЛЕПЕХИН Владимир

Фраза «мир после пандемии коронавируса уже не будет прежним» — отнюдь не риторическая, и это не просто констатация факта. Отныне мы все должны посмотреть на происходящее абсолютно новыми глазами и, в особенности, на состояние современной медицины.

Кто бы и как не интерпретировал источники и цели пандемии вируса COVID-19, очевидно, что мир вступил в эпоху, в которой перспектива войн и военных конфликтов с применением биологического оружия становится более чем реальной. Отсюда — осознание принципиально новых требований к существующим стратегиям обеспечения национальной безопасности (далее — НБ), и эти требования, как я полагаю, должны быть связаны сегодня с состоянием систем здравоохранения.

Распространение коронавируса в почти ста странах мира показало многое: и чрезвычайную опасность грядущих войн, в которых главным фронтом геополитического соперничества могут стать противостояние транснациональных фармацевтических и медицинских компаний, гонка биотехнологий и конкуренция национальных систем здравоохранения (далее — НСЗ), и высочайшую степень неготовности и неспособности большинства государств обеспечить своим гражданам здоровье и безопасность.

То, насколько те или иные государства готовы к вызовам 21 века и, в частности, к вызовам биологической и бактериологической опасности, покажет профессиональный анализ (этим уже заняты «мозговые центры» различных силовых ведомств ведущих мировых держав), но уже сегодня можно сказать, что ключевым направлением ответа на эти вызовы должна стать новая стратегия НБ, опирающаяся на три основных положения.

Во-первых, система национальной безопасности любого государства отныне должна быть абсолютно суверенной, самодостаточной и способной адекватно учесть и распознать любые внешние угрозы, в том числе и, прежде всего, — возможность распространения в стране различных инфекций; она должна быть также способной быстро и эффективно отразить любые вирусные атаки по всем связанным между собой направлениям: медицинскому, информационному, экономическому, политическому и т. п.

Во-вторых, важнейшее место в новой стратегии НБ каждого государства должны занимать задачи, связанные с модернизацией национальных систем здравоохранения, в которых на первый план — наряду с необходимостью обеспечения жизни и здоровья граждан, должна выйти задача, связанная с готовностью медицинских учреждений к эффективному отражению вирусных атак.

В-третьих, стратегия НБ любого государства должна предполагать создание системы самообеспечения данной страны необходимыми медицинскими мощностями, оборудованием и специалистами, передовыми технологиями лечения, а также лекарственными препаратами и сырьем для их изготовления.

Не секрет, что основной спор между сторонниками различных версий причин и последствий COVID-19 осуществляется сегодня вокруг перспектив применения в будущем специальных вакцин и иных препаратов, способных предотвратить возможное повторение пандемии коронавируса или каких-то его аналогов. При этом главный нерв нарастающего противоборства мнений состоит не в том — осуществлять сплошное вакцинирование населения или не осуществлять его и даже не в том, принудительным оно должно быть или добровольным. Основная дискуссия (например, в России) разрастается вокруг вопроса о том, какие вакцины и технологии следует применять — отечественные или зарубежные.

С одной стороны, нет никаких сомнений в том, что производство лекарственных препаратов, в особенности тех, что направлены на профилактику инфекционных заболеваний, должно быть прерогативой отечественного производителя. (Уже потому, что население страны не может доверять таким скандально известным спонсорам производителей вакцин, как Билл Гейтс; в частности, в мировых СМИ публикуется множество материалов о катастрофических последствиях экспериментов с вакцинацией против полиомиелита, за которыми стоит Фонд Билла и Мелинды Гейтс). С другой стороны, известно, что подобной точке зрения противостоят сегодня ведущие мировые фармацевтические компании и связанные с ними соответствующие лоббистские структуры в каждой из стран, рассматриваемых названными компаниями как перспективный рынок сбыта тех или иных лекарственных средств (далее — ЛС), а также как объект информационной, экономической и иной экспансии соответствующих транснациональных «групп интересов».

Аргументы ведущих мировых фармпроизводителей довольно просты и часто сводятся к тому, что западные компании обладают передовыми технологиями и уже сегодня способны производить вакцины, которых нет в распоряжении большинства государств мира. Отсюда практически перед каждой страной встает вопрос о том, где брать лекарственные препараты в ситуации, когда пандемия продолжается, а собственное производство тех же вакцин большинству стран не по силам. Словом, существует опасность, что под предлогом необходимости скорейшего блокирования коронавируса, например, в России, нашей стране, во-первых, будет навязана вакцина зарубежного производства, а во-вторых, применение предложенного ЛС будет продавлено усилиями лоббистов без проведения в РФ надлежащей экспертизы её безопасности.

Проблемы наличия в стране производства необходимых лекарственных средств, качества навязываемых к массовому применению вакцин, а также эффективности контроля за лицензированием применения ЛС чрезвычайно актуальны сегодня не только для большинства развивающихся государств, но даже для таких стран как США. Так, пандемия коронавируса обнажила то обстоятельство, что большинство жизненно необходимых американцам лекарств (в том числе, антибиотиков, обезболивающих и препаратов для лечения диабета, туберкулеза, малярии и ВИЧ) сегодня производятся в Китае и Индии. Чрезмерно зависимой от Китая в области производства лекарственных средств стала сегодня и Европа. В свою очередь, Россия до 80% лекарственных субстанций также получает из азиатских стран. Сегодня наша страна не может наладить массовое производство респираторов соответствующего класса, поскольку некоторое время назад перестала производить необходимые фильтрующие материалы. Оказалось также, что ни в одной стране мира сегодня нет достаточного для обеспечения всех больных коронавирусом тестов, аппаратов ИВЛ и кислородного оборудования; повсеместно не хватает также профессиональных медицинских специалистов.

И это лишь несколько примеров из тех десятков и сотен фактов, подтверждающих, что глобальное общество в период такой опасности, как пандемия какого-либо смертельного вируса, не способно обеспечить эффективную защиту населения планеты, по меньшей мере, по той простой причине, что далеко не каждая страна готова локализовать эпидемию в собственной стране и справиться с ней своими силами.

Возвращаясь к проблеме национальной безопасности в эпоху новых биологических угроз человечеству, подчеркну, что уже в ближайшее время правительство России и Совет безопасности РФ должны дать четкую и профессиональную оценку как в отношении вируса COVID-19, так и в отношении национальной системы здравоохранения, наметив решение соответствующих задач в области подготовки новой концепции обеспечения НБ страны в области противодействия распространению в РФ вирусных инфекций, а также в сфере модернизации отечественной системы здравоохранения под обеспечение задач национальной безопасности в части, касающейся возникновения биологических угроз.

В свою очередь, задача модернизации НСЗ предполагает четкое определение функционала и границ гражданской медицины, медицины катастроф и военной медицины. Она предполагает также пересмотр всей стратегии развития в России фармацевтической промышленности.

Речь идет не только об определении полного перечня лекарственных средств и сырья для их производства, которые необходимо производить исключительно в России, но также о надлежащей правовой защите этого приоритета, о соответствующем бюджетном обеспечении, о совершенствовании национальной системы контроля за качеством производимых препаратов и вакцин, о внесении соответствующих корректировок в федеральные целевые программы, предполагающие импортозамещение в области производства лекарственных средств и медицинского оборудования.

Возглавляемый автором этих строк Институт ЕАЭС вот уже 10 лет в волонтерском режиме занимается проблемой правового регулирования обеспечения лекарственными средствами пациентов с редкими заболеваниями (см. ]]>здесь]]>). Без лишней скромности отмечу, что функционирующий при Институте Центр изучения и анализа проблем народонаселения, демографии и здравоохранения представляет собой сегодня самую квалифицированную на постсоветском пространстве экспертную группу, занимающуюся проблемой фармобеспечения «орфанных» больных. То есть мы не понаслышке знаем, насколько актуальна сегодня в РФ проблема лекарственной безопасности и вообще — НБ в сфере здравоохранения.

Мы знаем и то, что в настоящее время в России действуют целый ряд отечественных фармацевтических компаний полного цикла (то есть, включая производство субстанций), в портфеле которых имеются такие социально-значимые лекарства, как моноклональные антитела, инсулины, вакцины, «орфанные» препараты и т. п.). Они не только обеспечивают россиян жизненно важными лекарственными средствами, но и наращивают экспортное производство, проводят клинические исследования, то есть развивают, в том числе, научный потенциал российской НСЗ, разрабатывают инновационные препараты и даже собственные технологии, о которых пока еще мало известно в мире. Между тем, развитие в России полного цикла производства обеспечивает лекарственную независимость нашей страны, что особенно актуально в ситуации глобального тренда на закрытие государственных границ, а также способствует развитию национальной экономики РФ за счет того, что деньги, компетенции и технологии остаются внутри страны, создавая новые рабочие места и капитализируя производство.

Каждая из ведущих российских фармкомпаний (такие, к примеру, как Биокад, Герофарм, Нанолек и еще с десяток других) производит уже до 40% необходимых нашей стране лекарственных средств от общего объема потребления по каждому продукту. К сожалению, о них сегодня мало кто знает, а потому многие журналисты продолжают сравнивать российскую фарминдустрию с неудачными примерами производства в России каких-то автомобилей, сыров или вина. К российским лекарствам в обывательском смысле до сих пор нет доверия, многие все еще предпочитают «импортное». Однако насколько в текущих условиях такая «стратегия» может помочь нам выжить? Думаю, что без развития собственной фарминдустрии о национальном суверенитете страны в такой области, как обеспечение здоровья и жизни граждан РФ, можно будет забыть.

Полагаю, что развитие в нашей стране производства собственных лекарственных препаратов и вакцин, а также средств индивидуальной защиты и медицинского оборудования по таким, в частности, направлениям, как лечение инфекционных и социально значимых заболеваний, а также защита иммунитета граждан и профилактика их здоровья уже в ближайшие месяцы должны стать важнейшими задачами правительства Российской Федерации и Совета безопасности РФ.

Выбор читателя
Топ недели