Тимофей Бордачёв: у грузинской и казахстанской мечты оказалось много общего

18.06.2024 - 15:04   1 545БОРДАЧЁВ Тимофей

Наблюдая за геополитическими метаниями дружественной Армении, невольно задумываешься о том, насколько неустоявшимся является пока положение в мировых делах большинства бывших республик СССР. Не в том смысле, что их суверенный статус кто-то ставит под сомнение. Этого не делают пока даже американцы, пренебрежительно относящиеся к праву самостоятельно принимать решения всех, кроме себя. И тем более далека от этого Россия, дипломатия которой абсолютизирует суверенитет других и видит в нем единственную опору международного порядка. Даже в тех случаях, когда принципиальное невмешательство может идти во вред ее собственным интересам, что мы также наблюдаем на некоторых актуальных примерах.

Речь идет, скорее, о понимании новыми независимыми государствами того, как должны выстраиваться их отношения с соседями и особенно крупными державами современного мира. Наши соседи постоянно находятся в поиске компромисса между соблазнами, которые предлагает внешний мир, и хладнокровным осознанием своего истинного положения на политической карте.

В первые полтора десятилетия после распада СССР практически все его наследники, включая Россию, достаточно много должны были сделать для того, чтобы компенсировать возникшие в связи с этим потери. Как в экономике, так и в политике. Найти золотую середину здесь непросто. И движение в этом направлении часто приобретает причудливые формы, доставляя искреннюю радость противникам России на Западе. Или злит их в тех случаях, когда действия национальных столиц не укладываются в заранее придуманную для них схему.

Элементы похожего мы видим в поведении стран, которые на первый взгляд совершенно отличаются друг от друга по традициям, религии и пройденному историческому пути. Вероятно, причиной тому — попытки осознанного или инстинктивного движения к некоему среднему и наиболее комфортному для себя положению.

Грузия начинала как одна из наиболее радикально настроенных по отношению к России и общему советскому прошлому бывших республик СССР. Первое ее правительство было сформировано отчаянными интеллигентами националистического толка. Пришедший им на смену режим Эдуарда Шеварднадзе изменил не очень много: республика продолжала сближение с соблазнами Запада и удаление от России. А последовавший за этим президент Михаил Саакашвили вообще довел конфликт с Россией до агрессии Тбилиси против Абхазии и Южной Осетии. Результатом стало миротворческое вмешательство Российской армии и уже юридическая утеря Грузией обеих отпавших от нее в начале 1990-х годов частей.

В 2012 году правительство Саакашвили терпит поражение от оппозиции в лице движения «Грузинская мечта» и уходит из власти. Постепенно начинается обратный дрейф республики. Нет, не в сторону того, чтобы стать союзником России. Грузия и сейчас декларирует свою приверженность «европейскому выбору» и сотрудничеству с Западом. Предложенные США и Евросоюзом в 1990-е годы пропагандистские химеры никуда не исчезли из местной политической реальности. Однако сама по себе внешняя политика Тбилиси приобретает черту, являющуюся для Запада совершенно непереносимой, — самостоятельность в определении собственной судьбы.

В условиях, когда единственным признаком «правильного выбора» является исполнение указаний США и их европейских сателлитов, даже незначительные попытки жить в мире с Россией становятся ужасным преступлением. Официальный Тбилиси понимает, что американцы и европейцы все равно будут толкать Грузию к самоубийственной борьбе с Россией. Поэтому грузинское правительство пошло на упреждающие меры, которые позволят ему сохранить за гражданами республики свободу выбора своей судьбы. В ответ обрушились громы и молнии критики из Вашингтона и Брюсселя, а также некоторые, пока мелкие, репрессии. Однако правительство Грузии не дрогнуло и уже более уверенно идет на предстоящие осенью парламентские выборы. Продолжается поиск своего уникального пути — не союзника России, для этого нужно немалое мужество, но и не враждебного ей государства.

На другой стороне Каспийского моря, в тысяче километров от Грузии, расположен дружественный России Казахстан. Эта страна с самого начала независимости занимала позицию, практически во всем противоположную грузинской. Казахстанские власти стали инициаторами евразийской интеграции — уникального экономического объединения пяти стран бывшего СССР. Казахстан является страной — членом Организации договора о коллективной безопасности с самого ее основания в мае 1992 года. В январе 2022 года именно эта страна стала единственным участником ОДКБ, для которого членство в ней оказалось решающим фактором выживания в минуту драматических внутренних потрясений. Между Россией и Казахстаном сохраняется близость видения основных процессов в мировых делах и глубокое взаимопонимание на уровне руководителей.

Однако путь строительства независимой государственности извилист. Сейчас многое из того, что мы видим в Казахстане, может вызывать смущение у части российских наблюдателей. Пишут, что сокращается использование русского языка, а также присутствие объективной российской информации. На общественных площадках Казахстана часто выступают те представители нашего экспертного сообщества, которые сделали выбор в пользу активной борьбы с Россией практически всеми возможными способами. О явном недостатке информации друг о друге говорит и то, что в России часто пишут о росте в Казахстане национализма и усилении там позиций стран Запада.

Казахстан, конечно, не дрейфует в сторону США и Евросоюза. Но мы видим, что сами по себе проявления поиска места в мире сопровождаются событиями, которые воспринимаются в России негативно. Другими словами, Казахстан, как и Грузия, движется к некой золотой середине с своих отношениях с Россией. Положению, где не будет однозначной поддержки нас во всем — Астана и сейчас подчеркивает, что соблюдает антироссийские санкции Запада. Но одновременно не будет места и тому, что может нести нам всем реальные угрозы.

Самой же России в условиях, когда соседи находятся в непрекращающемся поиске, нужно только то, чтобы они не делали свою территорию базой для размещения откровенно враждебных нам сил. Как в политике и вопросах безопасности, так и в экономике. Пример Грузии показывает, что наши соседи вполне могут строить свою внешнюю политику и заявлять о себе в мировых делах так, как считают нужным. Но наша недавняя история показывает, что понять это и потом учитывать при создании независимой государственности не является тривиальной задачей.

Во-первых, нам всем не хватает опыта независимости. Даже Россия подчас смотрит на соседей не просто как на самостоятельные государства, а как на пространство нашей особой ответственности. Отчасти это верно и отражает российскую стратегическую культуру. Но это может оказаться препятствием в тех случаях, когда нужен холодный дипломатический расчет.

Во-вторых, соблазны, которые представляют открытая мировая экономика и политика, являются колоссальными. И главный из них — надежда на то, что может случиться чудо, все станет на свои места, будет сделан «правильный выбор» и жизнь приобретет беззаботность. Опыт Украины показывает, к каким драматическим последствиям этот соблазн может привести.

Соседи России идут на ощупь в современном мире: сложном и полном опасностей. Для того чтобы наши отношения стали стабильными и выгодными всем, самое важное — это терпение.

Выбор читателя

Топ недели

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.