Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Добром это не кончится

01.10.2020 - 14:566 969ДРОБНИЦКИЙ Дмитрий

Первые дебаты между президентом США Дональдом Трампом и его соперником от Демократической партии бывшим вице-президентом Джо Байденом стали одним из самых ожидаемых событий в политической жизни Соединённых Штатов в 2020 году.

Незадолго до дебатов, проведённых в пригородах Кливленда, штат Огайо, весьма активно обсуждался вопрос о том, состоятся ли они. Многие либеральные эксперты и политики, включая спикера нижней палаты конгресса Нэнси Пелоси, призывали Байдена не выходить на одну сцену с Трампом. Мол, президент всё равно будет лгать и поливать кандидата от Демпартии грязью, так зачем заморачиваться и принимать участие в дискуссии, где ни одна тема не будет обсуждена по существу? Республиканцы, в свою очередь, были уверены, что физическое и душевное состояние бывшего вице-президента не позволит ему на равных спорить с нынешним хозяином Белого дома, так что демократы под любым предлогом в самый последний момент отзовут участие своего кандидата.

Но дебаты всё-таки состоялись. И это, пожалуй, стало главной новостью прошедших суток. Более того, Байден не просто вышел на сцену, но и неплохо продержался до конца дискуссии. Его речь в основном состояла из домашних заготовок, но он достаточно умело их применял. Да, в любой другой год его поведение СМИ оценили бы как «неживое» (Джо действительно напоминал восковую куклу, которую создатели заставили говорить), но только не в 2020-м, когда предвыборная тактика демократов состояла в том, чтобы как можно меньше предъявлять своего кандидата публике, поскольку он зачастую вёл себя неадекватно. То уснёт в прямом эфире, то забудет, на какую должность избирается, то перепутает штат, в который приехал. Так что заниженные ожидания от выступления Байдена сыграли ему на руку.

Трамп же был таким, каким его и привыкли видеть. Домашние заготовки если и были, то, скорее, на уровне мемов, которые не раз уже пускались в ход как им самим, так и симпатизирующей ему прессой. Он говорил гораздо живее своего оппонента и ни на шаг не отступил от своей разговорной манеры в стиле простого американского парня, которой и снискал себе любовь рабочего класса, жителей американской глубинки и представителей среднего класса, задыхающегося под гнётом глобальных корпораций. Но смог ли он убедительно рассказать о своих преимуществах и ужасах, ждущих Америку в случае победы его оппонента? Пожалуй, нет. Но даже если бы он сильно постарался это сделать, вряд ли бы из этого что-нибудь вышло.

В условиях жесточайшего политического противостояния в США доказать что-либо вообще практически невозможно. Политики, СМИ и эксперты давно забыли об объективности. Они постоянно подтасовывают факты, искажают картину происходящего и непрерывно обвиняют противную сторону во лжи. В большинстве случаев совершенно безапелляционно. Это стало новым стандартом ведения политической дискуссии.

Зрителей, избирателей больше не уговаривают — их пугают до смерти и приучают верить не фактам или разумным доводам, а идеологизированным мемам.

Как, например, расценивать утверждение Байдена, что, если бы не бездарное руководство Трампа, в США от коронавирусной инфекции скончались бы не 200 тыс., а 100 тыс. человек? Или утверждение Трампа, что если бы президентом был Байден, то погибли бы миллион граждан Соединённых Штатов? На основании чего сделаны такие выводы? И кого из колеблющихся избирателей, серьёзно пострадавших и от пандемии, и от карантинных ограничений, подобные высказывания могут убедить?

Конечно, противоборствующие предвыборные штабы в США и ранее делали всё возможное, чтобы выставить оппонента в самом неприглядном свете. Факты искажались, а оценки не отличались полной объективностью. Политические споры часто переходили на личности, а обещания давались безо всякой оглядки на возможность их выполнения. Но с 2016 года ситуация качественно изменилась.

Настолько, что старый добрый компромат попросту перестал работать. Не столько потому, что никто никому уже не верит, сколько по причине принципиальности внутриполитического противостояния. Ну и что, что кандидат запятнал свою репутацию неподходящими связями или неосторожными высказываниями? Главное, что он не допустит победы противника.

Это раньше победа того или иного претендента на высший государственный пост означала незначительные изменения в социальной или налоговой сфере. В крайнем случае — начало или окончание войны за тысячи миль от американской границы. Сегодня два кандидата представляют собой даже не два пути развития США, а две разные и ненавидящие друг друга Америки. Спор стал слишком принципиальным, чтобы пресса, экспертократия и сами избиратели могли позволить себе объективность, тем более — разумный компромисс.

Какой компромисс может быть между двумя совершенно разными реальностями, разными вѝдениями страны? Вот и говорят кандидаты на разных языках и приводят доводы, понятные только их сторонникам. Никакого диалога. Никакого намёка на сближение позиций или примирение. Возможно, какая-то часть избирателей и готова была бы отдать свои голоса за некого кандидата-центриста или за третью силу, которая бы прекратила антагонистическое противостояние, грозящее в любой момент перерасти в гражданскую войну, но не этот мирно настроенный электорат сегодня определяет политическую повестку.

Дело даже не в правых и левых ультрас или уличных активистах, хотя они и нагнетают ситуацию день ото дня. Дело в простых американцах. Одни не хотят жить в стране, где на политические решения влияют фабричные рабочие и фермеры, эти «люди из прошлого». Другие не хотят делить страну с городскими «неженками», этими бесконечными арт-директорами и кодерами, которые не видят ничего дальше переднего колеса своего электросамоката. Для одних Соединённые Штаты — это суверенное государство с традициями, историей и отчётливым национальным эгоизмом. Для других — всего лишь территория, где расположены офисы, банки и мозговые центры глобального мира без границ, гражданства и, конечно же, безо всяких рудиментов семьи, религии и традиционной морали.

Выясняется, что такие принципиальные споры американская демократия не может разрешить через «свободное волеизъявление граждан».

Хотя бы потому, что обе противоборствующие стороны понимают это волеизъявление по-разному. Горячий спор вокруг голосования по почте и методах сбора голосов является, по сути дела, подготовкой почвы для подсчёта одних бюллетеней и «заметания под ковёр» других. Обе партии работают над тем, чтобы подверстать процедурные хитросплетения под объявление себя победителем.

Модератор дебатов, ведущий телеканала Fox News Крис Уоллас задал вопрос обоим кандидатам, призовут ли они своих сторонников «оставаться дома и сохранять хладнокровие» и не объявлять себя победителем до того момента, пока не будут подсчитаны все голоса (а подсчитываться они будут, видимо, не менее трёх-пяти дней). Байден ответил расплывчато, но всё же заявил, что в случае негативного для него исхода голосования «согласится со случившимся». Трамп же вовсе отказался говорить о «согласии». Наоборот, он призвал республиканских избирателей приходить на участки для голосования в качестве наблюдателей и заявил, что сегодня демократами на местах делается всё, чтобы сфальсифицировать выборы. В конце своей эмоциональной фразы он добавил: «Добром это не кончится!».

Казалось бы, Байден выступил более примирительно и обязался действовать законно. Но в том-то и дело, что не он управляет ситуацией и своими сторонниками. Более того, он лукавит. Ведь его штаб нанял уже более двухсот юристов для оспаривания результатов выборов. Ну, а толпами протестующих и бунтовщиков на улицах американских городов руководят совсем другие люди. Боевики антифа и Black Lives Matter будут действовать по команде вовсе не из штаба Байдена. Так что Трамп хотя бы говорил правду.

В течение нескольких часов после окончания мероприятия в Огайо были проведены многочисленные опросы телезрителей с целью выяснить, кто же, по их мнению, победил на дебатах. Согласно большинству таких опросов, верх одержал Байден. На мой взгляд, это не совсем корректная оценка. Во-первых, у Трампа очень хорошо получается проигрывать дебаты по формальным основаниям, но выходить победителем (с точки зрения динамики рейтингов) через три-пять дней после них. 2016 год это очень наглядно показал. Во-вторых, мобилизовавшийся Байден приятно удивил избирателей — и прежде всего своих сторонников — уже тем, что выстоял до конца дискуссии и не сморозил ни одной глупости. Это и добавило ему очков. Однако он также продемонстрировал, что собственного плана или собственной программы у него нет. В течение следующих нескольких дней это обстоятельство будет всячески «подсвечиваться» немногочисленными, но весьма энергичными протрамповскими СМИ.

Наконец, говорить о победителях в сложившейся ситуации вряд ли есть смысл. А вот проигравших было как минимум три — модератор Крис Уоллас, потерявший контроль над дискуссией с первых секунд, американская электоральная система и все те, кто надеялся на стабилизацию политической обстановки в США и её возврат в легитимные рамки. После первых дебатов стало окончательно ясно, что, говоря словами Трампа, добром это не кончится.

Выбор читателя

Топ недели