Foreign Policy: будущее Земли будет страшным из-за пяти проблем | Продолжение проекта «Русская Весна»

Foreign Policy: будущее Земли будет страшным из-за пяти проблем

Кто прав: Кассандра или доктор Панглосс? Стоит человечество на грани серьезных проблем, как предсказывала мифическая прорицательница, или все происходит к лучшему в этом «лучшем из возможных миров», как настаивал герой вольтеровского «Кандида»? За последние годы в научных кругах было много тех, кто предостерегал о страшных катастрофах в духе Кассандры. Но были и те, кто подчеркивал, что прогресс человечества за последние 500 лет сократил вероятность вспышки масштабного насилия или больших потрясений.

«В целом, я оптимист, несмотря на мои реалистичные склонности и беспокойство из-за унизительной внешней политики США. Однако, сегодня я собираюсь включить мою внутреннюю Кассандру и описать пять плохих вещей, которые пугают меня сегодня. Надеюсь, я ошибаюсь», — пишет на страницах Foreign Policy профессор международной политики Гарвардского университета Стивен Уолт.

Первая страшная тенденция — это климатические изменения. Все давно знают о том, как деятельность человечества влияет на климат. Однако, тревожные доказательства приближения негативных последствий этого процесса продолжают накапливаться. Более того, масштабы изменений, похоже, ближе к худшему сценарию во всем спектре. Можно почти уверенно сказать, что температура атмосферы возрастет на более чем 2,7 градуса по Фаренгейту в ближайшие 20 лет. А оценки панели ученых ООН по климату указывают, что убытки от этого будут стоить в 54 триллиона долларов.

Но больше всего пугает то, насколько умеренна реакция на все эти угрозы. Хорошо профинансированная армия людей отвергает реальные научные данные. Она пыталась убедить всех, что проблема с климатом просто не существует. Потом эти люди работали над тем, чтобы заблокировать любые серьезные шаги в направлении решения. На глобальном уровне расточительные потребители энергии надеются, что цена изменений будет оплачена кем-то другим. Когда президент США отказывается даже согласиться с тем, что изменение климата действительно происходит и хочет защитить угольные шахты, это означает, что весь мир в опасности.

«Я не хочу сказать, что разобраться с климатическим вызовом легко. Всегда было трудно убедить людей пожертвовать чем-то сегодня ради будущих поколений. На самом деле, по моему мнению, разработка эффективного ответа на повышение атмосферной температуры — это наиболее чувствительное политическое испытание, с которым человечество когда-либо имело дело. Но мы проваливаем этот тест и ставим цели общества под угрозу», — пишет автор.

Вторая большая проблема — это «смерть» решения конфликта между Израилем и Палестиной в форме создания двух государств. На протяжении трех десятилетий идея о том, что каждый из народов получит свою страну, была решением по умолчанию. Воплощение замысла было провозглашенной целью трех президентов США, большинства лидеров Палестины и некоторых (хоть и не всех) премьер-министров Израиля. Решение не было идеальным, однако, это был лучший компромисс между израильским и палестинским национализмом, исторической справедливостью и потребностями в укреплении безопасности. Американские политики получили таким образом легкий ответ на вопрос, что США собираются делать для решения проблемы на Ближнем Востоке. Они могли смело рассказывать о решении «двух государств» и при этом отказываться использовать все рычаги влияния для его воплощения.

«Не знаю, какого кролика из шляпы достанет нынешний советник президента США Джаред Кушнер, но это точно не будет серьезный путь в направлении создания двух государств. Учитывая реалии на местах и сдвиг во внутренней политике Израиля в правом направлении, скорее всего, это будет последний гвоздь, забитый в гроб этой идеи. Администрация Дональда Трампа даже не пытается изображать беспристрастность в этом вопросе, назначив на должность посла в Израиле человека, который поддерживает расширение поселений на палестинской территории», — говорится в статье.

Однако, много людей включая бывших премьеров Израиля Эхуда Барака и Эхуда Олмета предостерегали, что провал решения «двух государств» оставляет в силе только гораздо худшие альтернативы. Одна из них — установление полного израильского контроля правительства над всеми территориями без каких-либо существенных прав для палестинцев. Другая предполагает начало этнических чисток и принудительного выселения. Третья возможность — это смягченная форма второй. Со временем Израиль медленно и уверенно сделает так, чтобы палестинцы не могли оставаться в своих нынешних городах, вытесняя их в другие страны. Если хоть какой-то из этих сценариев осуществится, это станет одним из крупнейших исторических преступлений. И США будут соучастниками в нем.

Третья ужасная вещь — Евросоюзу наступит конец. Автор замечает, что большой европейский проект был замечательным. Оригинальная концепция Европейского сообщества стали и угля была амбициозной и креативной. А ЕС, став ее преемником, подпитывал экономический рост в Европе много лет, помогал распространять демократию и толерантность на Востоке после Холодной войны. Союз внес свой вклад в предотвращение полной ренационализации европейской политики. Однако, по мнению автора, оптимистичным относительно судьбы Евросоюза в долгосрочной перспективе сегодня быть трудно. Великобритания выходит из объединения (рано или поздно). США под руководством Трампа откровенно враждебны к нему. Популисты, настроенные против ЕС, становятся все более популярными в нескольких странах Европы включительно с Италией и Германией, которые были основателями проекта. Брюссель оказался неспособным справиться с нелиберальными националистами, такими как Виктор Орбан в Венгрии и Ярослав Качиньский в Польше. Повторяющиеся призывы создать единую европейскую внешнюю политику или совместные Вооруженные силы ни к чему не привели. Можно добавить к этому списку постепенный отказ от Шенгенского договора об открытых границах. Не трудно представить постепенный, но уверенный распад Евросоюза и возврат к старому Общему рынку.

Четвертая проблема — ядерный кризис с Ираном. Первоочередной задачей соглашения с Тегераном о его ядерной программе было не позволить иранскому правительству построить ядерное оружие. По крайней мере, договоренности должны были выиграть время, чтобы решить другие расхождения во взглядах между США и Ираном. К сожалению, ястребы из Израиля и их лоббисты смогли убедить доверчивого американского президента в том, что сделка была «ужасной». Вместо этого Вашингтон начал политику так называемого «максимального давления». При этом, точно не известно, какова конечная цель этого подхода.

Автор опасается, что «максимальное давление» не поможет свергнуть режим в Тегеране, укрепить умеренные голоса в иранской политике или решить другие конфликты между США и Ираном. Вместо этого такой подход подтолкнет страну к возобновлению разработки ядерного оружия, чего она не делает сейчас.

«Только подумайте: диктатор КНДР Ким Чен Ын убил своих родственников и соперников, а еще возглавил жестокое полицейское государство. И он все равно получил приватную встречу с Дональдом Трампом, который говорит, что „влюбился“ в диктатора (что бы это не значило). Почему Ким получил такое отношение? Потому что у Северной Кореи есть ядерный арсенал. А в это время Иран остается лишь потенциальной ядерной державой. Он может построить ядерные бомбы, если захочет, но не делает этого пока. Иран выполнял условия ядерных договоренностей и Соглашения о нераспространении ядерного оружия. Как Вашингтон ответил на такую его сдержанность?» — пишет автор.

Если так будет и дальше, Тегеран может решить, что его умеренность не окупилась. И ситуация может вернуться на грань, за которой начинается ядерная война.

Пятая плохая вещь — это постепенный распад американского альянса в Азии. США по разумным и реалистическим причинам лучше было бы сохранить свое военное присутствие в Тихоокеанском регионе. Зачем? Чтобы не позволить Китаю стать гегемоном в регионе. Если Пекин укрепит свои позиции в Азии под боком Западного полушария, он сможет свободно проектировать свою власть по всему миру, как это делали США до этого времени. Он сможет создать оборонительные союзы в Латинской Америке и сократить влияние Вашингтона до его внутреннего двора. США могли бы легко не допустить это. Но Трамп делает все неправильно. Он вывел свою страну из Транстихоокеанського партнерства, что сократило американские позиции в Азии. Он пошел в наступление против Японии и Южной Кореи в сфере торговли, а тем временем вступил в плохо продуманный флирт с КНДР. Он начал свое президентство с недружественного телефонного разговора с премьер-министром Австралии Малкольмом Турнбуллом, навредив тем самым отношениям с давним союзником США.

5 682
Выбор редакции