Русская Арктика: если дом заброшен и нравится — получи его!

01.01.2021 - 21:35   6 156

Покупка горожанами дома в деревне «на лето» — огромный ресурс оживления села на Русском Севере и в России. Нельзя сказать, что нынешние северные деревни лежат в руинах. Хотя есть и такие, типа пинежских Кулоя или Шиднемы, в которой 40 домов и 2 жителя. Но возвращение горожан в родовые дома началось — «дачный вариант», но и это хорошо. Они вкладываются в избы, наполняя их смесью городских удобств и сельских бытовых прелестей. Уже есть поселения, где купить дом или участок невозможно. Но покупка избы в Вельском, Няндомском, Устьянском, Каргопольском районах Архангельской области, в 7 часах езды от Москвы или Петербурга, еще возможна и обойдется примерно в 200−300 тысяч рублей в зависимости от состояния и расположения.

Есть и заброшенные деревни, даже на федеральном шоссе М8 Москва — Архангельск стоят полуразрушенные дома. Чтобы направить «дачные инвестиции» в такие места, районные власти имеют право и должны возвращать «выморочное имущество» в хозоборот. Вряд ли муниципалитет станет популярнее на селе, живущем по общинным понятиям, но польза значительно превышает издержки от сомнений. Появление нескольких или даже одного домовладельца «с деньгами» может оживить всю деревню.

«Российская газета» опубликовала «инструкцию» — как поступать в случае, если заброшенный дом или участок кому-то понравился, и этот «кто-то» готов вложить в них свои средства. Сначала надо выяснить в органе местного самоуправления или в правлении садового товарищества (если это дача), реально ли у заброшенного дома или участка нет владельца. Одновременно искать владельца недвижимости через публичную кадастровую карту по кадастровым номерам участка и дома и сделать запрос в Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН).

Если у дома окажется владелец, то остается вариант его купить. По Земельному кодексу судьба земельного участка и недвижимости на нем одинакова — если и участок, и дом принадлежат человеку на праве собственности. В таком случае оформлять права собственности на этот дом необходимо одновременно с покупкой и оформлением прав на участок, на котором такой дом расположен.

Если же владельца найти не удалось, то это бесхозяйное имущество. По закону под бесхозяйным понимается объект, у которого отсутствует владелец, он неизвестен или отказался от прав собственности. Такой дом как бесхозяйное имущество должен быть учтен в Едином государственном реестре недвижимости. С заявлением о принятии на учет бесхозяйного объекта недвижимости в орган регистрации прав обращается муниципальный орган, на территории которого находится такой дом. Принятие на учет «бесхозяйки» занимает 15 рабочих дней со дня приема документов органом регистрации прав.

«Российская газета» сообщает, что «по истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет муниципальный орган может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на эту вещь. Далее муниципалитет обращается в орган регистрации прав с заявлением о государственной регистрации права муниципальной собственности на этот объект. И в качестве документа-основания будет являться вступившее в законную силу судебное решение. Только после проведения государственной регистрации права муниципальной собственности этот объект может быть предметом торгов.

Земельные участки, в том числе заброшенные, могут быть выставлены муниципалитетом на торгах… Но купить участок с домом, в том числе «бесхозяйкой», можно и без торгов… в том случае, если земельный участок предназначен для индивидуального жилищного строительства, ведения личного подсобного хозяйства в границах населенного пункта, садоводства… Если местные власти или СНТ готовы продать заброшенное имущество без торгов, а такое вполне возможно, тогда стоит лишь дождаться регистрации права собственности и выписку из ЕГРН».

Насколько широко в Архангельской области ведется работа с «выморочным имуществом» ИА REGNUM поинтересовался у глав трех муниципальных районов.

Глава МО «Каргопольский муниципальный район» Наталья Бубенщикова:

«Выморочным имуществом» муниципалитет должен заниматься, только надо в бюджете предусмотреть финансирование оформления технической документации и на формирование земельных участков. По городу Каргополю мы этим занимаемся, а на селе денег нет. Да и заниматься документами имеет смысл, если есть покупатель.

В городе Каргополе у нас получилось несколько лет назад принять один дом на учет как выморочный и продать новым владельцам. Его хозяева, мне кажется, скрывались от налогов на имущество. Спустя три года старый собственник заявил свои права, но было уже поздно — прошел срок исковой давности. Еще по одному дому в деревне Нокола идет переписка.

В Каргополе нет проблем с домами на продажу и земельными участками, приезжайте, покупайте. Потому заброшенные дома особо не интересуют, по ним больше хлопот. Сложно с домами-памятниками истории и культуры, но их немного».

Глава МО «Плесецкий муниципальный район» Игорь Арсентьев:

«Как выморочное имущество мы приняли здание в поселке Летнеозерский, которое местные жители приглядели, чтобы устроить клуб. Правда, нашелся собственник, сейчас ведутся переговоры о купле-продаже. Администрация работает с выморочным имуществом, когда приходит заинтересованный человек. Есть обращения, что такой-то участок или дом брошен, они поступают из поселений на территории Кенозерского национального парка. Участки там очень востребованы, и в год оттуда приходит по нескольку заявлений. Но в национальных парках вопросы строительства и землепользования решаются в Минприроды РФ, и документы ходят годами. Это большая проблема жителей кенозерских деревень, и не столько по выморочному имуществу, а по строительству на территории. Мне кажется, администрация Кенозерского парка заняла агрессивную позицию, чтобы не допускать изменений».

Глава МО «Приморский муниципальный район» Валентина Рудкина:

«За все время с 2001 года, когда пришла на район, как «выморочное» были оформлены и проданы два дома — в Лисестрово и в Заручье на Андриановом острове. Выморочное имущество — это конфликты, а в деревнях их не любят. Иногда в островных деревнях стоят заброшенные дома, но у них есть владельцы — вплоть до Москвы. Приедут, заколотят окна и снова уедут. По сравнению с другими районами брошенные дома у нас встречаются редко. Было много в районе заброшенных строений Минобороны РФ, но военные передали недвижимость, некоторые строения мы выставили как площадку для инвестиционных проектов по бизнесу, некоторые, как дом в Катунино, продаем с торгов».

Работа ведется, но ограниченная приходящими заявителями, которых один-два и обчелся. Практически никто не знает, что «выморочное имущество» может обрести нового хозяина, а кто догадывается — не решается без внешнего импульса.

Областным властям для оживления слабых деревень, избавления от руин на обочинах федеральных шоссе надо включить работу с «выморочным имуществом» в критерии оценки глав районов. Областным властям полезно рассказывать в федеральных СМИ о красотах природы, возможности за несколько часов доехать и провести выходные в своем деревенском доме. Главы районов проведут инвентаризацию заброшенных домов и участков, составят реестр наиболее привлекательных — в нуждающихся в «укреплении» деревнях — и опубликуют их для поиска новых владельцев. А в районных газетах надо объяснять местным жителям, как получить «выморочное имущество», для начала перепечатав статью «Российской газеты».

Выбор читателя

Топ недели