Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что рекламные поступления важны для обеспечения техподдержки сайта!

Зачем Лукашенко открыл «окно Овертона» в НАТО?

26.10.2020 - 8:34   7 041

Хотя президентские выборы в Белоруссии состоялись два с половиной месяца назад и действующей власти удалось подавить активные гражданские протесты, возникшие в последующие за ними две недели, положение в стране продолжает оставаться напряженным.

Из 193 стран-членов ООН, белорусского президента с победой поздравили всего восемь: Россия, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Молдова, Армения, Турция и Китай. Соединенные Штаты и Евросоюз признали итоги выборов нелегитимными.

Ряд стран, в особенности Польша, Литва и Латвия, призвали мировое сообщество объявить победителем выборов оппозиционного кандидата — Светлану Тихановскую. Она была выдворена из Белоруссии и сейчас совершает большой вояж по западным странам встречаясь с государственными лидерами, а так же ведущими политиками и выступая перед всеми, согласными ее слушать, организациями с требованиями помочь оппозиции свергнуть «минского узурпатора».

С одной стороны, государство продемонстрировало уровень жесткости действий, воспринятый чрезмерным даже у руководства России, поддержавшей победу Александра Лукашенко даже с учетом всех спорных моментов с подведением итогов голосования.

С другой, оно не сумело подавить протесты полностью, равно как предложить всем группам общества что-то способное обеспечить достижение общественного консенсуса. Брожение в стране продолжается. Оппозиция, в том числе при явной поддержке из-за рубежа, продолжает попытки активизации протестных настроений в белорусском обществе и расшатывания властной вертикали государства.

Впрочем, следует отметить, хотя в целом протесты продолжаются, а их руководство активно ищет и тестирует новые формы сопротивления, обгоняя способность силовых структур борьбы с ними, в медийном пространстве лидеры оппозиции демонстрируют вопиющую политическую и экономическую безграмотность.

Ни у Тихановской лично, ни у Координационного совета белорусской оппозиции, по сей день нет сколько-нибудь реалистичной долгосрочной программы действий, способной дать надежду на успешное решение проблем, стоящих перед страной. То, что сначала было опубликовано в качестве таковой, оказалось настолько поверхностно, непоследовательно, кусочно и неадекватно текущей реальности, что вскоре текст программы с оппозиционных сайтов сам собой пропал.

Что, впрочем, не мешает протестующим продолжать сопротивление. Тем самым доказывая нацеленность происходящего исключительно на узко сиюминутные вопросы, концентрирующиеся исключительно вокруг единственного постулата — «Лукашенко должен уйти». Дальнейшая перспектива никем не оценивается ни в политическом, ни в экономическом смысле.

Однако позиция действующей власти, в стратегическом смысле, направленности на перспективу также не имеет. Президент Лукашенко всеми силами пытается просто сохранить сложившуюся к настоящему моменту структуру государственного управления.

Включая неизменность лежащих в ее основе принципов мировосприятия. В подавляющем большинстве тождественных мироощущению советских времен с минимальными вынужденными изменениями под влиянием текущего момента.

На данный момент ситуация напоминает клинч. Стороны исчерпали возможности активного воздействия на происходящее, но отказаться от продолжения борьбы не имеют возможности.

Минск не добился окончательной победы над оппозицией, тем самым сохраняя собственную уязвимость. Как для положения внутри страны, так и на международной арене. Пока Тихановская продолжает оставаться рукопожатной для лидеров иностранных государств, легитимность текущего президентства Лукашенко будет оставаться под вопросом.

МИД пяти европейских стран, включая главу дипломатического ведомства Евросоюза Жозепа Борреля и главу министерства иностранных дел ФРГ Штеффена Зайберта, официально вообще отказались именовать лидера Белоруссии президентом.

Но и западные страны возможности дальнейшего давления на Белоруссию исчерпали. До них начинает постепенно доходить, что продолжение усиления санкций, тем более полный фактический разрыв дипломатических отношений, автоматически и без вариантов толкает Минск в объятия России. В том числе с перспективой его полного поглощения с включением в состав Российской Федерации на правах обычной местной территории. Что на Западе считается самым худшим вариантом из всех возможных.

Также необходимо отметить, что для американского политикума белорусский вопрос вообще выпал из круга интересов. Соединенные Штаты приближаются к пику электорального цикла — выборам президента, назначенным на 4 ноября.

Ввиду незначительности оставшегося до них срока, а также принципиальности борьбы сторон и чрезвычайно низкого относительного значения Белоруссии на международное положение, политическая элита США на «белорусский вопрос» в предстоящее время отвлекаться не станет.

Как минимум до конца периода подведения итогов народного волеизъявления, что, учитывая голосование по почте и высказывания обеих лагерей о непризнании своего поражения, грозит затянуться. По меньшей мере до конца ноября, а то и до окончания года.

А так как далее идут рождественские праздники, то можно со всем основанием полагать, что до второй половины января 2021 года Вашингтон про Минск не вспомнит точно.

Но так как у белорусских властей полностью закрыть тему оппозиции не получается, а ее внешняя, медийная и финансовая поддержка сохраняется, то протестное бурление имеет все шансы сохраниться до новогодних праздников.

Тем более что, с одной стороны, официальный Минск от прежней политики полностью отказываться и сам не желает, а с другой — постоянность уличного протестного давления некоторый результат все-таки имеет.

Впервые за историю независимости Александр Лукашенко заявил о согласии привести Белоруссию к вступлению в НАТО. В том случае «если так пожелает народ».

Понятно, что заявления Александра Григорьевича уже давно не стоит слишком переоценивать. Он легко высказывается крайне эмоционально и, особенно в последние пару лет, весьма выраженно сиюминутно. Не задумываясь о связи локальных заявлений с долгосрочной стратегией государства.

Озвучивание условий вступления в НАТО еще вовсе не означает реальности намерений Минска в Североатлантический альянс действительно войти, а Брюсселя Минск в свой состав на самом деле принять.

Но учитывая принципиальность самой темы Блока, стоит помнить, что ранее считались совершенно недопустимыми даже самые общие теоретизирования по данному вопросу.

Таким образом, лидер Белоруссии только что сдвинул Окно Овертона, переложив ответственность за подобный шаг со своих плеч на «желание народа». А это открывает пространство для политической борьбы, в том числе с внешним вмешательством и уличным протестным давлением, вокруг вопроса — что такое народ, кто определяет его желания, и в чем конкретно они заключаются.

Тем самым создан опасный прецедент, воспринимаемый протестным движением в качестве доказательства, что «Лукашенко таки поддается». А так как оппозиция стимулируется из вне, в той же Польше этот шаг неизбежно воспримут как весомое доказательство успешности действий. Пусть и не такой большой, как там рассчитывали изначально.

Главное — успех есть, следовательно, давление нужно продолжать. Тем более что поддержка белорусской оппозиции обходится достаточно дешево.

Выбор читателя

Топ недели