«Норд-Ост» размером с Украину — человеколюбивая миссия русской армии

17.04.2022 - 17:59   7 473СЕРИКОВ Артем

За что мы воюем, и почему мы победим!

Всем уже очевидно, что на украинской территории идёт война на уничтожение России. Поэтому нужно молиться за русского солдата, за победу русской армии. Однако нельзя (просто физически невозможно) молиться без четкой уверенности, что этот солдат абсолютно прав, и что для русской армии эта война праведная. В информационном веке эта правота, к сожалению, не очевидна многим жителям РФ, в том числе активным и пассивным, и заочным христианам, светским людям. Речь сейчас не о тех, кто изначально принял сторону врага, покинул страну. С ними все ясно. Речь о тех, кто серединка-наполовинку, кто сомневается, кто не знает, у кого синдром «Путин первым начал» затмевает чувство правды.

Своим сомнением они отказывают русскому воину в самом главном — в правоте и правде совершаемого исторического дела. Без этого невозможна никакая победа. Без этого русский человек ни воевать, ни, тем более, побеждать попросту не умеет и не станет. Андрей Платонов называл это «чутьем правды», и именно про это Николай Гоголь написал: «Но и у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства... »

Даже в уличной драке трудно быть смелым без понимания, что ты прав. Куда уж в прокси-войне с Третьим Рейхом, — вернее с Четвёртым Евросоюзом НАТО. Лишая русскую армию четкого религиозного обоснования и внятного ответа, зачем мы воюем — сомневающееся общество крадёт у страны и у армии победу. Крадет ее у самих себя.

Без чувства правды нет точки опоры. Не только для тех, кто на фронте, но и для тех, кто несет бремя войны в тылу. Без Христа в уме, за пазухой и на знаменах — это война на глиняных ногах, сражение с мутным зрением и пустым сердцем. Без абсолютного и бесповоротного осознания своей правоты нечем переубедить врага.

О слезинке ребенка

Много лжи и кривотолков по поводу гибнущих невинных мирных жителей и детей, по поводу того, что горят Мариуполь, Харьков и другие города.

Первое, и главное, о чем не надо забывать, предаваясь безусловно правильным эмоциям и по-христиански правильному состраданию. В невинной крови мирных жителей и сгоревших многоэтажках виноваты не русские артиллеристы, а натовские инструкторы, которые запретили своим бесноватым украинским подчинённым эвакуировать города. В человеческой истории есть только два случая, когда вояки специально не дают эвакуировать города и используют население как живой щит: первый из них — запрещенная организация ИГИЛ, второй — пока еще разрешенная организация Украина.

Итак, для нашей армии Украина — это гигантский Норд-Ост, огромная Бесланская школа размером с целую страну, с 40 миллионным населением в качестве заложников. Ни одной армии мира не выпадала настолько трудная гуманистическая задача, — разминировать это здание, ликвидировать террористов, любой ценой сохранив жизни мирных граждан и детей. Понимаем ли мы, что в результате атаки на здание могут пострадать невинные? — Да. Можем ли мы дальше просто жить по соседству с этим Бесланом, делая вид, будто ничего не происходит и не происходило все эти 8 последних лет? Нет, не можем. Именно по этой причине глобальная гражданская прокси-война с коллективным Западом сейчас называется не войной, а Специальной военной операцией. Российская армия сражается со связанными руками, не может применять основную часть своих самых сильных вооружений. Российским воинам приходится рисковать своими жизнями ради максимального сохранения жизней заложников, которыми являются гражданские лица, запертые украинскими фашистами в городах. Приходится брать городскую застройку и промзоны буквально голыми руками.

До зубов вооружённый лучшей западной техникой украинский фашист, который прячется за спиной украинского ребёнка, находится в гораздо более удобном и неуязвимом положении, чем российский солдат, пытающийся этого ребенка освободить. Идти на битву с врагом, имеющим заведомое превосходство в средствах поражения — это настоящий подвиг самопожертвования. Никогда и ни одной армии мира не выпадала столь трудная гуманистическая задача — победить, проявляя ежедневное благородство к врагу, милосердие к гражданскому населению.

Того, кто еще 5 минут назад убивал тебя и твоих товарищей, кормят борщом в плену. В ответ на нечеловеческие зверства по отношению к нашим пленным — вежливое обращение с их заблудшим стадом. Опекая мирное население, русская армия делит с ним последний сухпай.

Все это способна выполнить только армия, наделённая глубоким осознанием своей фундаментальной правды, житейской и простой как дважды, два христианской правоты.

Надо молиться за русских воинов, ежедневно совершающих эту горькую страшную работу самопожертвования во имя России. Чтобы Христос и Божья Матерь хранили их от смерти, а вместе с ними Россию от погибели. А еще, чтобы русские снаряды и пули не попали случайно в невинных мирных, за спинами которых прячется подлый враг. Чтобы не злые сердцем, но не желающие сдаться в плен по глупости и упрямству, солдаты Украины, все же попали в плен, а не сгинули ни за что. Чтобы порождение зла — фейковое, террористическое государство Украина прекратило свое существование вместе с угнездившимся в нем евронацизмом. Аминь.

На вопрос о слезинке ребёнка наилучшим ответом является памятник советскому солдату, в Берлине с девочкой на руках. («Воин-освободитель» — монумент павшим в боях за Берлин советским солдатам в Трептов-парке). Кто забыл: советский солдат в одной руке держит меч, а другой прижимает к плечу немецкого ребенка. Это лучший по красоте и глубине смысла символ Второй мировой войны. Но это и духовный символ русской армии вне времени. Так выглядит неопровержимая правота и благородство русского солдата. Вот это и есть то самое «чутье правды» с которым только и способен воевать русский человек. И сейчас в Мариуполе ровно тот же солдат. С мечом и ребенком на руках, точно такой же, каким этот человек был и в Беслане, и в Кандагаре, и в Грозном, в Цхинвале, в Пальмире.

А еще ответом на ложь о российских завоевателях являются миллионы отзывчивых русских граждан, готовых принять украинских сирот в свои семьи. Эти люди поддерживают решение Президента начать СВО, и никаких когнитивных диссонансов у них при этом не возникает.

Кто первый начал

Поясним за термин «нападение». Идея «Путин напал» выглядит совершенно идиотской для любого человека, способного думать и смотреть на карту размещения военных объектов НАТО за последние 20 лет. Если трактовать попытки жертвы сорвать удавку с горла как «жертва напала», — то это, конечно сильно. Однако среди христиан встречаются редкие индивиды, которые считают, что надо было смиренно позволить маньяку душить (то есть размещать ракеты, военные базы и лаборатории в Харькове, Одессе, устраивать провокации и сеять оранжевый хаос) или сначала дать врагу первому захватить Донецк, Луганск, атаковать Крым и Белгород, и лишь после этого отвечать. Вот тогда бы, наша Родина точно была бы жертвой, и ответная война была бы точно справедливой. Иными словами, предлагается повторить все то, что Россия уже натворила в 1941 году: до последнего верить в добропорядочность противника. Что на это сказать? На эту мистическую логику кроткого долготерпения тоже есть резонный христианский ответ. Во-первых, долготерпение было. Из-за него был истекающий кровью Донбасс, утопленный в крови русский протест по всей Украине, потерянное и зомбированное украинским нацизмом за 8 лет новое поколение... А ещё были унизительные Минские соглашения, которые никто в Киеве не собирался выполнять, и прикрываясь которыми тщательно готовился к уничтожению русских при помощи НАТО. Во-вторых, с морально-нравственной точки зрения, война началась вовсе не вчера, не 24 февраля, — а 2 мая 2014 года (когда украинские нацисты живьем сожгли несколько сотен русских людей в одесском Доме профсоюзов, а потом еще несколько лет душили, русский протест в пыточных тюрьмах, на улицах, в школах, давили его танками и артиллерией на Донбассе). И эта война продолжается до сих пор. А русская армия просто пришла ее закончить. Поэтому для адекватного христианина, никаких нравственных затруднений с каким-то там мифический «вторжением» нет и не может быть от слова «вообще». Как и с нарушением нами политических границ пока еще разрешенной Украины. Напомним: УПЦ является митрополией Московского патриархата.

О новом обществе и секте неотроцкизма

Без христианского осмысления совершающихся на Украине событий просто жить, а тем более побеждать и строить новое здоровое общество физически невозможно.

К сожалению, в России есть лидеры общественного мнения, которые обходят этот вопрос, умалчивают его, либо стараются сохранить мнимый религиозный нейтралитет по украинской проблеме. Своим молчанием они врут и сами себе, и тысячам людей которое им верят.

Теперь несколько слов о тех, кто занимает подлую нейтральную середину не от ложно понятого гуманизма, а от ложно понятого учения Карла Маркса.

Любой здравомыслящий человек не должен отказываться от марксизма как от научного метода анализа экономики. Более того, марксизм обязательно востребован для строительства справедливой экономики будущего. С этим можно долго спорить, и разговор сейчас не об этом.

Дело в том, что и советский, и русский человек, не отождествляющий себя с советским прошлым, — выступают категорически против марксизма как мировоззренческой модели. Именно эту форму Россия отвергла и изблевала из себя в начале XX века вместе с Львом Давидовичем Троцким. Троцкизм — есть не что иное, как восприятие учения Маркса в качестве тоталитарной мировоззренческой системы, которая полностью вытесняет религиозное мышление и мистическое восприятие истории. А если глубже, то полностью вытесняет Христа, как причину и императив для действия: человека, государства, действия случайных обстоятельств.

Поэтому, к примеру, для неотроцкистов типа Константина Сёмина происходящее между Россией и Западом столкновение на Украине — есть просто преступные разборки двух центров мирового капитала. Подчеркнем, разборки, которые неотроцкисты считают преступными для обеих сторон конфликта.

Не отрицая верность критики экономического состояния страны, которую делают такие левые аналитики, мы должны подчеркнуть принципиально важное расхождение. С христианской точки зрения, лживой является именно морально-нравственная трактовка троцкизмом военной операции РФ на Украине.

Для нас же очевидно, что события развиваются по тому же сценарию как в 1941 году. Произошло нападение инфернальной рыночной западной цивизации на Россию. Различие лишь в том, что на момент 24.02.22 РФ не являлась независимым историческим проектом, как СССР, а была сырьевой, финансовой и интеллектуальной колонией Запада, страной-донором с ограниченным суверенитетом.

На наших глазах коллективный Запад штурмует руины великого гуманистического, и потому христианского по своей сути, советского проекта, который еще представляет угрозу для тотального рынка. В этих руинах закрепилась: 1) Православная Церковь, 2) остатки социального государства, 3) остатки госсобственности. Вот эти три компонента, в совокупности и есть Россия, за которую держится и вокруг которой сплачивается сейчас народ. Для неотроцкистов Россия — это Роснефть, Сбербанк, Грэф, ротенберги, дерипаски, абрамовичи... Для нас — Россия гораздо больше. А рыночные отношения — это то, чем Россия больна, и то, от чего она должна выздороветь в результате долгой, мучительной и священной войны с Западом, которую они превратили в третью Гражданскую на нашей территории.

Ключевым критерием определения врага в начавшейся глобальной гражданской войне является приверженность идеалам свободного рынка. Совершенно очевидно, что руководство РФ на данном отрезке истории выступило против этих идеалов вынужденно. Однако есть факт: сейчас Россия вместе с КНР и другими бывшими колониями борется против неоколониализма и диктатуры свободного рынка: а) против приватизации прогресса в виде отчуждения интеллектуальных прав, б) против долларовой системы, в) против девальвации государства — как исторического субъекта. Не признавать это и заявлять, будто против Украины сейчас воюет только российский капитал, обладающий мифическим суверенитетом — это либо глупость (на уровне идеологической зашоренности), либо осознанное предательство.

Источник абсолютного зла и сам образ Диавола на земле — это свободный рынок. Рыночные отношения — причина всех войн, преступлений и человеческих страданий на земле с самого начала существования на этой земле человека. Духовный смысл начавшейся войны состоит в том, чтобы разрушить привычные рыночные отношения и порвать сложившиеся рыночные связи. И мы видим, как отчасти это уже происходит. Им на смену в обновлённом победившем мире придут другие отношения иное хозяйственное мышление, более христообразное, и бескорыстное. Бескорыстное — ключевое слово. Следующий тип экономики — бескорыстный. Формат, в котором безусловно будут и элементы госплана, и социальная справедливость, как маяк.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.