Циничный и удручающий конец — Colonel Cassad | Продолжение проекта «Русская Весна»

Циничный и удручающий конец — Colonel Cassad

Об итогах года в Сирии.

Сначала знатная истерика в Times по поводу происходящего в Сирии как символ непрекращающейся зрады в рядах антиасадовской коалиции.

Последствия опрометчивого заявления президента Трампа о выводе всех двух тысяч американских военных из Сирии теперь можно увидеть и на месте событий. Вчера Турция, которая жаждала убрать все курдские силы от своих южных границ, послала танки в район Манбиджа — города стратегического значения в северной Сирии, который был базой американских войск, а сейчас контролируется сирийскими демократическими силами, в основном состоящими из курдских отрядов народной самообороны. В ответ курды обратились к Дамаску с просьбой защитить их, вновь заняв город. Сирийская армия пришла в пригороды впервые за шесть лет.

Кажется, конфликту в Сирии пришел конец. Причем, конец циничный и удручающий, в результате которого президент Асад продолжит безжалостно управлять почти всей страной при помощи своих российских и иранских союзников, твердо намеренных помочь ему провести «зачистку». Турция, больше не опасаясь столкновения со своими союзниками по НАТО американцами, похоже, собирается нанести мощный удар по курдским ополченцам, ведущим борьбу против террористов «Исламского государства» (также ИГИЛ, организация запрещена в России — прим. перев.). Брошенные своими американскими союзниками, курды вновь подчинились диктату правительства Асада и подвергаются натиску мстительного президента Эрдогана, который связывает отряды народного ополчения с Рабочей партией Курдистана и клеймит их всех как террористов.

Кроме того, сильно проиграл от этой ситуации Запад. Когда американские силы будут выведены, а это произойдет в ближайшее время, напоминать о международной коалиции, призванной бороться с ИГИЛ, останутся лишь британские и французские войска. Теперь они не будут играть никакой роли в стабилизации Сирии. Их отодвинули на периферию, и они неспособны ни защитить своих курдских союзников, ни сдерживать наступление Турции, ни представлять собой какой-то военный противовес российским и иранским военным, поддерживающим Асада. Несмотря на все протесты министерства обороны, заявляющего, что британские войска будут продолжать играть роль в закреплении побед над ИГИЛ, скорее всего, их скоро будут потихоньку выводить.

Россияне же, в частности, получили все, что хотели: постоянное присутствие в Сирии, сирийского лидера, полностью зависящего от их поддержки, а также расположение ближневосточных держав и политических игроков, признающих главенствующую роль России в регионе. Президенту Путину больше не нужно волноваться по поводу потенциального столкновения с западными силами: скоро они все уйдут. Его пилотам больше не нужно координировать свои бомбардировки с американскими истребителями: американцы в течение некоторого времени не будут летать над регионом. Ирану тоже не надо больше беспокоиться в связи с давлением международной общественности, требующей вывести оттуда его войска (хотя многие иранцы хотели бы, чтобы те вернулись домой). По иронии судьбы, решение Трампа оказалось на руку Тегерану.

У Турции сейчас ключевая позиция. Эрдоган располагает силами, чтобы решительно «очистить» свои приграничные регионы от курдских «террористов», что будет полезно для политического рейтинга в преддверии местных выборов в Турции в марте. Но, вступая в Манбидж, он рискует напрямую столкнуться с правительством Асада и как один из трех участников мирных переговоров в Астане будет остерегаться любой военной конфронтации с сирийской армией и ее российскими покровителями. Зато больше не нужно беспокоиться о том, что США будут против всего этого: Трамп снял с себя всякую ответственность за сирийскую войну.

Чтобы обеспечить удовлетворительное распределение добычи, турецкая делегация прибывает сегодня в Москву после того, как Россия предложила Турции выступить посредником между Дамаском и сирийскими курдами на северо-востоке. Сделку заключат, курдов снова предадут, а Асад, разрушив свою страну, вновь готов взять бразды правления руинами. Кто потерял Сирию? Вот о чем сейчас может поразмышлять Дональд Трамп.

PS. Интересно, какого конца они ожидали, ведь то, что Асад никуда не уйдет, стало понятно даже самым недалеким еще в 2017 году, а упорствующих в своем заблуждении настигло пресловутое "проклятье Асада".

Истерика настолько сильна, что они даже не могут скрыть разочарование тем фактом, что война завершается совсем не так, как им того хотелось бы.

И достаточно забавно, что они пытаются свалить проигрыш Сирийской войны (а Британия там была одной из сторон, причем она оказалась на стороне проигравших) на Трампа, хотя решающая битва Сирийской войны за Алеппо состоялась еще при Обаме. При Трампе лишь последовательно рухнули многолетние анклавы в центральной и западной Сирии и был разгромлен Халифат. Теперь же претензии предъявляют не тем, кто в 2011 году начал кампанию за свержение Башара Асада, не тем, кто много лет поддерживал усилия ЦРУ и Пентагона по снабжению террористических группировок в Сирии, не тем, кто поставлял в Сирию оружие. Претензии выставляют Трампу, который как циничный коммерсант решил сбросить "токсичный актив", где США уже не могли победить. Отличный козел отпущения.



Вот что происходило при Трампе. С карты исчез Халифат и зеленые оспины анклавов - Растанский Котел, Восточная Гута, Восточный Каламун, Ярмук, Дераа, Кунейтра.

Также были освобождены часть Северной Хамы и юго-восток Алеппо вплоть до Абу-Дахура.

Иран построил свой шиитский мост Тегеран-Бейрут и обогнал США в гонке к иракской границе, обогнув оккупированную зону у Ат-Танфа.



На конец декабря 2018 года осталось:

1. Так или иначе решить вопрос Идлиба с Турцией.
2. Решить курдский вопрос, что после вывода американских войск в 2019 году будет представлять из себя договоренности российско-иранской коалиции с Турцией.
3. Освободить район Ат-Танф после ухода США.
4. Дочистить ИГИЛ в провинции Дейр-эз-Зор - как к югу от города, так и у границы с Ираком на Восточном берегу Евфрата.

Именно эти задачи Сирия, при поддержке Ирана и России будет решать в 2019 году. Война постепенно сходит на нет (кампания 2018 была менее интенсивной, нежели кампании 2016-2017 года), а контроль Асада над Сирией упрочен до такой степени, что уже и на Западе признали, что Асад победил, а враги Асада в арабском мире теперь выстраиваются в очередь, чтобы открыть посольство в Дамаске.

Все это разумеется не значит, что у Асада все прекрасно. Перед Сирией и ее союзниками стоит ряд серьезнейших проблем.



1. Проблема возвращения и обустройства беженцев. Это весьма затратное мероприятие, для которого сейчас ищут спонсора. Наиболее очевидный вариант это Европа, но та пока колеблется, выбирая между помощью Сирии и мигрантами из Сирии.
2. Проблема восстановления экономики и инфраструктуры. По разным оценкам в стране разрушено от 65 до 75% инфраструктуры. На восстановление нужны десятки, если не сотни миллиардов долларов. Россия, Китай, Иран и еще ряд стран, конечно помогут, но этого недостаточно.
3. Проблема ИГИЛ будет сказываться еще годами в виде террористических актов, нападений смертников и вербовки неофитов. Мухабарату предстоит тяжелая борьба по выкорчевыванию ячеек ИГИЛ и недопущению его укоренения в послевоенной Сирии.
4. Проблема выработки новой Конституции, которая должна учитывать интересы многих религиозных и этнических групп, дабы притушить конфликт по линии суннитов/шиитов и достичь взаимопонимания с курдами.
5. Проблема восстановления отношений с Турцией, где Асаду и Эрдогану так или иначе придется встретиться, где Асад должен будет гарантировать Эрдогану "приличное поведение" со стороны курдов, а Эрдоган "приличное поведение" со стороны своих боевиков.

Эти проблемы лежат уже в другой плоскости и касаются скорее пост-военной Сирии, которая после созыва Конституционной Ассамблеи (ожидается в 2019 году) будет трансформироваться как государство. Несмотря на победу Асада и его союзников в Сирийской войне, Сирия уже никогда не будет прежней, и тут уже от Асада и самих сирийцев зависит, по какой дороге пойдет эта страна. И если не получится обеспечить нормальное восстановление Сирии и улучшение жизни сирийцев, то это в долгосрочной перспективе может обесценить плоды военных побед.

Россия в кампании 2018 года в целом добилась желаемого. Если посмотреть на прошлогоднее интервью Герасимова, то можно увидеть, что те цели, который ставил глава Генштаба были в целом решены. Некоторой ложкой дегтя оказалась затяжка истории с Идлибом, где Эрдоган откровенно тормозит с реализацией Сочинских соглашений, а также история с Ил-20, которая привела к пересмотру отношений с Израилем. Последней крупной операцией с привлечением российских военных стала зачистка в Сувейде, где российские ССО помогали зачищать недобитые ИГИЛовские банды, которые никак не могли добить сирийцы.

В конце 2018 года российские военные начали участие в операциях в районе Манбиджа, но исход этих маневров (пока приведших к передаче под контроль Асада территорий к западу от Манбиджа) мы узнаем уже в новом году, когда будут реализованы договоренности с Турцией по Манбиджу и Рожаве.

В макромасштабе, Сирия в 2018 году стала для России своеобразным плацдармом, опираясь на который, Россия расширяет свое влияние в северо-восточной и центральной Африке, что позволило при сравнительно небольших затратах, серьезно расширить военно-политическое и экономическое влияние в тех странах, откуда Россия ушла после развала СССР.

Иран также в 2018 году достиг желаемого - мост Тегеран-Бейрут успешно работает и Хезбалла находится на пике своего военно-политического влияния. Выборы в Ливане и Ираке завершились к выгоде Ирана. В Ливане усилилась Хезбалла, в Ираке пришел к власти блок проиранских шиитов и садристов, которые при всех разногласиях едины в том, что ИГИЛ надо дочистить, а США надо выгнать из Ирака. Никуда не делась и Йеменская язва, которая в последний год уж очень сильно отвлекала Саудовскую Аравию от сирийских дел. Хуситов саудитам и эмиратчикам победить не удалось, а значит, даже если перемирие будет действовать, в перспективе Иран добьется своей цели по трансформации движения хуситов в аналог Хезбаллы, обеспечив себе долгосрочные позиции как в воюющем, так и послевоенном Йемене. Санкции против Ирана являются следствием недовольства США и Израиля тем, как развивается их гибридная война против иранского влияния в Ираке, Сирии, Ливане и Йемене.

К исходу 2018 года уже вполне очевидны как победители Сирийской войны - Сирия, Россия, Иран, Хезбалла и Турция (вот что значит вовремя сменить сторону), так и проигравшие - Халифат, Аль-Каида, США, Британия, Франция, Саудовская Аравия, Катар, Израиль.
Где окажутся в этом раскладе курды, зависит от них самих - пока еще у них есть шанс вскочить на подножку уходящего сирийского поезда, иначе велик риск что их на этот поезд просто погрузят, причем выживут не только лишь все. Как еще в 2016-м году писали немецкие товарищи, тактический союз курдов с американским империализмом привел курдов к стратегическому поражению - во всех трех случаях, когда США могли бы помочь курдам, они их сдали. Другим будет наукой.

2019-й год имеет все основания стать последним годом сирийской войны и хочется, чтобы он наконец принес Сирии долгожданный мир.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!