Украине нужны две новых «де»

01.09.2022 - 16:49   4 944МИРЗАЯН Геворг

С момента начала специальной военной операции на Украине прошло уже полгода, и за это время ее цели изменились, в том числе и благодаря неадекватности украинского режима и упертости его внешних спонсоров/кукловодов. Так, российские власти уже дали понять, что накачка Украины западным оружием приведет к расширению географии СВО — то есть, проще говоря, контролю значительных территорий за пределами ДНР и ЛНР для того, чтобы Киев не обстреливал республики (а заодно и территорию России) из западных дальнобойных систем. Так, как он последние восемь лет обстреливал (и обстреливает) Донецк.

Сейчас, однако, СВО нуждается не только в расширении, но и в углублении. После систематических обстрелов украинскими войсками Запорожской АЭС к целям СВО — демилитаризации и денацификации — нужно добавить две новые «де». Делегитимацию и денуклеаризацию.

Да, на войне почти все меры хороши, главное — достичь победы. Обстрел объектов инфраструктуры, обманы и т. п. — все эти и другие методы используются военными для того, чтобы принудить соперника капитулировать или хотя бы уступить позиции. Однако за все время конфликтов ни одна из стран не додумалась до того, чтобы устраивать обстрелы собственной атомной электростанции.

Логика Киева понятна. Украинская сторона хочет вынудить российские войска уйти с освобожденной ими Запорожской АЭС и территорий вокруг нее. Ну или как минимум дискредитировать РФ перед международным сообществом. Однако для реализации этой цели Владимир Зеленский отдает приказ не об организации новой «Бучи» — военном по сути преступлении, а об обстреле атомной электростанции, что является уже по сути преступлением против человечности. Киевских руководителей абсолютно не заботит тот факт, что обстрелы могут привести к нарушению целостности АЭС и/или хранилищ с отработанным топливом, что вызовет ядерное заражение территории самой Украины. Гибель и страдания сотен тысяч, а то и миллионов людей.

Именно поэтому украинский режим нужно признать на законодательном уровне террористическим. Со всеми вытекающими последствиями в виде прекращения переговорного процесса (с такими переговоров не ведут) и последствиями вылетающими — в виде ударов по центрам принятия решений. Ведь нет ничего страшнее, чем террорист, который действует с ощущением полной безнаказанности. И наказать террориста в данном случае — на фоне пугающего молчания Европы, которую тоже накроет ядерное облако в случае взрыва Запорожской АЭС, — может и должна только Россия.

Если же по какой-то неведомой причине Украина по итогам нынешней СВО сохранит свою государственность и суверенитет над хотя бы частью той территории, которая была под ее контролем на момент февраля 2014 года, то эта территория должна быть денуклеаризирована. То есть киевский (или львовский к тому времени — как пойдет) режим должен быть лишен права иметь даже мирный атом.

Да, это право есть у всех государств, которые подписали Договор о нераспространении ядерного оружия. Однако проблема в том, что некоторые государства еще ментально не доросли до использования ядерной энергии в мирных целях. Одни — потому, что не умеют управляться с мирным атомом и своей безответственностью могут вызвать ядерную катастрофу, другие — потому, что презирают свои письменные обязательства и будут пытаться использовать свои АЭС для создания ядерного оружия.

Ирония в том, что даже подозрений в этом хватало тем же Соединенным Штатам для того, чтобы требовать денуклеаризации других государств. И не просто требовать, а угрожать в случае неповиновения санкциями и даже военным вторжением. Именно так Вашингтон, например, поступал в отношении Северной Кореи (военные угрозы в адрес которой и привели к появлению у Пхеньяна ядерного оружия) и Ирана (который сейчас идет по пути КНДР). И это при том, что ни Кимы, ни режим аятолл даже словом не обмолвились о намерении устроить ядерное заражение своих регионов. А Украина, напомним, не только обмолвилась, но и предпринимает практические шаги в направлении ядерной катастрофы.

Вопрос тогда лишь в том, что делать с действующими украинскими АЭС. Помимо освобожденной ныне Запорожской АЭС и недействующей Чернобыльской, в руках Киева находятся три АЭС: Ровенская, Хмельницкая и Южно-Украинская. Последняя находится на территории Николаевской области и, вероятно, будет освобождена российскими войсками (поскольку без освобождения Николаевской и Одесской областей с выходом в Приднестровье заканчивать СВО нет смысла), а вот две другие будут освобождены только в том случае, если СВО будет расширена на территорию Западной Украины. Если же расширения не будет, если эта территория останется под контролем украинского режима, то АЭС должны быть либо выведены из строя, либо переданы под контроль другой страны. В идеале — России, но на крайний случай — ООН.

Если кому-то подобные меры кажутся радикальными, то нужно вспомнить, что одной из главных целей СВО была ликвидация той угрозы, которую украинский режим и вообще весь государственный проект «анти-Россия» представляет для Российской Федерации. В этом контексте отечественные эксперты и политики говорят о перспективах размещения на Украине западных баз, об обстрелах Донбасса, о культивировании нацистской, антирусской идеологии — но что может быть страшнее, чем наличие у собственных границ ядерного террориста? Причем — еще раз — террориста, ощущающего полную безнаказанность своих действий? Террориста-смертника, для которого смысл украинской государственности в том, чтобы уничтожить Россию, ради чего этот террорист готов положить сколько угодно украинцев?

Такой террорист на границе России не нужен. Поэтому его нужно ликвидировать — ну или как минимум отобрать ядерную гранату. И если украинские соседи с Запада не готовы это делать, то эту задачу Москва должна возложить на себя.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.