Время пошло

25.02.2021 - 14:49   4 860ШАМИР Исраэль

Три месяца. Этот срок дал Иран Соединённым Штатам, чтобы снять незаконные односторонние санкции, наложенные президентом Трампом. Если санкции сняты не будут, Иран прекратит сотрудничество с инспекторами МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии).

Напомним, что в 2015 году Иран достиг соглашения о контроле над его ядерной программой в обмен на снятие санкций. Это соглашение называют ядерной сделкой. Участниками соглашения стали Россия, Китай, США, Британия, Франция (то есть пять постоянных членов Совета Безопасности ООН), Германия и Иран. Израиль остался крайне недоволен сделкой, и когда в Вашингтоне к власти пришёл президент Трамп (несколько наивно веривший, что, дав Израилю всё, что тот захочет, он завоюет сердца американских евреев и удержится в Белом доме, несмотря на ненависть истеблишмента), тот вышел из соглашения и наложил на Иран санкции. Демократы, бывшие тогда в оппозиции, возражали против выхода из сделки, а Байден говорил, что возвратит США в соглашение после победы. Но, победив, он заявил, что без согласия Израиля не отменит решение Трампа, разве что Иран согласится заново обсудить соглашение и поставит свою ракетную программу под международный (читай: американский) контроль, а также прекратит своё участие в войнах в Сирии и Йемене. Иран отказался от нового обсуждения, но согласился провести неформальное совещание с участниками сделки и с США.

Тем временем произошло важное событие. Неизвестные террористы (звучат версии и о причастности израильских или американских спецслужб) убили ведущего иранского учёного-атомщика Мохсена Фахризаде. Это вызвало огромное возмущение в Иране, и сторонники более жёсткой линии провели в парламенте закон, запрещающий допускать инспекторов МАГАТЭ на ядерное производство. На этой неделе закон вступил в силу. Если раньше инспекторы могли отслеживать происходящее, изучая кадры, отснятые установленными на ядерном производстве камерами, то сейчас Иран перестал передавать им отснятые фильмы. Они будут храниться три месяца, и, если санкции не снимут, фильмы будут стёрты. Заодно были прекращены внезапные визиты инспекторов МАГАТЭ.

Таково компромиссное соглашение, достигнутое в последний момент между МАГАТЭ и иранским руководством, в котором преобладают сторонники более мягкой линии. Глава МАГАТЭ сказал, что его соглашение устраивает; подробности соглашения пока не были опубликованы. Сторонники жёсткой линии в иранском парламенте были возмущены уступчивостью властей. Спор между двумя направлениями в иранском руководстве продолжается, но пока соглашение держится.

Через три месяца, если Байден не пойдёт навстречу, сделка будет основательно подорвана, что устраивает как Израиль (и его друзей в Вашингтоне), так и сторонников жёсткого курса в Тегеране.

Али Хаменеи, верховный правитель Ирана (преемник аятоллы Хомейни на этом посту, бывший президент страны), проявляет гибкость. Он, с одной стороны, поддерживает ядерную сделку и сдерживает сторонников жёсткой линии, а с другой стороны, он заявил на этой неделе, что Иран повысит степень очищения урана с 20 до 60%. А там уже и 90% оружейного урана недалеко, говорят в Европе. Сейчас в Иране работает около 500 центрифуг, а в марте их число удвоится, причём за счёт более новых и совершенных аппаратов. Но Хаменеи всякий раз добавляет, что Иран не хочет создавать атомную бомбу, а все эти ядерные эксперименты — часть мирной программы. Не забывает он напомнить иранцам о том, что в случае выхода из сделки Иран может оказаться в международной изоляции. А то, что санкции портят жизнь иранцев, напоминать не надо. Это они и сами помнят.

На прошлой неделе американцы перехватили ещё один танкер с иранской нефтью и продали его с торгов. То есть США практически ведут гибридную войну против Ирана. С Россией и Китаем американцы тоже гибридно воюют, но не так активно. Россия всё же может что-то купить и что-то продать на международных рынках — и деньги получить может. Ирану приходится свою собственную нефть продавать из-под полы и платежи принимать чуть ли не налом.

Россия и Китай сочувствуют Ирану, ведут с ним торговлю, открывают транспортные коридоры, принимают иранских министров, но полностью защитить Иран от гнева Вашингтона Москва и Пекин не в силах. Россия играет долгую игру, рассчитывая на то, что американская империя ослабевает. Как герой рассказа «Старик и море», Путин уже 20 лет борется с гигантской океанской рыбищей Америкой, но прямого конфликта, равно как и полного подчинения, он избегает. Да и огромный Китай тоже старается резко не конфликтовать с США, тем более по поводу Ирана. Так что иранцам приходится полагаться на свои силы, а они ограниченны.

Противостоят Ирану и два союзника США в регионе — Израиль и Саудовская Аравия. И тут есть просвет. Лидеры этих двух стран взасос целовались с Дональдом Трампом, а сейчас Джо Байден смотрит на них искоса и неодобрительно. Байден позвонил израильскому премьеру Нетаньяху в первый раз только на этой неделе, что в Израиле поняли как сигнал немилости. Вскоре в Израиле выборы, и неясно, кто победит. Практически любой другой премьер Израиля будет меньше мотивирован на борьбу с Тегераном: антииранская карта — любимая в колоде Биби Нетаньяху. И МБС, наследный принц Саудовской Аравии, тоже не в фаворе в Вашингтоне. Так что у Байдена есть некоторая свобода действий. Воспользуется ли он оказией, чтобы примириться с Ираном? Возможно, но не наверняка. А время, трёхмесячный срок, идёт.

Выбор читателя

Топ недели