Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Луганский университет перестанет носить имя Тараса Шевченко

06.07.2020 - 21:572 526СЕЛИВАНОВ Алексей

Такое решение вскоре опубликуют на сайте Совета министров Луганской Народной Республики. Кто-то непременно захочет провести аналогии с постмайданной Украиной. Мол, и там и там проводится ревизия истории и политика переименований.

Однако сравнение Луганска с Украиной будет некорректным. Потому что процессы, на самом деле, идут противоположные. Кто сегодня помнит в «украинской столице» о том, что князь Олег Вещий произнес, имея в виду Киев: «Это будет Мать городам русским»? Князь перенес столицу из Новгорода в Киев, потому что мог позволить себе переносить столицу в границах одного государства. Затем точно так же Рюриковичи перенесут столицу в город Владимир, затем в Москву.

Рюриковичи будут переносить русскую столицу из-за того, что Киев подвергся разорению войском хана Батыя. На долгие годы Киев утратит свою роль, подпав под власть польских и литовских властителей. Однако Россия вновь станет возвращать свои земли. И, увидев, что противостоять русским невозможно, польские идеологи и католические ксендзы решат поработать над созданием отдельной украинской, нерусской идентичности.

В отличие от них, русское общество любило и жалело своих братьев, жителей Юго-Западной, или Малой (то есть исконной), Руси. Малороссийские темы пользовались большим успехом в Петербурге, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Николая Гоголя стали бестселлером. Русские не отделяли от себя малороссов, и вплоть до 1917 года русский народ официально считался состоящим из трех ветвей — великороссов, малороссов и белорусов.

Эта же волна петербургской любви к малороссам подхватила и молодого художника Тараса Шевченко, отправленного своим барином в столицу учиться живописи. Русское общество организовало выкуп художника из крепостного состояния (причем значительную часть выкупа внесла царская семья, которой Тарасик вскоре отплатил черной неблагодарностью, распространяя злобные, ничем не обоснованные пасквили о царице).

Вообще, пользуясь добротой и участием петербургского света, Шевченко вел паразитическое существование — обильно питался и напивался за счет доброхотов, которых потом и обливал грязью в своих письмах. Во время этих дружеских пьянок случайно обнаружились полуграмотные стихи, которыми развлекался Тарас. Стихи были литературно обработаны поэтом Евгением Гребинкой (автором романса «Очи черные»), а затем изданы под названием «Кобзарь» и разрекламированы.

Тарас Шевечнко умер от алкоголизма, упившись на Великий пост. Так и остался бы он в памяти специалистов региональным поэтом и художником, если бы не революционные потрясения. Разрушители России сделали ставку на раздувание сепаратизма и искусственное создание наций на основе чисто региональных отличий. Так и Донбасс был включен в состав искусственно созданной, «национальной по форме, социалистической по содержанию» Украинской Советской Республики. А «отдельной республике» сразу стали придумывать отдельную от русской литературу. Тут и пригодился малороссийский поэт-алкоголик Тарас Шевченко.

Украинизация Юго-Западной Руси, и Киева, и Донбасса не прекращалась ни на минуту. В Луганске, например, в честь Тараса Шевченко (никогда здесь даже не бывавшего!) был назван педагогический университет (в 1939 году, одновременно с переименованием в честь того же персонажа Киевского университета, когда-то носившего имя святого Владимира). Вдобавок именем Шевченко в Луганске назвали и улицу, и целый квартал!

Однако окончательно украинизировать Донбасс не удалось. Сказались трудовые и героические традиции, близость к российской границе. Трудно было навязать антирусскую идентичность людям, которые постоянно ездили к родне в Ростовскую область и другие регионы Российской Федерации.

Когда народ в Донбассе восстал против киевского переворота, только Луганский университет, названный в честь Тараса Шевченко, потрепыхался проукраинскими митингами. После чего его ректор и часть преподавательского состава сбежали в Северодонецк, оставшийся под контролем украинских войск, чтобы организовать там вуз-двойник. Тоже Луганский национальный университет имени Шевченко. Кстати, кое-кто из сотрудников университета, оставшихся в Луганске, до последнего времени старался работать «на два фронта», публикуя статьи и заочно участвуя в конференциях того, украинского двойника.

Но время не стоит на месте. Луганские учебные заведения получают российскую аккредитацию. Идеология украинского национализма (а значит, отдельности от русских) окончательно дискредитирована обстрелами Донбасса украинскими карателями. Поэтому и странное название вызывало у луганчан все больше вопросов.

Зачем Шевченко? Глянцевый образ «поэта-демократа», существовавший в советское время, давно, еще до войны 2014 года, полностью развенчан работами киевского писателя-мученика Олеся Бузины («Вурдалак Тарас Шевченко») и луганских авторов — философа Константина Деревянко и руководителя писательской организации ЛНР Глеба Боброва («Тарас Шевченко — крестный отец украинского национализма»). Украинские нацисты так и не смогли доказать в десятке судов, что облик «кобзаря» является более светлым, чем описал его Бузина, опираясь на документы, письма и дневники. Поэтому Олеся Бузину просто убили.

За переименование главного педагогического вуза ЛНР выступал и я, грешный. Согласитесь, культ Тараса Шевченко в Донбассе — неуместен. Здесь есть другие, более достойные исторические фигуры. И если в честь «Казака луганского» Владимира Даля назван ведущий технический университет, то педагогическому вполне уместно дать имя основательницы Луганска — Екатерины Великой. Тем более что осенью исполняется ровно 225 лет со дня основания ею этого города-героя, не сдавшегося вооруженным поклонникам Тараса Шевченко в 2014 году.

Выбор читателя

Топ недели